msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Дело Виктора Гибадуллина с другой точки зрения

О деле Гибадуллина только и скажешь: сюр какой-то. Напомню, что Виктор Гибадуллин купил квартиру. С продавцом квартиры сразу после этого случилась беда, но Виктор, как человек посторонний, ничего об этом не знал. Несмотря на то, что сделка была совершена законно, с участием риэлтора и двух нотариусов, правоохранительные органы придумали фантастическую историю о покупке квартиры у мертвеца. Полное отсутствие доказательств их не смутило, и карманный суд отправил покупателя за решётку на восемь лет.

В это было бы невозможно поверить, но приговор налицо. Между тем, если посмотреть на то же дело  другой стороны, то оно окажется не фантастическим, а совершенно естественным.

Потому что это ведь мы человечески глазами смотрели. А если взглянуть глазами следствия?
В деле два убийства. Оба они так и не раскрыты.

Посмотрите на даты: убийство Борщева произошло в конце апреля 2012 года. Вскоре после этого задержан Виктор Гибадуллин. Осудили же его только 11.05.2016, то есть четыре года спустя. Что делало следствие всё это время?

Публикуемый документ – Постановление Химкинского следователя Бадаева С.Б. о выделении уголовного дела. По существу оно аналогично Постановлению о прекращении уголовного преследования в части, выданному на-гора следователем Лубенским А.Ю. в отношении Александра Ионова. На сей раз документ перед нами весьма лукавый, и воспринимать его следует с осторожностью. Основной его смысл – в следующих двух абзацах:
-- В настоящее время следствие не располагает достаточными доказательствами, подтверждающими причастность Гибадуллина В.В. к убийству Борщева В.Л., в связи с чем уголовное преследование Гибадуллина В.В. по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ на данной стадии расследования не представляется возможным.
-- Несмотря на принятые следствием меры, лицо, причастное к совершению убийства Борщева В.Л., до настоящего времени не установлено.




Вот он, ключ ко всему делу! Современные ноу-хау, которыми располагает российское следствие, не имеют ничего общего с розыском и поимкой преступников. Вместо этого первой задачей следствия является выбор наиболее подходящей кандидатуры для дальнейшей «разработки». На сей раз выбор пал на Виктора – он, действительно, имел контакт с убитым незадолго до происшествия. Более того, сделка пахла деньгами, а значит, наживой. Да и сам Виктор на тот момент, хоть и не имел уже собственного бизнеса, но имел высокооплачиваемую работу и кое-какую соблазнительную собственность, которую можно было «отжать» в ходе следственных действий.

Как и Александра Ионова, Виктора швыряют в СИЗО и начинают «разрабатывать». Когда выясняется его полная непричастность к убийству, отступать поздно. Виктор Гибадуллин уже провёл в СИЗО почти год. Признавать его невиновным – значит, расписаться в несостоятельности, да ещё и запустить процесс реабилитации с выплатой компенсаций. А последнее немыслимо в условиях современной «правоохранительной» практики (тот, кто не согласен, пусть приведёт мне хоть один пример, когда рядового гражданина выпустили из СИЗО через год с выплатой компенсаций и извинениями).

Виктора Гибадуллина следовало обязательно обвинить и осудить. Хоть за что-нибудь. Как угодно. Любой ценой.

Что и было сделано.

А два нераскрытых убийства -– что о них теперь вспоминать? Кому интересны такие мелочи? Всё равно молодцы –- «мошенника» посадили.

Tags: дело Виктора Гибадуллина, другие уг. дела Химкинского СО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 2 comments