msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Вопросы, которые мы задаём уже четыре года

В 2012-2013 годах на эти вопросы не ответило следствие.
В 2014 – на них не ответил Химкинский городской суд.
В 2015 – Московский областной суд обратил внимание Химкинского суда на два (!!!) вопроса из этого списка (вопросы 2 и 3), отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение.
В 2015-2016 годах Химкинский городской суд снова не ответил ни на один из этих вопросов, между тем появилось ещё несколько новых (зато, вероятно, согласовал приговор заранее, чтобы его больше не отменяли).
С 2016 года по сей день все суды, вплоть до Верховного, все прокуратуры, вплоть до Генеральной, следственные комитеты РФ, области и города Химки, а также депутаты и Уполномоченный по правам человека продолжают юлить, врать и отмалчиваться, не дав ни на один из этих вопросов никакого внятного ответа!

Все эти вопросы есть в нашей петиции на Change.org. Кстати, список ими ещё не исчерпывается.

Мы не требуем немедленного оправдания инженера Ионова. Мы всего лишь просим дать ответы, которые, вообще-то, являются прямой обязанностью следствия и суда. Мы хотим только расследования, на которое имеем законное право.

Вопросы:
1. Почему Трусы потерпевшей (вещественное доказательство) появились в деле только спустя несколько месяцев после возбуждения уголовного дела и начала следственных действий?

 2. Почему в протоколе получения образцов крови и слюны обвиняемого для сравнительного исследования стоит дата 15 января 2013 года и место -- Химки, в то время как согласно данным из СИЗО-12 (г.Зеленоград), где находился обвиняемый, его никуда в этот день не вывозили и никаких следственных действий с ним не проводилось?

3. Каковы истинная дата и место получения образцов крови и слюны обвиняемого для сравнительного исследования (если данная процедура была проведена)?

4. Почему в процедуре выемки вещественного доказательства, якобы состоявшейся 18 января 2013 года, участвовала представитель потерпевшей Карагодина Н.А., в то время как, согласно представленному ею ордеру, она вступила в дело лишь почти через месяц, 14 февраля?

 5. Почему в протоколе получения образцов крови и слюны обвиняемого для сравнительного исследования стоят две поддельных подписи обвиняемого? Почему судья Жарких В.А. отказал в назначении судебно-технической экспертизы этого документа?

6. Почему Трусов с якобы найденной на них спермой обвиняемого было двое, хотя Ионова А.В. обвиняли в единственном половом акте?

7. Почему в своих первоначальных показаниях потерпевшая Щербакова неоднократно и уверенно рассказывала о прерванном половом акте, а после появления Трусов со спермой начала утверждать, что этого момента она не помнит?

8. Почему следствие даже не попыталось по горячим следам найти и опросить свидетелей по месту происшествия?

9. Почему показания единственного свидетеля по месту происшествия, найденного случайно, были отклонены?

10. Почему в вызове второго свидетеля по месту происшествия, который также мог косвенно подтвердить показания первого свидетеля, было отказано?

11. Почему вещественное доказательство после экспертизы исчезло? Почему оно никогда не было предъявлено ни обвиняемому, ни его адвокату?

12. Почему ни потерпевшая, ни её представители в суде не смогли даже приблизительно описать, как выглядело вещественное доказательство?

13. Почему Химкинский суд дважды (в 2014 и в 2015-2016 гг.) рассматривал уголовное дело без вещественных доказательств, хотя это является грубейшим нарушением УПК России?

14. Каким образом доказывает вину обвиняемого протокол выемки его одежды, в которой он был в момент задержания, если экспертиза этой одежды не проводилась и судьбу этих вещей суд своим приговором не определил?

15. Каким образом доказывают вину обвиняемого показания «свидетелей» Данилюк, Тренёвой, Ражабовой, Ескиной, Зениной, Соловьевой, а также Щербаковых Н.А. и В.И., если никто из этих свидетелей не был на месте происшествия, и все их показания являются пересказом со слов «потерпевшей» Щербаковой Е.В.?

16. Почему психолог Соловьева А.А., выступая в качестве свидетеля, утверждала, будто видела на запястьях «потерпевшей» синяки от железной хватки насильника, в то время как она познакомилась с «потерпевшей» только спустя более года (ноябрь 2013) после якобы имевшего место «преступления» (сентябрь 2012)?

17. Почему «потерпевшая» Щербакова Е.В. в своих показаниях подробно рассказывала, что в ночь «преступления» забыла дома свой мобильный телефон, в то время как, согласно биллингу телефонных переговоров, с этого номера в указанное время неоднократно осуществлялись телефонные соединения?

18. Почему следствие и суд не сделали ни малейшей попытки проверить остальные рассказы «потерпевшей» Щербаковой Е.В., порочащие обвиняемого, но не имеющие никаких объективных подтверждений? Почему суд не дал этим рассказам никакой оценки? Почему против Щербаковой Е.В. не было возбуждено уголовное дело в связи с неоднократной дачей заведомо ложных показаний?

19. Почему суд положил в основу приговора недоказанные предположения, предвзято оценил и целенаправленно отобрал показания свидетелей только в обвинительном направлении, истолковал все неустранимые сомнения против обвиняемого и поставил сторону защиты в заведомо невыгодные условия? Ведь всё это прямо противоречит ст.49 Конституции России.

20. Почему Химкинский суд указал в приговоре, а Московский областной суд утвердил, заведомо ложные сведения о семейном положении Ионова А.В.?


Примечание. Нельзя сказать, чтобы наши требования уж совсем не дали никакого отклика. Вот он, по пунктам:
1. На вопрос 1 попытались дать ответ потерпевшие. Они рассказали, что Трусы долго-долго лежали в Чемодане, где их потом случайно нашли. Но в суде, рассказывая это, Щербаковы Наташа и Катя так изолгались, что судья сделал вид, что не слышал половины их показаний, Он пошёл на прямой подлог, исказив материалы судебного следствия в приговоре. Вот как это было (ссылки)
Складная версия про Трусы и Чемодан
Сравнение показаний Щербаковой Н.А. от разных дат -- дача ею ложных показаний налицо
Щербакову Н.А. прямо в суде уличили во лжи, и она вертится, как вошь на гребешке
Что сделал судья вместо того, чтобы привлечь Щербакову к ответу за ложные показания

2. Ответ на вопросы 2 и 9 суд попытался дать, но они носят формальный и предположительный характер (см. приговор).

6. Ответ на вопрос 6 хотя и был придуман «потерпевшими», но вошёл в противоречие с остальными их показаниями.
Tags: #Химки-прокуратура, #Химки-следственный отдел, #Химкинский суд, как осудить невиновного
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 1 comment