msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Как осудить невиновного

До сих пор в разных публикациях мы рассматривали отдельные жульнические приёмы чиновников разного пошиба. Пора приступить к общим выводам.
Что, конечно, вовсе не значит, что разбор прокурорских хитростей и судейских увёрток закончен. Наверняка будут выявляться всё новые и новые приёмы. Думаю, что в этом у бюрократов неисчерпаемый репертуар.

Но поставим вопрос широко. Как довести до приговора и тюрьмы заведомо невиновного человека? Чем процесс над таким человеком отличается от процесса над преступником?

В случае преступника задача суда – получить максимум информации, в том числе и от обвиняемого. Цель суда - объективная истина. Нужно получить все доказательства, полностью раскрыть картину происшедшего, создать условия для его беспристрастной и справедливой оценки, а возможно – закончить дело также и признанием и раскаянием преступника.

Если суд топит и гробит невиновного человека, то вся суть процесса – при внешней схожести! – окажется противоположной. Задачей судьи и прокурора будет заставить подсудимого и всех нежелательных свидетелей молчать.

Как же это сделать, ведь судебный процесс строго и ясно регламентирован Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации? В Кодексе отражены права не только потерпевшего, но и обвиняемого. Ведь история знает разные, как известно, примеры. Иногда и потерпевший непрост. Кроме этого, закон стремится защитить самого судью – в равной степени как от давления с любой стороны, так и от возможных с тех же сторон соблазнов. Во всяком случае, так задумано.

Это так. Но лазеек достаточно. Разумеется, в закрытом судебном процессе пользоваться ими проще, чем в открытом.

Именно невиновный человек, угодив в жернова клеветы, бывает наиболее беспомощен. Он абсолютно не готов к ситуации – ни знаниями, ни морально. Пройдя через ад предварительного заключения и «отбывания наказания», мы убедились, что именно преступники, особенно рецидивисты, чувствуют себя в этих передрягах наиболее комфортно. Потому что они подготовлены. Для барсеточников, карманников, опытных и умелых мошенников следствие, суд и зона – практически сознательный выбор. Советы таких товарищей по камере иногда бывают не менее ценны, чем помощь адвоката!

Тонкости процесса мало знать. Мало того, что оклевётанный – наверняка не юрист, а сантехник, повар, художник, врач, учитель, водитель – или там инженер-электромеханик, в общем, кто угодно. Как известно, знание и умение – разные вещи. На суде, даже зная теорию, можно попросту растеряться. А для следователя лгать подследственному и его родственникам, торговаться с ними, юлить, хитрить – вплоть до разыгрывания перед несчастными людьми целых спектаклей! – считается не подлостью и цинизмом, а доблестью и профессионализмом.

Но возьмём суд. Судья – председатель судебного заседания и дирижёр процесса. Он решает, кому и когда говорить, а кому молчать. Спорить с судьёй нельзя. Можно заявлять ходатайства, но судья решает, удовлетворить их или оставить без удовлетворения. Мнение сторон – прокурора, потерпевших, защитников и самого обвиняемого – судья обязан выслушать, но в решении он независим. Именно судья принимает решение о том, будет ли приобщён к делу тот или иной документ, будут ли оглашены показания, будут ли заданы те или иные вопросы свидетелям, обвиняемому, потерпевшему, будут ли вызваны сами свидетели. Поведение судьи фиксируется в протоколе судебного заседания, только протокол утверждает и подписывает опять-таки сам судья. Если вы не согласны с тем, как ход заседания отражён в протоколе, вы вправе в трёхдневный срок подать свои замечания. Угадайте, кто ваши замечания будет рассматривать?

Кто следил за этим журналом, наверняка недоумевает: почему суд так явно проигнорировал очевидные противоречия в показаниях потерпевших? А всё просто – эти показания не позволили огласить. Точно так же, как не позволили и задать неудобных вопросов. Судья вправе снять любой вопрос, заданный любым участником процесса любому из других его участников. Даже если на вопрос готовы ответить и уже начали говорить, то человека грубо перебьют и заставят замолчать. «Аргумент» в этом случае один – вопрос снимается. Что уж говорить о ситуации, когда сторона обвинения отвечать на неудобный вопрос совсем не хочет?

Последнее средство защиты от произвола – это заявить отвод судье. Так, в течение процесса по делу 1-172/14 отвод судье Морозовой заявляли несколько раз. В свою очередь, судья Морозова, совещаясь на месте сама с собой, каждый раз выносила решение в ходатайстве о собственном отводе полностью отказать.

Жалоба на судью Морозову Е.Е. и поныне, надо полагать, хранится где-то в архивах квалификационной коллегии судей Московской области. Ответа на неё не получено.

 
Tags: #Химкинский суд, информационная самооборона, как осудить невиновного, процесс-1 (Морозова Е.Е.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments