msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Хроника публичного одиночества. Часть 14

Володя странно относился к вещам. Как-то чересчур трепетно. Он готов был вообще никогда и ничего не выбрасывать. Понимал прекрасно, что это глупо, и давно научился делать вид, что всё у него как у всех. Если обращали внимание, если напоминали – да, выбрасывал. Как положено. А если никто процесса не видел и, что называется, не контролировал – тогда так и норовил не выбросить, а куда-нибудь положить. Его стол и весь кабинет были адски завалены бумагами, и не только ими. Его мать, то есть моя свекровь, раньше в шутку называла его Плюшкиным.

Ну а что тут можно возразить, если у вещей есть душа? Если в самом деле каждая вещь по-своему интересна? Я сама такая же. Ненавижу помойки, и любую вещь бывает жаль. Вот отдать кому-нибудь – это запросто, это не жаль никогда. Но, конечно, в основном всё хранилось с мыслью о том, что пригодится нам самим.

Вот поэтому всё и осталось. Книги. Лекции. Черновики. Эскизы. Детские, учебные, студенческие работы. Много и такого, что даже я отправила бы на свалку, он же тем не менее хранил. Даже сломанные детские игрушки – и те ждали в коробках под столом какого-то своего часа.

Разобрать все это и привести в порядок было нашей общей мечтой. Володя передал мне уверенность в том, что все когда-нибудь пригодится. Если не пригодилось до сих пор, значит, виноваты не вещи, а мы.

Он умел склеивать битую посуду. Когда мы поженились, в их доме было много чашек и кружек с искусно приклеенными ручками. Он не знал, что битая посуда приносит несчастье.
Tags: Владимир Ефимов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments