msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

«Она сказала, что он умирает, на последнем издыхании»…

Знаете, это о ком? Она – это художник Нина Ивановна Щербакова-Ионова, мать обвиняемого инженера Александра Ионова. Произнёс же эти слова младший брат Нины Ивановны, преданный супруг риэлтора Щербаковой и родной дядя обвиняемого Щербаков В.И. (Вова, как его называют старшие сёстры). Вот так сброшены маски накануне очередного, юбилейного заседания Химкинского городского суда, назначенного на 18 декабря 2015 года!

Мне даже не верилось, что такие слова внесут в протокол. До получения его официальной копии я их не решалась публиковать. Однако внесли. Протокол отразил всё сказанное на суде очень точно.

Ровно год назад, 18 декабря 2014 года, судьёй этого же суда Морозовой Е.Е. был вынесен приговор по делу 1-172/2014. Теперь этот приговор отменён и дело за новым номером 1-644/2015 рассматривается новым составом суда. Как в 1943-м, бой снова идёт за ту же самую высоту.

Новый суд уже выявил многое, упущенное – или намеренно опущенное? – на первом процессе.

Вот ещё одна, вроде бы совсем мелкая деталь. Но дотошность – обязательное качество и для следователя, и для адвоката, и для прокурора, и для судьи. Смотрите!

На вопрос защитника свидетелю: Дочь Ваша могла его оговорить в этой части?
Свидетель: Абсолютно, категорически нет. У нее не было мотивов для этого. Событие, которое произошло с ней, было настолько экстраординарное для нее, она не могла здесь солгать. Просто это был шок для человека, я это почувствовал, когда мы в Рязанской области встретились. Это бессмысленно, зачем, зачем его оговаривать. Тем более у них тоже были отношения неплохие. Мотива нет. А у него есть мотив.
На вопрос защитника свидетелю: Что можете сказать по поводу спорной квартиры в Феодосии?
Свидетель: В Феодосии квартира, да. Тетка родная там жила. Мы были с ней все дружны и помогали ей и на огород приезжали, очень хорошие отношения были и она сюда приезжала. Это родная сестра мамы. И тетя умирает, мы приезжаем на похороны, я, племянник Роман, сын сестры Гали. И возникает вопрос о завещании. Я прошу Нину сестру показать, завтра похороны, она говорит потом-потом. Ну, действительно похороны, чего там. Все эти года она мне так завещание и не показала, я время от времени обращаю ее внимание на это. Она в последнее время начала говорить чушь, что я это завещание видел, и Рома ее это завещание видел и еще кто-то это завещание видел. Потом я слышал, что в суде она говорила о том, что она мне предлагала мне встретиться, чтобы она была с адвокатом и показать мне это завещание. Но она мне никогда это не говорила.
На вопрос защитника свидетелю: По поводу какого суда?
Свидетель: Здесь вот, в суде, который был, она говорила. Ложь просто. Завещание я не видел. С ножом к горлу я к ней не пристаю.
На вопрос защитника свидетелю: Вы к нотариусу не ходили выяснять?
Свидетель: Я ходил, это была Украина и там были сложности с пересылкой. Нет, я так серьезно не обращался.
На вопрос защитника свидетелю: А так Вы наследником являлись, если не завещание?
Свидетель: Ну естественно, конечно. Я когда с Ионовым говорил по поводу этой квартиры, он говорил, ну это же мама.
На вопрос защитника свидетелю: Вы претендовали на половину этой квартиры?
Свидетель: Я ни на что не претендовал, я просил показать завещание, так как это последняя воля тетки и естественно я ее и любил и люблю, мне было это важно. Я даже вообще на эту квартиру не претендую. Мне смешны эти утверждения, связать это все.
Вопросов нет.
На вопрос подсудимого свидетелю: Вам знакома бумага, которая не приобщена к делу, которая должна быть приобщена, но следователь, почему-то не приобщил. Это заявление следователю СК г. Химки Дорошенко Н.В. от Щербакова В.И., где указано, что Щербаков В.И. просит освободить из-под стражи Ионова А.В., так как считает, что за свои противоправные действия он получил сполна, а также учитывал, что его ухудшающееся состояние здоровья, практически отсутствует зрение, сильные головные боли при попытке что-либо прочитать, отсутствуют зубы, отсутствие какой-либо медицинской помощи приведут его к смерти, 5.10.2013г. У меня по этому заявлению вопрос, знакомо ли оно Вам?
Свидетель: Да, знакомо. Я написал его по просьбе сестры, она жаловалась мне, что он вообще в безвыходном положении находится, что я очень прошу, и я написал это заявление.
На вопрос подсудимого свидетелю: А что-нибудь было попрошено взамен? На каких-то условиях оно было написано, это заявление?
Свидетель: Да. Я попросил от Нины, чтобы она показала мне завещание тетки, она согласилась.
Подсудимый: Я прошу приобщить к материалам дела это заявление.
На вопрос представителя потерпевшей подсудимому: Это копия? Подсудимый: Да, это копия.
На вопрос защитника свидетелю: Вы это в дело отдавали?
Свидетель: Я никому ничего не отдавал.
На вопрос представителя потерпевшей свидетелю: А кому Вы передали это заявление?
Свидетель: Я передал это заявление сестре Гале, а она соответственно, наверное, передала его матери Ионова.
На вопрос представителя потерпевшей свидетелю: А обращено оно было в правоохранительные органы, так какое было Ваше истинное намерение?
Свидетель: Ну, она попросила, сказала, что он умирает, на последнем издыхании. И просила написать это заявление. Дальше они сами.
Обсуждается заявленное ходатайство.
Защитник: Я поддерживаю заявленное ходатайство.
Представитель потерпевшей: Мы возражаем против приобщения копии заявления, поскольку заявление было написано по просьбе и не выражало истинной воли свидетеля. Возражаем против приобщения, ничего не доказывает и не поясняет.
Законный представитель: Поддерживаю мнение своего представителя.
Потерпевшая: Поддерживаю мнение своего представителя.
Государственный обвинитель: Я также возражаю.


Суд, выслушав мнение участников процесса, на месте постановил: отказать в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку не усматривает законных и достаточных оснований для его удовлетворения по доводам, указанным подсудимым в своем ходатайстве, обозреть указанную копию заявления, после чего вернуть ее по принадлежности.

Что ж! Вот случай, когда с мнением гособвинителя Солохиной О.В. и адвоката-обвинителя Карагодиной Н.А. невозможно не согласиться. Заявление Щербакова В.И. действительно не выражает его истинных желаний и намерений. Это заявление куплено. А продал его Щербаков В.И. несчастной матери человека, к тому времени заживо гниющего в тюрьме уже более года, за обещание того, что ему позволят ознакомиться с завещанием тётки. Но в дальнейшем сделка фактически была сорвана. К уголовному делу бумага приобщена не была, никакой помощи Александру не оказала – но и Вова, в свою очередь, вожделенного завещания так и не увидел. Правда, вины Нины Ивановны в этом нет. Завещания хранятся у нотариуса, который вообще не имеет права демонстрировать их лицам, в данном завещании не упомянутым.

Для сравнения – аналогичное по смыслу прошение, поданное мной в Московский областной суд летом 2015 года, выглядит несколько иначе. В настоящее время оно приобщено к делу.


Tags: #Химкинский суд, #риэлтор Щербакова Н.А., Нина Щербакова-Ионова, процесс-2 (Жарких В.А.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments