msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

О дополнительной защите

Ещё вопрос один, смысл которого стал понятен мне только теперь – это вопрос о дополнительном защитнике.

В соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ, по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. (При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.) Отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом защиты, и тем самым ограничение гарантируемого статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации права, может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2005 года N 208-О,  от 11 июля 2006 года N 268-О,  от 15 ноября 2007 года N 928-О-О  и  от 18 декабря 2007 года N 917-О-О).
Норма части второй статьи 49 УПК Российской Федерации не предполагает право суда произвольно - без учета иных положений данного Кодекса, а также обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица - отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого (определения Конституционного Суда Российской Федерации  от 11 июля 2006 года N 268-О,  от 19 февраля 2009 года N 152-О-О и от 21 апреля 2011 года N 577-О-О)

Так по закону. Но это – не очень известные нормы закона. И вот, на протяжении всего судебного процесса по делу 1-172/2014 обвиняемый несколько раз (14 апреля, 15 июля, 28 июля и далее) подаёт ходатайство о допуске дополнительного защитника, а суд с упорством маньяка это ходатайство отклоняет. Аргументы суда надуманны и не основаны на законе. Адвокат Карагодина, химкинский прокурор Солохина О.В. и судья Морозова Е.Е. (Химкинский городской суд) утверждают, что допуск в зал ещё одного человека нарушит право несовершеннолетней потерпевшей на сохранение интимных тайн. Несерьёзность этого довода очевидна. Ведь защитник – не журналист, а пронырливому журналисту и так известно не менее ста способов добыть материалы любого закрытого процесса.

Так чего же так боится суд? Почему он готов преступить даже норму закона, лишь бы не случилось… чего именно?
И чего с таким упорством добивается обвиняемый? За что война?

Всё встаёт на свои места, если вспомнить – защитник наделён правом задавать вопросы остальным участникам процесса. То есть это – ещё один рот, который требуется заткнуть, и ещё один источник головной боли для судьи-жулика. Да, судья наделён полномочиями снять любой не понравившийся ему вопрос. Но представьте себе, что защитник задаёт 20 вопросов подряд, а судья 20 вопросов подряд снимает. Это уже как-то совсем неудобно выглядит. И как ни беззуба Квалификационная коллегия судей Московской области, даже ей будет неловко закрыть глаза на это.

В свою очередь, на данном процессе мы видим явный численный перевес: потерпевшая, её представитель, её законный представитель, педагог-психолог и прокурор против только двоих – обвиняемого и его адвоката. Я не стала бы сбрасывать со счётов и такую вещь, как моральное давление одной стороны на другую. Дополнительный защитник – любой! – мог бы стать для обвиняемого ощутимой поддержкой, которой он и был незаконно лишён.


Tags: #Химкинский суд, #адвокат Карагодина Н.А., как осудить невиновного, процесс-1 (Морозова Е.Е.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments