Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь



promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Крысиный ахтунг

reposted by msannelissa
Одинокая пенсионерка из подмосковного города Пушкино развела в трёхкомнатной квартире полчища декоративных крыс. Женщину положили в психиатрическую больницу, а квартиру, наводившую ужас на всех соседей, наконец вскрыли.

Вот они на фото, эти крысы. Грызуны проходят карантин. Они отловлены, напоены и накормлены. Их дальнейшая судьба туманна, но хочется верить в лучшее.

Здравствуй, крыса!Collapse )

Записные книжки Владимира Ефимова



Я не нарушаю этой публикацией ничьих прав. Я не разглашаю ничьих адресов, кроме своего собственного. Почему это должно пугать? Наоборот, я вижу в огласке надежду на безопасность.

Опубликованное завещание недействительно, поскольку не заверено у нотариуса. Но почему оно не было заверено?
С какой стороны ни посмотреть -- вопрос. Если Владимир Ефимов выразил свою волю этим завещанием, то почему не заверил? Если же он не намеревался сделать завещание действительным, то зачем написал?

Читать дальше? Вообще-то не рекомендую!Collapse )

Завещание Владимира Ефимова

Владимир Ефимов, шрифтовой дизайнер.  1949-2012
Документ, который вы видите,  уже публиковался однажды.

В Хронике Публичного Одиночества есть свидетельства этому. Хронику никто не читал, и писалась она не за этим. Мой ЖЖ был всего лишь бутылкой, брошенной в океан.

Теперь всё иначе, и я вижу смысл, скрытый ранее.
Строки этого завещания написаны осенью 2009 года, в больнице на улице Касаткина, после того, как Володя узнал о диагнозе и о прогнозе врачей. Мне о завещании известно не было. Возможно, о нём не было известно вообще никому -- хотя утверждать это с уверенностью невозможно.

Доктора давали два года, а Володя прожил три. Его целью было успеть как можно больше. Вообще-то он был настроен на смерть ещё раньше рокового диагноза, и  с этим ничего было невозможно сделать. Ещё перед поездкой на конференцию ATypI-2004 у него вдруг вырвалось -- Всегда хотел успеть побывать в Праге! Значит, успею -- и это прозвучало неожиданно зловеще.

Наш счастливый брак строился на признании границ. Я не рисовала шрифты и не ходила на его семинары. Запретила это когда-то себе совершенно сознательно. Пусть маэстро останется собой, я -- собой. В ЗАГСе я сказала: а давай ты сейчас станешь Ваксманом, а я -- Мазуровой? Посмеялись и оставили как есть. Мы вообще много смеялись вместе -- и тогда, и до последней минуты.

Завещание Владимира Ефимова отыскалось ровно через шесть месяцев после его смерти -- 23 августа 2012 года.
Где? А на столе. На его рабочем столе, за которым теперь была я.
Почему оно не нашлось раньше? Думаете, его не искали? Дома на тот момент перебывало множество людей, в том числе все родственники.
Стол, конечно, был завален бумагами самого разного свойства. Вы бы видели этот стол. Но и пересмотрены эти бумаги были наверняка не раз.
Но наткнулась я. Секрет просто -- завещание лежало в папке с медицинскими документами Володи. Кто, зачем станет перебирать результаты анализов, направления, выписки, рентгеновские снимки? Тут любого удержит понятная, естественная брезгливость -- особенно если перед ним документы уже умершего больного.
Заглянуть в ту папку мог только один человек. Только самый близкий. Только я.

Так оно и вышло. Володя знал.

Продолжение следует

Дело о Тёщиной Мести

Мичман Тихоокеанского флота Владимир Владимирович Горя жил с Овчинниковой Татьяной Викторовной с 2012 года, но так и не женился на ней. В 2013 году у них родилась дочь. Но в начале 2016 года Владимир всё равно ушёл к другой. В августе 2017 г несостоявшаяся тёща Гори, Овчинникова Нина Михайловна, заявила, что Владимир Горя совершил развратные действия с её внучкой, то есть с собственной дочерью. Дочке Владимира Гори и Татьяны Овчинниковой было на тот момент всего три годика.



В основу обвинения суд положил показания, данные малышкой в присутствии бабушки Нины Михайловны Овчинниковой, а также показания самой Нины Михайловны и её дочери, отвергнутой Татьяны. Суд признал Владимира Горю виновным в преступлении, предусмотренном п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ и приговорил его к шестнадцати годам строгого режима.

Полный приговор находится здесь по ссылке

Почему он не вызывает доверия?Collapse )

Я была на Проспекте Сахарова

Не сегодня. Да и не вчера.
Этот пост – воспоминание, которое кажется мне сейчас актуальным.

1. Как я вообще туда попала? Ввек бы не подумала, что пойду на митинг, да ещё с плакатом. Причём пойду сама, одна и осознанно. Меня же калачом не заманить туда было. Уличные формы протеста казались растратой времени и сил, неуважением к себе самой. Кричать на улице – что может быть глупее? Лучше уж, если так хочешь кому-то помочь, перевести этим людям дневной заработок. Митинги, считала я – это для тех, кто не умеет делать ничего другого.
Read more...Collapse )

Фальсифицировали так, что Голунова перефальсифицировали


© Фото Дмитрия Глебова, ИА «Росбалт»
Академики просят Путина распорядиться о пересмотре всех «наркотических» дел

Изменится ли что-то теперь? Надежда жива, пока живы мы сами...

Кажется, зачем выходить с протестами, если Ивана Голунова отпустили? Да не просто отпустили под подписку, а закрыли дело, что и следовало сделать сразу?
Очень хочется верить, что да, для Ивана эта история завершена. Для
Медузы тоже. Но как насчёт всех остальных обвинённых по сфабрикованным делам?

Все помнят, какие нарушения закона были допущены в деле Голунова? Так вот:


Уполномоченный по правам человека в РФ Т. Москалькова содействовала отмене приговора Евгении Шестаевой в 2017 году.

Задержание индивидуального предпринимателя Е. Шестаевой в июле 2015 имело место по факту нахождения в общественном месте в состоянии опьянения. При этом никакие свидетели (в том числе допрошенные на сей предмет в заседаниях суда) никакого опьянения у Евгении не подтвердили.

Через 13 ч. после административного задержания Евгении Шестаевой инкриминировали сбыт наркотиков на сумму 1600 руб. При этом полицию не смутило, что установленное время сбыта наркотиков оказалось позже момента ее административного задержания. То есть по полицейским протоколам получалось, будто обвиняемая «сбыла наркотик» уже непосредственно в комнате полиции, находясь там в качестве задержанной.
Вот ведь до чего эти наркуши дошли! Толкают зелье прямо в участке! Или, может быть, вовсе и не было никаких наркуш, а перед нами всего лишь топорная полицейская фальсификация?
В отношении Евгении Шестаевой не проводилось ОРМ (оперативно-розыскное мероприятие). Не было «контрольной закупки». При себе в момент задержания Евгения имела примерно пять тысяч руб. наличности. Из этих денег полиция вынула 1600 руб. и оформила их как вещественное доказательство. Впоследствии под давлением защиты суд признал, что наугад взятые купюры без каких-либо меток на них вещественным доказательством не являются.

Между тем, после возбуждения уголовного дела по факту сбыта наркотиков на 1600 руб., перешёл в другие руки магазин с товаром на сумму более 10 млн. руб., принадлежавший Шестаевой.    

Экспертизы, выполненные экспертом-стажером, не имевшим допуска к исследованию наркотических средств, были также проведены с нарушением закона.

Основной свидетель против Евгении Шестаевой – аттестованный наркоман. Притом в деле есть результаты анализа мочи данного свидетеля свидетеля, которые входят в противоречие с его же собственными показаниями и, стало быть, так же фальшивы.

Смывы с рук Шестаевой и срезы ногтей у нее не отбирались.

Личный досмотр проводился через четыре часа после задержания. Личные подписи от имени Шестаевой подделаны, что установлено тремя почерковедческими экспертизами. Около четырех лет Шестаева находилась в СИЗО, не будучи осужденной. Имущество, принадлежащее индивидуальному предпринимателю Е. Шестаевой, было похищено при нахождении ее в СИЗО.

Часть срока пребывания Шестаевой в СИЗО судом было признано незаконным.

Благодаря действиям Уполномоченного по правам человека при Президенте РФ
Т. Москальковой неправосудное решение по факту сбыта наркотиков Шестаевой было отменено, и отправлено на новое рассмотрение. Однако, не устранив нарушения, установленные Президиумом Мосгорсуда, судья Бутырского районного суда г.Москвы Шелепова постановила новый обвинительный приговор.

Нарушений при обвинении Шестаевой в сбыте наркотиков было больше, чем у И. Голунова. Доказаны и получили известность факты нарушений требований УПК РФ, Рекомендаций Генеральной прокуратуры на проведение ОРМ, отсутствие факта передачи и получения денег, отсутствие сведений о наличии отпечатков пальцев на пакетиках с веществом. Обвинение, на основании которого суд постановил приговор, было, по указанию прокурора г.Москвы, предъявлено в судебном заседании неуполномоченным лицом, не являющимся участником судебного разбирательства. Последний факт установлен судом в приговоре.

Прокурор г.Москвы в личном приеме неоднократно и не обоснованно отказывал.

Проверка по заявлениям о преступлениях по фактам фальсификации материалов уголовного дела, в том числе и по факту подделки подписи в протоколе личного досмотра Шестаевой, волокитится подразделениями СК РФ  с сентября 2016 по настоящее время. Прокурор г.Москвы игнорирует факты организованной «карусели» по вынесению постановлений «об отказе в возбуждении уголовного дела» и их последующей отмене.

Факт фальсификации материалов уголовного дела установлен судом в приговоре, но он также полностью игнорируется Прокурором г.Москвы и.о. Ю. Монаковым.

Сторона защиты вновь обращается к Уполномоченному по правам человека РФ Т. Москальковой с просьбой продолжить защиту конституционных прав Евгении Шестаевой.