msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Повороты в деле Евгении Шестаевой

Женя Шестаева – та самая девушка-бизнесвумен, которой подбросили наркотик в сумочку на станции метро «Отрадное». Так о ней говорят сейчас. Как же было это на самом деле, точно и более подробно, можно видеть по ссылкам ниже (это только часть публикаций, посвящённых этому возмутительному, но притом, увы, рядовому сфабрикованному делу):


Бизнес-леди хотят посадить на 20 лет с нарушением закона
«Это Клондайк». 6 историй о том, как полиция устраивает провокации по 228 статье (хранение, сбыт наркотиков)
Войти в метро и выжить: возможно ли?
Репортаж канала «Утро России» о Евгении Шестаевой
"Крестная дочь Пабло Эскобара" или где свет в конце тонеля?!
Прекрасные люди в жестокой бездушной системе
Общий анализ дела за 15 минут
Спуститься в метро и пропасть на восемь лет

У нас есть возможность показать Постановление Бутырского районного суда г.Москвы о возвращении уголовного дела прокурору, от 13 июля 2017 года. В настоящий момент оно обжаловано. Документ примечателен тем, что, признав сфабрикованность дела в отношении Евгении Шестаевой, суд первой инстанции не только не выносит оправдательного приговора, но даже не меняет меру пресечения, оставляя жертву под арестом в СИЗО на ближайшие три месяца.

Тем не менее, этот документ многие считают победой. Все судебные решения в отношении Евгении Шестаевой сейчас отменены, а обвинительное заключение признано неудовлетворительно обоснованным. Статус Евгении снова сменился с «осуждённой» на «подозреваемую»

Коротко напомним, что случилось. Провокация против Евгении была осуществлена в 2015 году. Девушку задержали в метро во время деловой встречи, и – на несколько суток лишили всякой связи с внешним миром (близкие, родные её разыскивали). Впоследствии то, что с ней происходило, восстанавливали по крупицам информации. Евгения Шестаева была найдена родственниками в СИЗО-6 уже в качестве обвиняемой в сбыте наркотического вещества в особо крупном размере.

Несмотря на грубейшие нарушения в уголовном деле, 12.04.2016 Евгения Шестаева была приговорена к 13 годам колонии. Апелляционный суд снизил этот срок до 8 лет – с одной непомерной цифры на другую. Евгения была этапирована в одну из колоний Нижегородской области. Как видно из приведённых выше ссылок, всё это время мама девушки, Светлана Шестаева, ни на минуту не прекращала борьбу за оправдание дочери. Она действовала всеми предусмотренными законом способами.

К весне 2017 года обращения Светланы в ряд государственных органов, а также публикации в прессе получили отклик. Обратив, наконец, внимание на аргументы защиты, кассационные жалобы на приговор Евгении Шестаевой подали, помимо адвокатов, еще и Уполномоченный по правам человека в РФ и Прокуратура Москвы.

23 мая 2017 года Московский городской суд третьей инстанции одним постановлением отменил приговор Евгении Шестаевой и его вступление в законную силу. Дело было возвращено в суд первой инстанции для повторного рассмотрения в ином составе суда. Статус Евгении изменился с «осуждённой» на «обвиняемую». Для неё самой это, впрочем, означало всего лишь перевод из нижегородской колонии в московский СИЗО

13 июля 2017 года состоялось новое заседание Бутырского городского суда по рассмотрению дела Евгении Шестаевой. Результат публикуется ниже. В документе достаточно подробно изложены основания, по которым суд не может вынести обвинительный приговор. В нём указано, что: «данные обстоятельства свидетельствуют о том, что по делу допущено существенное нарушение норм УПК РФ – права на защиту обвиняемой Шестаевой Е.Ю., — и ставят под сомнение допустимость доказательств, положенных в основу доказательств обвинения».


Тем удивительнее, что даже ходатайства защиты и самой Евгении об изменении меры пресечения были отклонены. На какой-то миг заседание сделалось похожим на классический судебный спектакль по продлению срока содержания под стражей – «продлёнку», как это называется на тюремно-полицейском жаргоне.

Женя Шестаева снова приговорена к трём месяцам тюрьмы – на весьма туманных основаниях.

Что дальше?
Мы ведь тоже прошли через подобное. В 2015 году приговор по делу Алексндра Ионова был аналогичным образом отменён. Мы тогда считали это победой. Но потом оказалось, что это – не более чем шаг назад, как у людоеда, которому ткнули в морду горящим факелом. Получив назад уголовное дело в отношении Александра Ионова для нового рассмотрения, Химкинский городской суд в ответ на указания свыше сделал вид, что никакой фальсификации не было – а вышестоящий суд на этот раз сделал вид, что ничего не замечает. Если закон требует оправдания обвиняемого, и его уже никак не обойти -- тем хуже для закона. Его отодвигают в сторону, как ненужную пыль.

Так вот и теперь людоед не убит и, возможно, даже не ранен. Он всё так же силён, беспощаден, ненасытен. И взбешён таким неожиданным для него сопротивлением.

До сих пор ни одно пересмотренное сфабрикованное дело, даже при самых очевидных доказательствах фальсификаций, не завершилось оправданием пострадавшего.

По этим причинам я боюсь называть отмену неправосудных решений победой. Это может быть шагом к победе. Может и не быть. Мы не знаем!

Мы не знаем, что будет сделано теперь с возращённым в прокуратуру уголовным делом. Что с ним вообще можно сделать?

Куда денутся протоколы, якобы, допросов Евгении Шестаевой, скреплённые её поддельными подписями – протоколы, которые она не только не подписывала, но, по-видимому, даже не читала? Документы, изучать которые следовало бы в рамках совсем другого уголовного дела – а именно, дела в отношении фальсификаторов, отправивших невиновного человека за решётку?

Куда денутся экспертизы «вещества», которое не оказалось наркотиком?
Чем и как можно теперь обосновать обвинение, если всё в нём строится на недопустимых «доказательствах»?
Наконец, из каких соображений выбран срок ареста – три месяца? Кому именно предоставлен этот срок, и для чего?

Я была в заседании Бутырского суда 13 июля. Оно прошло грустно и напряжённо. В присутствии прессы и множества зрителей судья Ненашева С.А. была грамотна, внимательна и корректна. Она зачитывала документы чётко, ясно, громко, ничего не бубнила под нос, в чём нередко упрекают судей. Она выслушала пространные и содержательные выступления защиты и самой Евгении, почти не перебивая. Не признать несостоятельность обвинения был невозможно. Только государственный обвинитель Березовский М.Е., представляющий ту самую прокуратуру Московского метрополитена, в безнадёжном меньшинстве повторял, как попка, что виновность Евгении Шестаевой доказана.

У присутствующих осталось стойкое впечатление несамостоятельности принятого судьёй решения.

Tags: возврат прокурору, дело Евгении Шестаевой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments