msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Жуть ментовская

К этому нельзя приготовиться. Можно сколько угодно читать про Ильдара Дадина, Романа Урываева, Евгению Шестаеву, Евгению Чудновец и других. Можно раз за разом представлять себе, как будешь вести себя в момент обыска, допроса, пытки. Можно выучить инструкции о том, что нужно проверить, записать, сфотографировать, кому и куда позвонить.

Но потом окажется, что вы их даже не запомнили. В момент нападения в подъезде они  выглядят примерно так:


Это очень страшно. До паники. Умно и расчётливо выбран момент, когда сумки оттягивают руки, когда остался шаг до квартирной двери. А знаете, как они предъявляют удостоверения? Им тыкают в лицо, грубо нарушая личное пространство. Разобрать там что-то невозможно. На то и расчёт. Паника. Шок.

В голове стучит: Они фабрикуют дела. Нельзя оставаться наедине. Нельзя никуда проходить или тем более проезжать. Только при свидетелях! На улицу. К людям!

Я рванулась вниз. Никогда не думала, что способна так кричать.
Настигли перед самой дверью подъезда. Вывернули руки, отобрали мобильный телефон. Но это дало мне возможность выскочить на улицу.

При свидетелях -- их словно подменили. Телефон вернули. И никаких рук. Зато заявление -- громко, на публику:
-- Она защищает осУжденного, который изнасиловал собственную сестру.
УК РФ, Статья 128.1. ч. 3. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, ...  ч. 4 Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, - наказывается…
 Да ничем она не наказывается! На данный момент клевета производит вполне ожидаемый эффект. Редкие прохожие сразу же ускоряют шаг. Кто-то из них с ребёнком. Их можно понять.

-- Кто это у вас – осУжденный?
Они не заставят меня понимать тюремную феню. Правильно, по-русски, говорят – осуждённый. И никак иначе. Они хотят заставить говорить на тюремном жаргоне всю нашу страну. Думаю, что всё-таки это у них не получится.
-- Я вам организую 15 суток!
-- И пусть ваши собаки там ссутся, срутся и подыхают!
-- Дверь вы будете восстанавливать за свой счёт!


Это был длинный разговор. Я его не помню. Имел ли он значение? Не знаю. Словно пауки, «менты» всегда нуждаются в укромных уголках для расправ над своими жертвами. Подошли соседи, знакомые. В их присутствии общение со мной потеряло для оборотней смысл.

Дома я отправляю в стирку всё, что на мне было – от куртки до белья. Лезу в душ. Меня бьёт озноб. Не могу согреться… Так и не смогла ведь, проходив неделю с температурой под сорок – а собакам надо гулять, ничего не поделаешь. Интересно так мы гуляли – от лавочки до лавочки. Пройду метров пять – посижу, а собаки всё понимают, ждут.

Через день после всего описанного состоялась первая встреча группы «Свободу невинно осуждённым». И всё же я в ней участвовала! Но это уже другая история.

Tags: полиция, хроника беспредела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments