msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

«Уж полночь близится, а протокола нет»…

На суде 2 декабря 2015 года произошло много замечательного.
Нам наконец-то выдали копию протокола заседания суда 16 ноября 2015 года. Строго говоря, такая задержка неправильна. Согласно статье 259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Однако на практике это требование соблюдается судами редко. Ходатайство об ознакомлении с протоколом (и об изготовлении его копии) мы подали сразу по окончании судебного заседания.

Обработка стенограммы – огромная работа. Незнакомый с проблемой человек сразу вспомнит о программах автоматического распознавания речи. Как бы не так! Компьютерные системы прекрасно распознают отдельные слова, особенно если их набор невелик и произносит их один и тот же голос. Неплохо реализовано голосовое управление техникой в не ответственных случаях. Но вот, например, популярные системы голосового ввода смешат не реже, чем помогают. Преобразование в текст слитной и зачастую невнятной речи остаётся для компьютерных систем нерешаемой задачей.

Иначе бы такими системами давно пользовались все суды.
Но увы! Ведь и наше ухо распознаёт речь не со стопроцентной точностью. Сколько раз мы переспрашиваем друг друга? А сколько раз бывает, что мы ослышались? В жизни мы не замечаем этого, а от компьютера хотим абсолютной точности.

На процессе по делу 1-172/2014 признанная потерпевшей Маша Врушкина говорила так тихо, что обвиняемый почти не слышал её слов. Под предлогом защиты от возможной «психологической травмы» она была плотно окружена своими представителями и сидела в другом конце комнаты, так что даже человеческое ухо не могло её показаний различить. Не исключено, что так и было задумано.

Кроме этого, мы не всегда отдаём себе отчёт в том, насколько засорена наша речь. Помощник судьи фактически вынужден производить литературную обработку прозвучавших выступлений. Он оставляет за бортом охи, вздохи, кряхтение, выразительное сопение, паузы и слова-паразиты. Для уточнения того, что должно быть и чего не должно быть в протоколе, можно еще раз заглянуть в текст статьи 259 УПК РФ.

Так что протокол – протоколом, а стенограмма – стенограммой. Очень интересно бывает сравнить одно с другим. Нечленораздельная часть стенограммы тоже, как ни странно, несёт информацию, иногда сравнимую по значимости с той, что отражена в официальном протоколе.

Например, Щербакова Н.А. всякий раз тяжело вздыхает перед тем, как начать лгать (сенсации в следующих сериях).
Или вот. В протоколе:
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Основания какие-то для оговора его у Вас имеются?
Свидетель Щербакова Н.А. (она же законный представитель потерпевшей): Нет. Пока мы с мужем были в браке, мы жили совсем рядом с тем домом, где сейчас живёт Владимир Иванович со своей сестрой. Там ещё была  жива бабушка, моя свекровь. Мы всё время туда-сюда ходили, то мы к ним в гости, то они к нам. И праздники регулярно за одним столом проводили. Есть фотографии даже, можно их найти. Какие-то дни рождения и праздники отмечали вместе, регулярно он у нас был и брат его младший приезжал в гости. Были совершенно нормальные отношения. После того, как я приняла решение с Владимиром Ивановичем расстаться, та семья посчитала меня плохой и во всём виноватой, поэтому я не считала нужным туда приходить. Просто тогда были нормальные отношения, а потом достаточно длительный период, около 10 лет, мы не общались вообще никак. Не было никаких отношений, ни плохих, ни хороших. А до этого были хорошие отношения. Поэтому я, честно говоря, не знала, что происходит в той семье, что у них я особо не интересовалась. Именно теми людьми, предполагаю, что они нами тоже.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Брак у Вас официально расторгнут?
Свидетель: Да.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Ни на какое имущество родственников Вы не претендовали?
Свидетель: Нет, абсолютно нет.


В стенограмме:

Гособвинитель Солохина: Основания для оговора у вас имеются?
Щербакова Н.А.: Нет, конечно. Пока мы с мужем были в браке, мы жили совсем рядом, с тем домом, где живёт Владимир Иванович со своей сестрой. Там ещё была  жива бабушка, моя свекровь и мы всё время туда-сюда ходили в гости и праздники регулярно за одним столом проводили и фотографии можно найти. Какие-то день рождения-праздники отмечали вместе. И он у нас был и брат его младший приезжал в гости и совершенно были нормальные отношения.
После того, как я приняла решение с Владимиром Ивановичем расстаться, та семья посчитала меня плохой, во всём виноватой, поэтому я не считала нужным туда приходить.

Солохина: Ваша честь, у меня нет вопросов.
Щербакова: Можно я  добавлю? То есть вначале были нормальные отношения, а потом, более 10 лет, мы не общались с той семьёй вообще никак, не было никаких отношений,  ни хороших, ни плохих, никаких. А до этого хорошие. Я, честно говоря, не знала, что происходит в той семье, вообще. Что у них, я особенно не интересовалась, предполагаю, что они нами тоже не интересовались.
Солохина: Брак у вас официально расторгнут?
Щербакова Н.А.:  Да.
Солохина: Значит, никакое имущество…
Щербакова Н.А.:  Нет.


Это грамотно, точно и добросовестно составленный протокол. Он соответствует требованиям закона. Осталась за кадром та информация, фиксировать которую закон не требует, а именно: из аудиозаписи видно, что законный представитель потерпевшей Щербакова Н.А. и государственный обвинитель Солохина О.В. держатся запанибрата и понимают друг друга с полуслова - в буквальном смысле. В свою очередь, секретарь Антон Олегович Загаренко тоже правильно понял обеих и добавил недосказанное. Содержание протокола он тем самым не исказил.

С одной стороны, ничего плохого в этом нет. С другой стороны, здесь-то и виден смысл ходатайства об отводе государственного обвинителя, заявленного защитой 16 ноября 2015 года, которое суд не удовлетворил. Может быть, всё-таки зря? Если участники процесса настолько хорошо выучили вопросы и ответы друг друга, то смысл повторного рассмотрения дела несколько страдает.


Tags: #Химки-прокуратура, #Химкинский суд, #риэлтор Щербакова Н.А., процесс-2 (Жарких В.А.), хроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments