msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Адвокат Карагодина Н.А. и Трусы Потерпевшей

В возражениях прокурора Солохиной О.В. на апелляцию адвоката Горина есть 2 (два) момента, когда подружка потерпевших -- и по совместительству государственный обвинитель -- не была голословна, а попыталась включить хоть какую-то логику.

Первый момент касается протокола забора образцов для сравнительного исследования, а второй -- протокола выемки Трусов Потерпевшей.
Оба документа имеют ключевое значение для обвинения, и оба вызывают сомнения в части дат. Здесь и там защита имеет к обвинению вопросы, на которые так и не был получен ответ.
В качестве ответа на первый вопрос обвинение попыталось использовать показания перепуганного фельдшера химкинской подстанции Скорой помощи Багровой Е.А., которая так и не вспомнила, где и что подмахнула три года назад по просьбе взяточника-следователя. В этом месте Солохина О.В. делает хорошую мину при плохой игре и притворяется, будто бы слова несчастного фельдшера доказывают подлинность протокола, хотя фактически дело обстоит ровно наоборот.

Посмотрим теперь повнимательнее на второй документ. Вопрос, поднятый в апелляции Горина, состоит в следующем.



иными словами, представитель потерпевшей Карагодина Н.А. не могла участвовать в составлении протокола выемки 2-х женских трусов, который был якобы составлен 18.01.2013 г., поскольку, согласно своему ордеру, вступила в дело только 14.02.2013 г.

Напомню, что пишет по этому поводу Солохина О.В.: Довод стороны защиты о том, что представитель потерпевшей -- адвокат Карагодина не могла участвовать при составлении протокола выемки от 18.01.2013, так как она вступила в дело (согласно ордеру) 14.02.2013 г., не основан на законе.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В то же время ст. 45 УПК РФ, регламентирующая процессуальное положение представителя потерпевшего, не предусматривает для представителя потерпевшего наличия ордера, а лишь ходатайство потерпевшего.


Вот эта статья. В ней действительно не говорится ничего об ордере представителя потерпевшего.
Что ничуть не снимает вопросов, продиктованных здравым смыслом.
Ведь если для участия Карагодиной в процессе её ордер был не обязателен, то зачем она его предъявила и 14.02.2013 г. приобщила к делу?
Более того, если вы поверили и решили, что Карагодина участвует в уголовных процессах без ордера, то вы ошибаетесь. Как бы ни было велико желание помочь ребёнку отомстить, адвокат Карагодина Н.А. без ордера всё-таки не работает.
И данный процесс -- не исключение.

Карагодина Н.А.: тоска и месть. Фото из открытых источников.

Да и вообще, много ли вы видели таких адвокатов, которые, не имея ордера, помчались бы участвовать хоть в каком угодно процессуальном действии просто так, из любви к искусству? Думаю, что не больше, чем грязных трусов, которые хранятся в семье риэлтора Щербаковой Н.А. 6 (шесть) месяцев и не начинают, простите, вонять.

И не бросилось ли вам в глаза, наконец, соответствие этих сомнительных дат: 15 января 2013 года -- протокол несостоявшегося забора крови, 18 января 2013 -- протокол якобы выемки несуществующих Трусов?

Мне кажется уже совершенно очевидным, что ни одной, ни другой процедуры в январе 2013 года не проводилось. Точно так же, как и никаких трусов в чемодане никто не находил. Скорее всего все названные документы были состряпаны вместе с экспертизой в апреле-мае 2013 года.

Было бы, конечно, ещё забавнее, если бы протокол выемки Трусов датировался тем же 15-м января. Но следователь Дорошенко, видимо, всё же попытался придать своему творчеству некое внешнее правдоподобие.


 
Tags: #Химки-прокуратура, #Химки-следственный отдел, #Химкинский суд, #адвокат Карагодина Н.А., #прокурор Солохина О.В., #риэлтор Щербакова Н.А., документы по делу, процесс-2 (Жарких В.А.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments