msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Слово на суде

Это текст устного выступления Александра Ионова на заседании апелляционного суда 08 сентября 2015 года. По ходатайству обвиняемого данный текст приобщён к делу. В нём, наверное, уже нет ничего нового – просто осмысление уже известных читателю фактов, сведённых воедино.

С тех пор, как судья Химкинского городского суда Морозова Е.Е. активно практиковала искажения протоколов судебных заседаний, Ионов взял за правило предоставлять свои выступления суду в письменном виде. Так он поступил на заседании апелляционного суда 26 февраля 2015 года, так же поступил и теперь.

Вот вся эта речь – практически без сокращений.

   Уважаемый суд!

   В своей апелляционной жалобе на приговор Химкинского городского суда Московской области от 18 декабря 2014 года я утверждаю, что фактические обстоятельства событий 15-16 сентября 2012 года судом не установлены и в приговоре изложены неверно. Это привело к вынесению несправедливого и незаконного приговора.

   Суд отклонил показания свидетеля Кадыкова Алексея Николаевича. По сути суд признал показания ложными. Но при этом свидетель не был привлечён к ответственности за дачу ложных показаний. Суд утверждал, будто показания свидетеля опровергаются некой совокупностью неких собранных судом доказательств. Но если провести анализ доказательств, приведённых судом, то видно, что фактически большинство из них доказательствами не являются и никакой совокупности доказательств нет.

   Ни один из свидетелей обвинения не является свидетелем вменяемого мне преступления. Все они свидетели каких-то других событий. Так свидетели Виноградова, Шевченко, Тренева, Данилюк, Соловьёва, Щербаков Владимир  Иванович и другие подтверждают факты, из которых никак не следует совершение мной преступления. Из их показаний следует, что все они узнали о якобы совершённом преступлении из одного источника – от Щербаковой Н.А. и её дочери, либо непосредственно, либо через других свидетелей или полицию.

   Документальные доказательства также сводятся к одному источнику, а именно к заявлениям, показаниям, объяснениям Щербаковой Н.А. и Врушкиной М.В.

   Все вещественные доказательства, кроме одного, не имеют отношения к делу и ничего не доказывают. Например, мне совершенно непонятны причины, по которым вещественным доказательством преступления названы чехлы с сидений моего автомобиля и моя одежда, в то время как на них не обнаружено никаких следов якобы совершённого преступления.

   Таким образом, приговор основан не на совокупности доказательств, а только на одном вещественном доказательстве и на заявлениях моей бывшей тёти Щербаковой Н.А. и моей двоюродной сестры Врушкиной М.В.

   При этом суд голословно заявляет, будто у Щербаковой Н.А. нет мотивов для оговора, основываясь только на утверждениях Щербаковой Н.А. и даже не пытаясь анализировать возможные мотивы, на которые в течение судебного следствия неоднократно указывали свидетели Ионова Н.И., Шевченко Г.И.

   Суд первой инстанции полностью игнорирует грубейшие противоречия в показаниях потерпевшей Врушкиной М.В. Потерпевшая утверждает, что с неё, спящей на заднем сиденье автомобиля, стянули (приспустили) джинсы так, что она не проснулась. Но проделать это с человеком, сидящем на заднем сиденье автомобиля, физически невозможно. Далее – я будто бы лежал рядом с ней и после полового акта отодвинулся. Куда? Мой рост - 187 см, длина сиденья - 141 см. Рост потерпевшей также выше, чем 141 см. Я не знаю, возможен ли вообще половой акт в таких условиях. Суд же, в свою очередь, этого обстоятельства не проверил. Как вообще там можно было лежать? Более того, после совершившегося полового акта, согласно показаниям потерпевшей, я заснул. То есть заснул в машине с нетонированными стёклами, стоящей на улице посреди дороги. Посмотрите на схему места преступления в деле - т. 1 л.д. 156 - это ясно видно - машина стоит поперёк дороги. На Сходне много укромных тихих мест, которые мне известны, я родился на Сходне. Мало того, согласно приговору я заснул прямо на месте преступления рядом с жертвой. Для этого нужно было быть либо полностью невменяемым, либо мертвецки пьяным. Ни на что подобное ни свидетели, ни экспертизы не указывают. Мне удивительно, каким образом суд мог не заметить такого абсурда, в то время как это заметили работники ФСИН на Нарвской, 15, которые имели доступ к приговору и бегло его просмотрели. Из приговора совершенно очевидно, что показания потерпевшей вымышлены от начала до конца.

   Единственной фактической основой приговора остаются результаты биологической и генетической экспертиз вещественного доказательства. При этом само вещественное доказательство утрачено либо уничтожено при не выясненных до конца обстоятельствах.

   Суд первой инстанции утверждает, что в результатах данных экспертиз нет оснований сомневаться, и только на этой основе выносит обвинительный приговор на срок, близкий к максимальному предусмотренному по данной статье.

   Я утверждаю, что в результатах данных экспертиз есть основания сомневаться.
   Первое - потому что эти результаты опровергаются всеми фактическими обстоятельствами дела, в том числе показаниями свидетеля Кадыкова А.Н.
   Кроме этого - остался без ответа ряд вопросов, связанных с появлением этого вещественного доказательства в деле.

   Мной так и не получен ответ на вопрос, почему вещественное доказательство появилось в деле только спустя три с половиной месяца после возбуждения уголовного дела и начала следственных действий. Это согласно материалам дела, фактически же прошло 6 месяцев. Всё это время, согласно объяснению законного представителя потерпевшей Щербаковой Н.А., трусы находились в её распоряжении. Почему она не предъявила их следствию? При этом Щербакова Н.А. выражала активную заинтересованность в моём осуждении. Это подтверждается заявлениями, написанными Щербаковой Н.А. в сентябре-октябре 2012 года, где она требует возбуждения уголовного дела против меня, заключения меня под стражу, пишет о вымышленной ею опасности для своей дочери. Но при всём этом Щербакова Н.А., якобы располагая вещественным доказательством, не предъявляет данного доказательства следствию. Вразумительного объяснения данному факту не получено. Казалось бы, ответы на эти и другие вопросы должны прозвучать в возражениях на апелляционные жалобы.

   14 августа 2015 года я, наконец, был ознакомлен с возражениями на мои апелляционные жалобы со стороны государственного обвинителя Солохиной О.В. и законного представителя потерпевшей, Щербаковой Н.А.

   Возражения законного представителя потерпевшей, Щербаковой Н.А., фактически являются не возражениями, а требованием оставить приговор в виде лишения меня свободы в силе. При этом возражения не подписаны самой потерпевшей, Врушкиной М.В. Отсюда следует, что её отношение к данному документу неизвестно.

   Возражения государственного обвинителя Солохиной О.В. носят формальный характер и вместо ответа на мои апелляционные жалобы просто повторяют формулировки приговора Химкинского городского суда от 18 декабря 2014 года, при этом аргументация сделанных выводов здесь и там отсутствует.

   Я полагаю, что вопрос о том, откуда взялась якобы моя сперма на трусах потерпевшей, нужно адресовать следователям Химкинского СО - Дорошенко и Лубенскому, а также экспертам Пёсиковой и Смагиной.

   В результате действий Щербаковой Н.А. и Врушкиной М.В., приведших к моему заключению под стражу и к длительному судебному процессу, мне был нанесён материальный, физический и моральный ущерб. Я потерял работу, где отработал 26 лет, начиная с распределения после окончания института в 1986 году. С 29 сентября 2012 года до настоящего времени я лишён возможности устроиться на постоянную работу и материально обеспечить свою семью.

   Я считаю, что приведённые судом первой инстанции аргументы не могут быть основанием для признания меня виновным, в том, чего я не совершал.
   Я утверждаю, что невиновен в совершении данного преступления и прошу отмены решения суда в части разрешения гражданского иска, а также отмены обвинительного и вынесения оправдательного приговора.

   Ионов А.В., 08 сентября 2015 года
Tags: #Московский областной суд, #Химкинский суд, документы по делу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments