msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Тайное становится явным

Пришло время дать ответ на вопрос, поставленный давно - при разоблачении приговора, вынесенного по рассматриваемому делу судьёй Морозовой и давно отменённого. Напомню этот вопрос:

На предварительном следствии Ионов, если верить тексту приговора – а почему бы нам ему не верить? – рассказал следователю, что Примерно в 23 часа 00 минут 15.09.2012г. Шевченко Г.И. попросила его отвезти Врушкину М.В. домой к бабушке последней, которая проживает на ул. Фрунзе в мкр.Сходня г.о.Химки Московской области. Он выполнил просьбу Шевченко Г.И. и на своей автомашине марки «Мерседес» отвез Врушкину М.В. домой к ее бабушке. Учитывая, что бабушка Врушкиной М.В. проживает недалеко, вся поездка заняла по времени не более 5-10 минут. Когда они подъехали к дому, Врушкина М.В. вышла из автомашины и зашла во двор, а он, не выходя из автомашины, сразу же уехал. Каких-либо конфликтов между ним и Врушкиной М.В. никогда, в том числе 15.09.2012г., не было. Какого-либо насилия в отношении Врушкиной М.В. он никогда не применял, в интимные и половые отношения с последней никогда, в том числе 15.09.2012г., не вступал. После чего он поддержал показания данные им в ходе предварительного расследования частично, пояснив, что в ходе предварительного расследования он сообщал следователю, что повез Врушкину Марию на своей автомашине марки «Мерседес», потому, что он считал, что данная информация не сможет повлиять на предъявленное ему обвинение, кроме того, он не хотел, чтобы сотрудники полиции беспокоили его родственников по данному факту…


Таким образом, обвиняемый не сообщил следователю о своём алиби. Прокурор Солохина О.В., представитель потерпевшей Карагодина Н.А. и судья Морозова Е.Е. использовали это обстоятельство, чтобы полностью отмести показания свидетеля и обвиняемого. Тогда почему же Ионов так поступил на предварительном следствии?


8 июля 2015 года я предполагала, что ответ на вопрос потребует некоторых усилий и времени. Нужно было опубликовать целый ряд документов, иллюстрирующих то, до какой степени вольным было обращение химкинского следователя с документами, фактами, показаниями свидетелей. Теперь дело сделано. Большинство этих документов увидело свет. Чего стоит хотя бы эволюция показаний потерпевшей, в которых число преступных эпизодов менялось произвольным образом!


Это ведь лишь нам, сторонним наблюдателям, можно было спорить, гадать, взвешивать:

что произошло на самом деле? Было или не было? Виновен или нет? Но поставьте, хотя бы на миг, себя на место обвиняемого. Ведь ему-то с самого начала была точно известна вся правда. Ему, как никому другому, было очевидно, что дело против него фабрикуют. Эта очевидность пришла сразу же, как стало ясно -- уголовное дело ни завтра, ни послезавтра закрыто не будет.


У меня появилась возможность предоставить слово самому Ионову. После долгих месяцев молчания он снова может говорить.



В октябре 2012 г. числа примерно 8-го, я узнал от адвоката, что я обвиняюсь в изнасиловании Маши Врушкиной не только на Золотарёвских прудах, но есть ещё ряд эпизодов изнасилования на какой-то там даче. Тут надо заметить, что бумаги, в чём я обвиняюсь, мне на руки не давали. Мне об этой же, видимо, даче говорили и в полиции в Шилово, но в Шилово я воспринял это только как бред неизвестно чьего больного воображения, а не как реально существующий факт обвинения. Вообще, надо сказать, я всё это время, даже сейчас, особенно в Шиловской полиции, а так же первое время в тюрьме, был как во сне. Сейчас, по прошествии уже 3,5 лет, я могу более-менее адекватно, как мне кажется, воспринимать окружающую действительность, но тем не менее, иной раз, когда читаешь материалы дела, думаешь о событиях всех этих долгих уже скоро 4-х лет, пишешь всевозможные бумаги, то невольно я оказываюсь там, в том времени, и испытываю те же чувства, что тогда. Многое, понятно, вытеснено из памяти. В психологии есть такое понятие - ”механизм вытеснения” - это когда неприятные воспоминания уходят вглубь, в подсознание. Да, я уже многое забыл, но временами накатит и тогда думаешь: “Господи, а не сон ли это?”


Т.о. ситуация сложилась такая: Меня обвиняют в изнасиловании моей сестры, с которой у меня были замечательные отношения, с которой мы никогда не ссорились, да и не могли поссориться из-за разницы в возрасте. Обвинение абсурдно - я не мог выехать на своей машине, т.е. не мог находиться на этих самых Золотарёвских прудах, о которых я тогда вообще первый раз услышал и ни разу не был. Плюс к этим прудам… Причём как в насмешку - а где у вас тут пруд? - А где поймают, там и прут. И ведь Маша давала показания, с которыми я ознакомился только в в августе при ознакомлении с делом. Тогда я этих показаний не читал, но учитывал, что она же тогда была со мной, когда машина выехать не могла, и тем не менее мне предъявляют этот эпизод на прудах, да ещё на какой-то даче сколько-то раз. Я рассудил, что в такой ситуации говорить об алиби бесполезно - прилепят ещё несколько эпизодов, возможно, не менее нелепых, а может, даже, и правдоподобных. В результате, я отказывался “всю дорогу” давать показания по пятьдесят первой. Но адвокаты летом мне сказали, что показания лучше дать, поскольку отказ от дачи показаний, по их словам, однозначно говорит о моей виновности. Я эти показания дал, но, не желая что бы дёргали соседей, родственников, я дал такие показания, что бы никого не беспокоили. Тем более, как я уже говорил, правда привела бы только к появлению новых эпизодов моих преступлений. Мало того, я в этом уверен и теперь. Т.е. скажи я сразу, что не выезжала машина, придумало бы что-то хитроумное следствие и не стоял бы я сейчас перед вами, а давным-давно уехал бы по 131-й и не знаю, был ли вообще жив. Бог меня отвёл сказать это.


Когда в августе 13-го при ознакомлении с делом выяснилось, что эпизоды, не один - несколько изнасилований на какой-то даче признаны, фактически, клеветой (дела по клевете не возбудили из-за малолетства “потерпевшей” и из-за того, что был этот самый эпизод на Золотарёвских прудах), тут-то меня как в бок и толкнуло что-то - надо говорить о своём алиби. Я изложил письменно это адвокату, сказал об этом следователю. По совету адвоката написал заявление об этом. Следователь моё заявление принимать не хотел, но всё же принял. При этом с ним случилась истерика, я как мог пытался его успокоить, даже воды у сотрудников попросить пытался. Далее этого следователя закрывают (это был Дорошенко Н.В. - А.Ш.). Я долгие более чем 3,5 м-ца не видел ни старого следователя в роли следователя, ни нового -- не считая случая, когда мельком видел Лубенского, когда они вдвоём с какой-то тёмной личностью на свидание к Дорошенко в тюрьму приходили. Так, по крайней мере, мне это потом, по прошествии длительного времени показалось. Эти месяцы я писал и по линии следственного Комитета, и прокуратуры, но подробно уже не писал, только упоминал о том, что у меня есть алиби. Потом, посмотрев эти письма в деле, увидел - Морозова их к делу приобщила, но не приобщила моих самых первых двух заявлений Дорошенко, где я описывал эпизод с моим алиби. Это было в начале сентября 13-го. У адвоката Попова была своя линия - он считал, что ДО суда называть фамилию, координаты свидетеля нельзя - следствие, прокуратура надавит и тот откажется говорить то, что было. А я в своих заявлениях на имя Дорошенко и не мог указать фамилию и точный адрес, т.к. не знал даже имени, а где живёт - не запомнил.


Адвокат Попов, таким образом, препятствовал тому, что бы я дал показания следователю Лубенскому. Не хотел этого и следователь Лубенский, он всякими ухищрениями мешал мне это сделать.

На суде у Алексеевой, затем у Морозовой, эти гражданки скрывали и то, что трусов нет, что дело поступило в суд без вещдоков и то, что трусов с кошками, как выяснилось 20 марта 2013 г. или без кошек, согласно объяснению потерпевшей в Шилово и протоколу . её допроса от 01.10.2012 г  -- нет вообще. Но возможность выяснить, что этих трусов нет, судья Морозова Е.Е. дала только на последнем заседании

.

Tags: #Химки-следственный отдел, #Химкинский суд, #адвокат Карагодина Н.А., как осудить невиновного, процесс-1 (Морозова Е.Е.), процесс-2 (Жарких В.А.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments