msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Дежурная часть. Похищение. Суд

Сейчас пишу меньше, чем хотелось бы. Не хватает сил. Думала прилечь на 15 минут – а открыла глаза, и утро, и собаки молча сидят у кровати, ждут.

Я кидалась под каждую подъезжавшую к воротам машину. За ним? Не за ним? У ментов лощёные откормленные лица и манера говорить через губу. На новеньких машинках ни пятна ржавчины. Форма с иголочки. Хотя, говорят, свиней тоже обильно кормят, прежде чем…

Так прошло несколько часов. Накануне вечером мне сообщили, что он проведёт ночь в камере, а утром за ним приедут – спрашивайте! Вот я и пыталась спросить -- каждого, кто заходил, заезжал. За ограду меня, естественно, не пускали. – У нас тут не зал ожидания, -- вежливо огрызалась по телефону вежливая дежурная.

На улице пронизывающий ветер, дождь. Промёрзла до костей. Ноги уже не чувствовались. Классика жанра.

Я ждала и зря, и не зря. Зря – поскольку мне так ничего и не сказали. И не зря – потому что всё-таки нам удалось увидеть друг друга.
Автомобиль попёр на меня, едва не сбив с ног. Алекс видел меня с заднего сиденья. Я его в тот момент не видела, потому что сзади – наглухо тонированные чёрные стёкла. Но мне удалось увидеть его раньше – издали, когда все трое садились в машину.

Всё это напоминало похищение – правда, непонятно, с какой целью.

Поехала домой через всю Москву. Пока по Москве – это так, ещё цветочки. Потом будет сложнее. Телефонный звонок застаёт меня почти у самого дома. Ему удалось выйти на связь – из Кунцевского суда.
Почему именно из Кунцевского? Абсурд продолжается. Вывожу ненадолго собак, мчусь туда.

Нас выручила неповоротливость суда. Все суды такие. Назначат заседание на десять утра, и глядишь – к полудню начнут. Вот я и успела – хотя прошла, кажется, вечность…

Так последний раз мы сидели плечом к плечу – в коридоре суда, на лавке, под злобными взглядами охранника. Того самого, который таранил меня автомашиной. Мне он, разумеется, не представился. Суд – последний островок мирной жизни. Там гражданские лица вокруг, не понимающие, что на их глазах происходит. Потому-то Алексу и удалось мне позвонить. Запретить это на глазах мирных свидетелей, на их же глазах запретить нам сесть рядом охрана не могла. Упыри трусливы, они ждут своего часа.

Для чего вообще нужен был суд? Вероятно, в этом спектакле сменить меру пресечения (взять под стражу) можно только по решению суда. Суд карманный, но это уже никого не волнует, даже нас. Мы не сопротивлялись. Ведь мы же и на самом деле пропустили повестку, значит, виноваты.

Всё, что Алексу удалось взять с собой – это пластиковую бутылку воды. Не позволили взять вещи, даже самую малость самого необходимо. Мне сказали: завтра привезёте в СИЗО. Знала бы я только, что кроется за этим завтра!

Tags: тюрьма, хроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments