msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Может ли журналистика быть нравственной?

Навеяно этим. Хотя я считаю – не может. Или – может, но только при условии
наличия цензуры и
государственного финансирования.
Остальное такая же утопия, как пытаться одной только молитвой потушить пожар, или вылечить перелом.

Сейчас докажу это. Начнём с терминов. Ключевых понятий здесь два – журналистика и нравственность.
1. Журналистика. Это же не только умение складывать красивые тексты. Высказать в сети своё мнение – полдела. Если вы ведёте журнал о себе и своей жизни, то вы блогер, но ещё не журналист. Вот как я сейчас. Журналистика – это информационная услуга, предоставляемая читателю.

Журналисту платит читатель для того, чтобы что-то узнать. Погодите смеяться и спорить – так задумано. Пока вы делитесь случайно доставшимися вам новостями – вы любитель. Лишь когда вы ищете, анализируете, обрабатываете, проверяете и предлагаете людям информацию – вот тогда начинается профессия. Вы ею живёте и с неё живёте. Лишь тогда уже вы журналист, независимо от образования, статуса и регалий.
Когда мне пытались пенять отсутствием красной корочки, я смотрела в собственный кошелёк и посмеивалась про себя. В нашем мире всё определяется презренным металлом.

2. Нравственность. В этой профессии она сводится к формуле Не солги. Скошенные к носу от постоянного вранья глаза – профессиональная болезнь не только секретарей.

Причём чаще всего журналисты лгут невольно. От чего не легче никому – ни читателям, ни героям, от тех самых публикаций пострадавшим.
Как это получается? Просто! Не менее 80% трудозатрат при честной подготовке материала – это сбор, поиск и проверка информации. Литературный стиль – не более чем вишенка на торте. По большому счёту, журналисту и не обязательно уметь писать. Есть литературные редакторы. Автор же несёт ответственность за содержание материала.

Но если услуга оплачивается читающей публикой, то скажите мне, как эта публика отличит правду от полуправды? Как она проверит качество потребляемой информации?
Вы правильно догадались.
Никак.
Интересный, захватывающий текст – вот что по-настоящему востребовано.
Ещё публике нравятся тексты, отвечающие её собственным настроениям, оправдывающие ожидания.
Но скажите, если я напишу, что в городе Мухине Саратовской области 70-летняя бабушка родила от внука и оба ушли в соседний монастырь – много ли читателей поедут в Мухин, чтобы лично проверить написанное?
Может быть, возмутятся несколько граждан города Мухина. Если такой город вообще есть, конечно. Но кто станет их слушать?

Но мало того… Предположим, я не злостный лгун. Пусть я и хочу, и могу рассказывать правду и только правду. Тогда не менее 60% процентов всех усилий я потрачу на проверку информации – согласования, читки, встречи, обсуждения статьи вместе с её героями. Они обязательно что-то вспомнят, в чём-то меня поправят. И не раз. На выходе получится по-настоящему качественная статья. Но читатель никак не заметит всей этой работы. Соответственно, у него не будет и желания за неё платить.

Я сейчас оставила в стороне вопросы рекламы, заказных статей, всевозможных кампаний и прочего. Я оставила в стороне главное – то, что и заказчики, и сами издания на читателя сейчас плевали. Современная журналистика финансируется вообще не читателем. Но даже представив себе журналистику в изложенном выше классическом, незамутнённом рекламой виде – мы поймём, что нравственный журналист был бы тотчас выдавлен из профессии. Потому что за то время, пока он готовил бы одну статью, его менее нравственный коллега сделал бы двадцать. Нравственная журналистика не способна никого прокормить. Она может быть только увлечением очень богатых людей.

Кто-нибудь поспорит со мной? Я сама очень хотела бы, чтобы мне возразили.

Tags: willie bee, информационная самооборона, моя галерея, разговор на кухне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 7 comments