msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Школа лицемерия Карагодиной Н.А.

Теперь краткая сводка приёмов, использованных Карагодиной Н.А. в возражениях на апелляционную жалобу пострадавшего. Сами возражения находятся постом ниже.

1. Сокрытие части доводов оппонента
Первые четыре страницы возражений -- не возражения, а всего лишь пересказ доводов апелляционной жалобы. Это делается не для удобства чтения, как можно было бы подумать,  а затем, чтобы исподтишка подменить реальные доводы противника собственным, неполным и искажённым пересказом.
Например, Карагодина пытается скрыть важнейший довод апелляционной жалобы -- то, что суд не дал оценки:
многочисленным противоречиям в показаниях семейки Щербаковых,
голословности их утверждений, рисующих обвиняемого в чёрном цвете,
нарушениям УПК РФ в процессе предварительного следствия,
факту наличия у Щербаковых мотива к оговору -- в их совокупности.

Именно из этой совокупности обстоятельств -- которыек суд пытается то выдать за техническую ошибку, то проигнорировать, то скрыть совсем -- и очевидна сфабрикованность дела. И по той же самой причине автор возражений старательно перечисляет менее значимые доводы -- а про этот якобы забывает, равно как про то, что поведение суда идёт вразрез с Основным Законом нашей страны. Говорят же: если нечего сказать, лучше промолчи.

2. Искажение доводов оппонента
Это очень хорошо видно, если сравнить пересказ с оригиналом.
Например, в возражениях говорится:
Совершение преступления невозможно, так как, по мнению Ионова, для этого нужно было быть либо невменяемым, либо мертвецки пьяным

На самом деле в апелляционной жалобе сказано так:
В своих  показаниях потерпевшая утверждает, что после совершения преступления я уснул рядом с ней в машине. В показаниях, данных на предварительном следствии 01.10.2012 г., я спал примерно часа три (т.1 л.д.208),  на заседании 02.12.2015 г.– до рассвета (лист 8 протокола с/з). Это сказано, чтобы объяснить, чем же потерпевшая и я могли заниматься целую ночь (т.к. согласно биллингу телефонных переговоров, см.ниже, я уехал со Сходни только утром), особенно если учесть, что сторона обвинения во время судебного следствия упорно называла вымышленное ими происшествие изнасилованием. Но такое утверждение абсурдно, поскольку я был прекрасно осведомлён о возрасте Щербаковой Е.В., понимал тогда и понимаю сейчас, что половое сношение с ней было бы тяжелейшим уголовным преступлением. И вот после такого преступления я будто бы уснул прямо рядом с жертвой, на месте преступления, в машине с нетонированными стёклами, стоявшей, согласно показаниям потерпевшей, на улице, где горел фонарь (т.1 л.д. 214; протокол от 20 марта 2013 г.).  Более того, согласно схеме (т. 1 л. д. 156) места преступления, я  будто бы на машине остановился посреди проезда. Обочина обочиной, но даже на схеме видно, что это не совсем обочина, а проезд. На самом деле там в глубине, за пределами схемы, есть ворота и т.о. въезд и выезд. Это сразу же заметил бы любой водитель, и никогда не поставил бы так машину, тем более надолго, но дело в том, что среди людей, сочинявших эту историю, ни одна не водит машину. А следователю, вероятно, было всё равно, он в такие мелочи не считал нужным вникать?–?бумага стерпит, прокурор пропустит. Чтоб вот так остановить машину и насиловать в ней несовершеннолетнюю девочку, а затем остаток ночи спать – нужно было быть либо невменяемым, либо мертвецки пьяным. Но моё психическое здоровье подтверждено результатами психолого-психиатрической экспертизы № 383/a (т. 2 л.д. 115), при этом ни один свидетель не говорит ничего об употреблении нами 15-18.09.2012 спиртных напитков или о моём опьянении.

То есть в апелляции Ионов утверждает не то, что преступление невозможно, а то, что невозможно после такого преступления безмятежно уснуть рядом с жертвой, да ещё в машине, да ещё стоящей  на улице. Во всяком случае, если ты трезв и вменяем. Разница заметна?

3. Формализм
Пустые по сути своей аргументы, относящиеся только к формальному выполнению процессуальных норм и требований. Например, как если бы спасатель отказался вытаскивать утопающего на тех основаниях, что человек не кричал: Помогите!, а сразу начал тонуть.
Уголовно-процессуальное законодательство не содержит критериев и признаков оценки свидетелей с точки зрения их объективной независимости. равно как и не содержит понятия объективной независимости вообще. Также законодательство не содержит признаков первичности и производности показаний свидетелей.
Так и есть. Обвиняемый инженер Ионов -- не юрист, на его стороне только здравый смысл. Но ведь суть явления от формулировок не меняется. Не видевшие ничего свидетели повторяют рассказы Щербаковой, а суд признаёт их пересказы свидетельскими показаниями и не видит оснований таким показаниям не доверять..

Это всё равно, что выскочить из трамвая с криками, что Костя Сапрыкин вытащил у вас кошелёк, а в нём 100 000 -- и все сто человек на остановке становятся свидетелями против Кости Сапрыкина. Несмотря на то, что Костю в трамвае вообще никто из них не видел, а все только видели вас и слышали ваш крик.
Более того -- когда находится свидетель, видевший Костю Сапрыкина ровно в тот момент в другом месте, суд не учитывает показаний этого свидетеля, потому что, по мнению суда, они опровергаются показаниями ста человек, стоявших на остановке, каковые показания хорошо согласуются между собой.


4. Субъективность
Вот такое ещё попадается
Утверждения Ионова о том, чтосвязано с тем. что показаниями данного свидетеля подтверждается линия защиты…
Было, кстати, это и раньше. Направлены на то, чтобы избежать наказания   и т.п.

Но какое, простите, дело уважающему себя суду до того, кто к кому и как относится? Важно проживание людей вместе, контакты между ними. Важно то, насколько возможен был информационный обмен.
По-хорошему, на первом месте должна была быть логика той или иной стороны, обоснованность её аргументов.
Если у рассказов семьи Щербаковых про хлопанье в аэропорту, сажание Кати на коленки и девочкины менструации нет объективных подтверждений -- то их и нет. Это факт. И сей факт независим от того, как сейчас относятся Щербаковы и Ионовы друг к другу.

5. Сокрытие деталей
А ведь в тех самых деталях иногда вся суть, как известно.
Вот хоть например:
Стороной защиты в процессе значительное количество времени было уделено деталям того, где именно в чемодане потерпевшей хранились вещественные доказательства -- трусы потерпевшей, на которых была обнаружена сперма Ионова, однако различия в показаниях потерпевшей и матери можно объяснить тем, что на момент обнаружения трусов. потерпевшей этим деталям не придавалось значения, кроме того, с момента обнаружения доказательств прошло более трёх лет.

Если же обратиться к первоисточнику, вся картина будет совершенно иной. Щербаковы дружно рассказывают про свои трусы в таких подробностях, словно всё происходило вчера. А затем звучат оглашённые показания, и тоже в подробностях. Ничего там нельзя объяснить ни отсутствием внимания. ни памятью -- ложь налицо. И тогда уже начинает врать сам судья Жарких В.А. В своём приговоре от 18.03.2016 г. он этих ясно обозначившихся противоречий просто не отражает.

История под спудом. роковая тайна. Но она хранится на пронумерованных листах уголовного дела.

6. Извращённая логика
Применяется, дабы оппонент потерял дар речи от наглости собеседника. Например: пробка легче воды и поэтому тонет. Или: пробка тонет, она же легче воды!
Пример этого в доводах Карагодиной
По мнению Ионова, показания Данилюк Н.И, Шушуновой О.А., Мелешкиной Л.В., Илюхиной А.Г., Виноградовой Е.В. не содержат сведений о вменяемом преступлении. Однако неясно, в чём состоит возражение Ионова А.В. --
Что же тут неясного? Показания всех этих людей не свидетельствуют ни о каком преступлении, даже косвенно. Если не считать доказательством преступления тот факт, что А.В.Ионов и Е.В.Щербакова вообще на белом свете живут.

Соловьева А.А. сообщила суду не выводы, а сведения, имеющие отношение к данному делу, своих выводов Соловьева А.А. суду не предоставляла, кроме итогов профессиональных наблюдений и заключений о его (кого??? -- А.Ш.) причинах, основанных на рассказе и применении различных методик обследования психического состояния девочки во время проведения терапии.
Ну и чем отличаются выводы от заключений? Карагодина де-факто сообщает здесь то же, что Ионов: не имея прав и полномочий эксперта, псевдосвидетель Соловьева А.А. подменила собой экспертизу, а суд бессовестно закрыл на это глаза. Здесь уже мне впору спросить Карагодину, в чем же её возражение.

Вопросы получения образцов крови у Ионова исследованы, допрошены свидетель, подсудимым даны пояснения по факту изъятия у него образцов крови и слюны, оглашены его показания данные в ходе предварительного следствия.
И???
Результат-то исследования где???
А нету его, результата. Результат обвинение не устроил. Поэтому Карагодина Н.А. о нём просто умалчивает.


7. Утверждения без оснований. Ложь
Без этого тоже не удалось обойтись Карагодиной Н.А. при составлении документа, подписанного Щербаковой Н.А.
В жалобе Ионова не содержится указаний на то, каким именно материалам дела противоречит приговор.
Однако! В жалобе Ионова содержатся 53 прямых указания на места, где приговор излагает материалы судебного следствия заведомо ложно. Если это не противоречия приговора и материалов дела, то что?
Свидетель Кадыков А.Н. показал, что в один из дней в 2012 году его попросили отогнать машину, которую он поставил у чужих ворот, однако ни цвета машины, которой он мешал проехать, ни иных данных Кадыков А.Н. вспомнить не мог и его показания в общем никак не опровергают факт совершения полового сношения Ионовым с потерпевшей.
Вот уж точно поздравляю Карагодину Н.А. соврамши! Причём в одной фразе она соврамши как минимум трижды.
Вот -- ещё раз! -- показания свидетеля. Сравним? И увидим там -- что?
Во-первых, всё произошло не
в один из дней в 2012 году, а в воскресенье 16 сентября 2012 года. Эту дату свидетель тогда помнил точно и в заседании суда объяснил, почему тот день ему запомнился.
Во-вторых, он уверенно назвал цвет машины -- чёрный. То, что автомобиль на самом деле серый, ясно говорит о том, что свидетель вспомнил собственные впечатления. С ним никто не беседовал заранее и никто его не готовил. Просто дело происходило в сумерках под дождём, и мокрый автомобиль казался темнее.
В-третьих, каких именно
иных обстоятельств будто бы не мог вспомнить Кадыков А.Н.? Марку авто? Так он уверенно назвал Мерседес. И об обстоятельствах контакта с Ионовым 16.09.2012 рассказал ясно и подробно.

И вот таки да -- показания свидетеля полностью опровергают те хитросплетения лжи, которые по заказу Щербаковой сплела Карагодина. Потому что никакого полового акта в автомобиле на улице Папанина в ночь с 15 на 16 сентября произойти не могло. Просто потому, что тот самый Мерседес не мог выехать с участка возле дома.


Это лишь примеры. Внимательный читатель располагает всей информацией, чтоб самостоятельно наловить в возражениях Щербаково-Карагодиной еще пару вёдер подобного улова.

Tags: #Московский областной суд, #Химкинский суд, #адвокат Карагодина Н.А., информационная самооборона, процесс-2 (Жарких В.А.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments