msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Действительность наносит ответный удар

… И вот написанное им уже казалось Зегелькранцу не литературой, а грубым анонимным письмом, в котором подлая правда приправлена ухищрениями витиеватого слога. Его предпосылка, что следует воспроизводить жизнь с беспристрастной точностью, метод его, который ещё вчера мнился ему единственным способом навсегда задержать на странице мгновенный облик текучего времени – теперь казался ему чем-то до невозможности топорным и безвкусным. Он попытался утешить себя, что так грубо и гадко вышло потому, что он именно отступил от своих аккуратных правил, чуть-чуть передёрнул, переселил намеченных лиц из проклятого вагона в приёмную дантиста и что если бы он описал действительно пациентов ментонского зубного врача, Monseieur Lhomme, то в их число не попала бы эта ненужная чета. Утешение, впрочем, было фальшивое, литераторское, суть дела была важнее и отвратительнее: оказывалось, что жизнь мстит тому, кто пытается хоть на мгновение её запечатлеть, - она останавливается, вульгарным жестом уткнув руки в бока, словно говорит: «пожалуйста, любуйтесь, вот я какая, не пеняйте на меня, если это больно и противно».

Набоков. Камера обскура

Передо мной – заключение комиссии экспертов №387/а, сделанное по результатам амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетней Врушкиной Марии Владимировны, 27.03.1998 года рождения, потерпевшей в уголовном деле по обвинению Ионова А.В. по ст. 131 ч.3 п. «а» УК РФ. В скобках здесь же ещё добавлено, для полной окончательной ясности: в совершении изнасилования.

Впрочем, на данный момент мне не интересен результат амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы якобы потерпевшей от инженера Ионова девицы Врушкиной. Интересуют только даты.
Посмотрите на них!

1 октября 2012 года – возбуждено уголовное дело, Маша Врушкина признана потерпевшей;
18 апреля 2013 годадата проведения экспертизы;
Июль 2013 года – потерпевшая и её законный представитель отказываются от большей (самой неправдоподобной) части своих показаний;
17 января 2014 года – уголовное преследование обвиняемого по ст.131 УК РФ прекращено, но продолжается по ст. 134 УК РФ;
24 февраля 2014 года – создано обвинительное заключение;
18 декабря 2014 года – вынесен приговор по ч.1 ст.134 УК РФ;
Декабрь 2014 года – август 2015 года – осуждённый продолжает бороться, рассмотрены его апелляционные и кассационная жалобы, вышестоящий суд освобождает его из-под стражи;
08 сентября 2015 годаприговор отменён, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда.

А вот заключение экспертизы осталось. Оно открывается четырьмя листами (NN 3, 4, 5 и 6) плотного неудобочитаемого текста - подробным изложением материалов уголовного дела. И, заметим, это – в момент, когда дело ещё далеко от окончательного вида. Предварительное следствие не закончено. Нет не только приговора суда, но даже обвинительного заключения. Тем не менее приводится статья – одна из самых тяжких в УК! – и обвиняемый без стеснения назван по этой статье виновным. В настоящее время это обвинение снято, здесь же – так и продолжает оно сиять, точно памятник бесстыдству и безнаказанности химкинских следователей. Приводятся показания Врушкиной, от которых она сама потом отказалась, поняв (возможно, не без подсказки следователя) их полное неправдоподобие. Для чего вся эта словесная каша информация экспертам? Можно ли считать такую экспертизу независимой и объективной?

Это не единственная экспертиза. В деле их девять. Разных, на разные темы. Но все они содержат «вводную часть» подобного рода!
Для чего?

Я попыталась найти в УПК РФ то место, которое объясняло бы возникновение подобных пассажей. Не нашла. Согласно статье 204 УПК РФ, в заключении эксперта указываются, кроме прочего, пунктом 2, основания производства судебной экспертизы. Согласно же Инструкции об организации производства судебно-психиатрических экспертиз в отделениях судебно-психиатрической экспертизы государственных психиатрических учреждений (утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 30 мая 2005 г. N 370) основанием производства экспертизы в отделении СПЭ является постановление или определение суда, судьи, дознавателя, следователя, прокурора о назначении экспертизы.

Всё.
Ну нет здесь никаких указаний, чтобы проигравшийся в пух следователь, утирая пьяные слёзы, горько жаловался эксперту на ветер в кармане и на то, что никак ему не удаётся этого проклятого серого-лапчатого, перепончатого, к ногтю прижать. И чтобы эксперт, дружески похлопывая горемыку по спине, обещал ему, что всё устроит. Нет такого! Как нет и требования, чтобы экспертов подробно знакомили с версиями следствия и всеми материалами уголовного дела.
Или, может быть, я неправа, и читатели с юридическим опытом поправят меня?

Это лишь в кино всё просто. Никаких сомнений в виновности обвиняемого. Режиссёр и автор сценария давно всё решили, остальное – искусство. Но действительность, словно в насмешку, иногда ломает режиссёрам все их выверенные сценарии.



Tags: #Химки-следственный отдел, документы по делу, разговор на кухне, честь эксперта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments