Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Когда кончится война, это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)


Использовано фото: Хейди Лахтинен. Жизнь, которую у нас отняли: Алайза в Финляндии в одной из своих командировок.

Основные темы этого журнала:
-- Уголовное дело, сфабрикованное против нас
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь

Повороты в деле Евгении Шестаевой

Женя Шестаева – та самая девушка-бизнесвумен, которой подбросили наркотик в сумочку на станции метро «Отрадное». Так о ней говорят сейчас. Как же было это на самом деле, точно и более подробно, можно видеть по ссылкам ниже (это только часть публикаций, посвящённых этому возмутительному, но притом, увы, рядовому сфабрикованному делу):


Бизнес-леди хотят посадить на 20 лет с нарушением закона
«Это Клондайк». 6 историй о том, как полиция устраивает провокации по 228 статье (хранение, сбыт наркотиков)
Войти в метро и выжить: возможно ли?
Репортаж канала «Утро России» о Евгении Шестаевой
"Крестная дочь Пабло Эскобара" или где свет в конце тонеля?!
Прекрасные люди в жестокой бездушной системе
Общий анализ дела за 15 минут
Спуститься в метро и пропасть на восемь лет

У нас есть возможность показать Постановление Бутырского районного суда г.Москвы о возвращении уголовного дела прокурору, от 13 июля 2017 года. В настоящий момент оно обжаловано. Документ примечателен тем, что, признав сфабрикованность дела в отношении Евгении Шестаевой, суд первой инстанции не только не выносит оправдательного приговора, но даже не меняет меру пресечения, оставляя жертву под арестом в СИЗО на ближайшие три месяца.

Тем не менее, этот документ многие считают победой. Все судебные решения в отношении Евгении Шестаевой сейчас отменены, а обвинительное заключение признано неудовлетворительно обоснованным. Статус Евгении снова сменился с «осуждённой» на «подозреваемую»

Коротко напомним, что случилось. Провокация против Евгении была осуществлена в 2015 году. Девушку задержали в метро во время деловой встречи, и – на несколько суток лишили всякой связи с внешним миром (близкие, родные её разыскивали). Впоследствии то, что с ней происходило, восстанавливали по крупицам информации. Евгения Шестаева была найдена родственниками в СИЗО-6 уже в качестве обвиняемой в сбыте наркотического вещества в особо крупном размере.

Несмотря на грубейшие нарушения в уголовном деле, 12.04.2016 Евгения Шестаева была приговорена к 13 годам колонии. Апелляционный суд снизил этот срок до 8 лет – с одной непомерной цифры на другую. Евгения была этапирована в одну из колоний Нижегородской области. Как видно из приведённых выше ссылок, всё это время мама девушки, Светлана Шестаева, ни на минуту не прекращала борьбу за оправдание дочери. Она действовала всеми предусмотренными законом способами.

К весне 2017 года обращения Светланы в ряд государственных органов, а также публикации в прессе получили отклик. Обратив, наконец, внимание на аргументы защиты, кассационные жалобы на приговор Евгении Шестаевой подали, помимо адвокатов, еще и Уполномоченный по правам человека в РФ и Прокуратура Москвы.

23 мая 2017 года Московский городской суд третьей инстанции одним постановлением отменил приговор Евгении Шестаевой и его вступление в законную силу. Дело было возвращено в суд первой инстанции для повторного рассмотрения в ином составе суда. Статус Евгении изменился с «осуждённой» на «обвиняемую». Для неё самой это, впрочем, означало всего лишь перевод из нижегородской колонии в московский СИЗО

13 июля 2017 года состоялось новое заседание Бутырского городского суда по рассмотрению дела Евгении Шестаевой. Результат публикуется ниже. В документе достаточно подробно изложены основания, по которым суд не может вынести обвинительный приговор. В нём указано, что: «данные обстоятельства свидетельствуют о том, что по делу допущено существенное нарушение норм УПК РФ – права на защиту обвиняемой Шестаевой Е.Ю., — и ставят под сомнение допустимость доказательств, положенных в основу доказательств обвинения».


Тем удивительнее, что даже ходатайства защиты и самой Евгении об изменении меры пресечения были отклонены. На какой-то миг заседание сделалось похожим на классический судебный спектакль по продлению срока содержания под стражей – «продлёнку», как это называется на тюремно-полицейском жаргоне.

Женя Шестаева снова приговорена к трём месяцам тюрьмы – на весьма туманных основаниях.

Что дальше?
Мы ведь тоже прошли через подобное. В 2015 году приговор по делу Алексндра Ионова был аналогичным образом отменён. Мы тогда считали это победой. Но потом оказалось, что это – не более чем шаг назад, как у людоеда, которому ткнули в морду горящим факелом. Получив назад уголовное дело в отношении Александра Ионова для нового рассмотрения, Химкинский городской суд в ответ на указания свыше сделал вид, что никакой фальсификации не было – а вышестоящий суд на этот раз сделал вид, что ничего не замечает. Если закон требует оправдания обвиняемого, и его уже никак не обойти -- тем хуже для закона. Его отодвигают в сторону, как ненужную пыль.

Так вот и теперь людоед не убит и, возможно, даже не ранен. Он всё так же силён, беспощаден, ненасытен. И взбешён таким неожиданным для него сопротивлением.

До сих пор ни одно пересмотренное сфабрикованное дело, даже при самых очевидных доказательствах фальсификаций, не завершилось оправданием пострадавшего.

По этим причинам я боюсь называть отмену неправосудных решений победой. Это может быть шагом к победе. Может и не быть. Мы не знаем!

Мы не знаем, что будет сделано теперь с возращённым в прокуратуру уголовным делом. Что с ним вообще можно сделать?

Куда денутся протоколы, якобы, допросов Евгении Шестаевой, скреплённые её поддельными подписями – протоколы, которые она не только не подписывала, но, по-видимому, даже не читала? Документы, изучать которые следовало бы в рамках совсем другого уголовного дела – а именно, дела в отношении фальсификаторов, отправивших невиновного человека за решётку?

Куда денутся экспертизы «вещества», которое не оказалось наркотиком?
Чем и как можно теперь обосновать обвинение, если всё в нём строится на недопустимых «доказательствах»?
Наконец, из каких соображений выбран срок ареста – три месяца? Кому именно предоставлен этот срок, и для чего?

Я была в заседании Бутырского суда 13 июля. Оно прошло грустно и напряжённо. В присутствии прессы и множества зрителей судья Ненашева С.А. была грамотна, внимательна и корректна. Она зачитывала документы чётко, ясно, громко, ничего не бубнила под нос, в чём нередко упрекают судей. Она выслушала пространные и содержательные выступления защиты и самой Евгении, почти не перебивая. Не признать несостоятельность обвинения был невозможно. Только государственный обвинитель Березовский М.Е., представляющий ту самую прокуратуру Московского метрополитена, в безнадёжном меньшинстве повторял, как попка, что виновность Евгении Шестаевой доказана.

У присутствующих осталось стойкое впечатление несамостоятельности принятого судьёй решения.

Добро пожаловать в ад

ФСИН (федеральная служба исполнения наказаний) – одно из самых лживых ведомств. Оно распространяет немало информации, благодаря чему на первый взгляд выглядит довольно открытым. Но ничему из того, что официально сообщает это ведомство, верить нельзя. В моей практике не было случаев, чтобы, поверив какой-либо официальной информации, исходящей от учреждений ФСИН, я горько не пожалела бы об этом.

Ложь на лжи и ложью погоняет. Например, нигде не говорится, что задача ФСИН – всячески терзать и мучить родственников заключённых. Ведомство придерживается мнения, что мать, породившая осуждённого, заслуживает самой суровой кары. Не меньшего заслуживает жена, осмелившаяся выйти замуж за того, кто назначен в преступники. (Вариант: посмевшая его не бросить после оглашения приговора или раньше.) Этим людям ФСИН стремится причинить максимум изощрённых страданий. Причём ни из каких официальных документов это не следует.
Или следует, но в это надо тщательно вникать, чтобы увидеть.

Например, формально режим колонии-поселения не ограничивает количество свиданий и передач. Человек незнающий скажет вам, что колония-поселение – это вообще не беда, а так, детский сад, пионерский лагерь.
Более того, это скажут вам и в центральном аппарате ФСИН, то есть там, где сложно сотрудников заподозрить в незнании.


Но фактически -- карта перед вами. Вот весь этот путь я должна преодолевать без общественного транспорта, без денег, без автомобиля, без помощи. Совершенно одна, зная, что дома тоскует моя семья – две собаки, которых мы завели до того, как Катя Щербакова оклеветала Александра Ионова. Ослепшая от горя Алайза и Аська, которая уже два года не видела дрессировочной площадки. Мы боролись за спортивный результат, радовались победам, досадовали на поражения. Мы подавали надежды. Но… Что я вам тут пишу? Кому, вообще, какое дело до каких-то там собак?
Ишь, какие неженки, собак им подавай! Может, вы ещё и детей завести хотели???

При этом формально общественный транспорт там есть. Хотя Яндекс заявляет, что нет. Он считает только автомобильную дорогу, и выдаёт – 300 км и пять часов пути. Это только в один конец. Туда и обратно – стало быть, 10. Полный рабочий день водителя. Только на бензин – затраты 2-3 тысячи рублей. Для большой семьи с умеренным достатком, с личным авто это, может быть, и нормально. Но увы, не для стариков и не для женщин за 50, оставшихся одинокими.

Так вот, про общественный транспорт. Междугородний автобус «Москва—Скопин» делает 4 рейса в сутки. Он тоже более 5 часов в пути. То есть, выехав первым рейсом, вы достигнете города к обеду. Но колония – посёлок «Комсомольский» (издевательское напоминание о временах СССР, когда люди гордились трудом и имели права!) – расположена ещё в 20 километрах от города. Туда несколько раз в сутки ходит переполненная маршрутка, расписание которой никак не привязано к прибытиям автобуса.

Из Скопина в Москву автобусы уходят лишь утром и днём. Вечерних рейсов нет. Единственная возможность уехать автобусом после свидания – где-то ждать до утра. В колонии на то, куда вам податься, разумеется, всем наплевать. Свидание закончится, и вас просто вытолкнут в чисто поле. Это говорится в буквальном смысле слова. Там вокруг колонии поля, поля…
Родила осУжденного – умри, собака. Вышла замуж – то же самое.

Есть службы Интернет-подбора и поиска попутчиков. Но найти попутчика на полный маршрут, да ещё на нужное время, невозможно. Можно – на какой-то кусок, только первую часть маршрута. Дальше ты вообще не знаешь, где в какое время окажешься. Чем дальше от Москвы, тем безлюднее дорога, тем меньше у людей интернета и желания им пользоваться.
Не говора о том, что бла-бла-кар вообще-то создан для людей, желающих заработать. Но на нас, увы, заработать не получится.

Наконец, последнее. Предвижу не заданный вслух вопрос: зачем тебе это?
Здесь ответа нет. В правовой плоскости ответить проще. Видеться с ближайшими родственниками, создать и сохранить семью – вообще-то, законное право любого человека. Оно признано не только российским, но и международным законом. Впрочем, в нашей стране оно признано чисто формально, как показано выше. Признано, но не обеспечено – это называется так.

Что касается остальных досужих вопросов, то ответить я не смогу. Есть вещи, которые объяснять либо не нужно – либо уже бесполезно объяснять.



Дело Виктора Гибадуллина

Предприниматель Виктор Гибадуллин осуждён Коптевским судом г.Москвы на 8 лет лишения свободы за то, что, по версии следствия, приобрёл квартиру у трупа. Как подобное стало возможно? Смотрите ниже.



Сделка между Виктором Гибадуллиным и (на тот момент живым-невредимым) собственником квартиры Валерием Борщовым состоялась 20 апреля 2012 года. Но 28 апреля труп гражданина Борщова с огнестрельным ранением в голову был выловлен из канала им. Москвы между городами Химки и Долгопрудный.

Это – практически вся (!!!) достоверная информация, содержащаяся в деле. Остальное -- туманные домыслы, неопределённые предположения, свидетельские показания ни о чём и экспертизы с точностью плюс-минус десятки недель. как сказано в документах.

Наиболее логичным объяснением было бы то, что Виктор Гибадуллин всего лишь купил квартиру. Как видно из обстоятельств дела, поведение продавца квартиры его насторожило, но недостаточно сильно. Стоимость квартиры была привлекательной, а в личные проблемы её продавца Виктор предпочёл не вникать. Состоялась сделка, после которой можно было бы поставить точку. Но российское правосудие не ищет лёгких путей.

Приговор публикуется ниже (страницы кликабельны). Он выразителен сам по себе, без комментариев. Из приговора убрана (затушёвана) информация личного характера, разглашение которой нежелательно, а неразглашение не влияет на восприятие дела в целом.

Удивительно, но приговор вынесен без выяснения важнейших, ключевых обстоятельств дела. Лежат на поверхности вопросы, на которые так и не получен ответ:
Вопросы по делуCollapse )

На сём пока закончу. Приговор подан, прошу к столу! Кто-то скажет, наверное, что это -- очередной пример невероятной разнузданности наших судов. Увы, я не нахожу в себе сил поспорить с таким выводом.

Читать приговор полностьюCollapse )


Мы осваиваем язык плаката

Идея сделать каждому невинно осуждённому по такому плакату возникла спонтанно на проспекте Сахарова в Москве.

Под катом -- ещё несколько плакатов. Это только малая часть галереи. Всего плакатов -- около 50, и это число растёт.
Смотреть галереюCollapse )

Нам снова начинают мстить

Итак, начинается новый этап тюремной жизни для нашей маленькой семьи.
Дело одно, а тюремный срок -- уже третий. Ну никак они не могут доказать виновность Ионова. Это-то понятно -- нельзя доказать то, чего нет. Но признать свою неправоту не могут тем более. Как было показано чуть раньше, крысы не признают своих ошибок никогда.

Привожу два документа: заявление и ответ на него.


Ответ кажется вежливым, но его смысл ужасен. Из него очевидно следует, что нашего мужа и сына собираются этапировать за пределы Московской области. Причём это пытаются выдать чуть ли не за наше собственное пожелание. Только сравните, о чём прошу я и что мне отвечают!

Если бы прямо написали: плевать нам на ваших инвалидов, пусть подыхают -- это было бы по крайней мере честно.

Разумеется, ничего другого мы и не ожидали, но впечатляет иезуитская ложь ответа.
Стало быть, приключения начинаются. Добро пожаловать в ад.

Митинг. Впечатления. Письмо


Проспект Сахарова – очень неуютное место. Даже немного жутковатое. Если двигаться пешком от трёх вокзалов, например, до Красных Ворот, то это будет самая безлюдная часть пути. Это место широко и пусто, окружено высокими коробками административных зданий. В нём нет ничего, что привлекало бы горожан – ни магазинов, ни уютных кафе, ни зелени. Этакий огромный каменный ящик, который, если перекрыть с двух концов – то и не выберешься, и произойти может всё, что угодно, при полном отсутствии случайных прохожих или свидетелей. Только те – и эти, никого больше. Хотя тех и этих достаточно много, счёт на сотни, тысячи. Впрочем, так ли много по московским меркам? Лучшего места для митинга, по мнению московских властей, вероятно, и не найти.

Отчётов о митинге в сети достаточно, дам только ссылки. Примерно так это выглядело.
-- видеорепораж компании freedom
-- митинг прозревших пенсионеров
-- репортаж русской службы BBC

Одним из самых популярных персонажей на митинге был Вячеслав Мальцев. Ниже публикую своё письмо ему.

письмо по впечатлениям 6 маяCollapse )

Сфабрикованное дело против Евгении Шестаевой -- общий анализ за 15 минут

Хочется, чтобы как можно больше зрителей увидели это.
Я прекрасно понимаю тех, кто боится этой темы. Сфабрикованные дела -- снова и снова. Это страшно, дико, несправедливо. Понимаю, что невольно выползает подленькая, спасительная мысль: это неспроста... о чём-то она умалчивает... просто так ничего не бывает... рыльце-то в пушку наверное... наверняка что-то было!

Нет, друзья. Не было. И по этому делу, как по нашему, тоже достаточно открытой информации в инете, чтобы убедиться в его полной сфабрикованности.

Почему не освобождают невинно осуждённых?



И всё-таки – почему граждан, осуждённых в результате фальсификации, никогда не освобождают?
Ильдар Дадин и Евгения Чудновец не в счёт. В их делах были не фальсификации, а только несправедливые решения судов. Реальные обстоятельства событий, ставших предметом судебного разбирательства, никто не оспаривал.

Но в любом из множества случаев, когда в основе дела лежат преступления следователей, «правоохранительная» система намертво стоит на своём. Даже если фальсификации очевидны. Даже если они становятся достоянием общественности. Что ж, тем очевиднее той же общественности делаются ложь и наглые отписки от любых инстанций, хотя бы и самого высокого уровня.

ещё о современной ситуацииCollapse )
Крысы высшего ранга никогда не меняют своих решений.

Крыса – вообще животное-парадокс. Это существо наделено душой и интеллектом крупного зверя, такого, как, например, собака. Но при этом крыса – слабое животное, с небольшим запасом жизненных сил и короткой жизнью. Именно слабак всегда стремится быть и выглядеть сильным – и считает, что отступать нельзя ни в какой ситуации. Чего бы это ни стоило, и как бы нелепо не выглядело. Сильный лидер в человеческом обществе -- реальный хозяин своего слова, слабый же -- в обществе крысином -- заложник собственного решения.

чем это вызваноCollapse )

Здесь по ссыке видео с Люрексом и моя первая заметка о том, что такое альфа-самец и чем он отличается от вожака стаи.
Замечательный был зверь… Мне тогда часто говорили: для чего держать такое гадкое серое чудовище? Но меня он ни разу не кусал. Может, потому, что я умела с ним обращаться? Более того, я получила от Люрекса выводок, и одним из его сыновей оказался Гачек, маленький скульптор, вложивший в единственную работу всю свою жизнь.

Как-нибудь потом расскажу о Люрексе больше. Это будет намного приятнее, чем писать про двуногих крыс (следователей), фальсификации и тюрьму. Лишь бы только дожить до конца этой войны…