msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Для чего фабрикуются уголовные дела

Нашим маленьким личным открытием стало то, что фальсификация уголовных дел – не ЧП, а повседневная практика.

Картины Васи Ложкина
(с) Вася Ложкин, "Твою мать!"

Мы не знали этого. Ведь такой бедой никто не делится с друзьями и соседями. Именно поскольку мы верили в закон – верили и в то, что с нами происходит нечто совершенно невероятное. Мне всегда казалось, что фальсификация уголовного дела в нашей стране в принципе возможна, но в исключительном случае, например, против особо злостного идейного противника. Непонятно было, чем мог «заслужить» такую «честь» простой инженер Александр Ионов. В то, что мы столкнулись с системой, мне пришлось поверить намного позже, в долгой и безнадёжной борьбе за пересмотр неправосудного приговора (см. Хронику).

Именно позиция вышестоящих судов, прокуратур и прочих депутатов меня убедила. Будь наш приговор случайной ошибкой – никто не защищал бы его с таким рвением. Исправить судебную ошибку несложно. Закон предусматривает все возможности для этого. Но другое дело, когда фальсификации – часть системы. Мы тогда не знали, что наш приговор – лишь один из многих, зачастую ещё более чудовищных.

-- 14 минут правды. Вот так их и стряпают

Официальной статистики по масштабам бедствия не существует. Оценки правозащитников осторожны. Работники правоохранительных структур в частных беседах оценивают количество неправосудных приговоров в 60% и выше. Относительно справедливо могут разрешаться дела по обвинениям в преступлениях небольшой и средней тяжести. Например, произошло ДТП с нанесением ущерба человеку, и водитель сам тяжело переживает то, что натворил. Вот такое дело ещё может обойтись без подлогов и неправого суда.

В основном дела фабрикуются по обвинениям в тяжких и особо тяжких преступлениях. Это могут быть убийства, грабежи, экономические преступления, преступления, связанные с оборотом наркотиков, преступления против половой неприкосновенности (в т.ч. несовершеннолетних), мошенничество, ну и хит сезона – получение взятки.

Для чего?
Как это ни жутко, причина – банальная отчётность.
Показатели раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений, видимость работы, карьерный рост. Интересы работников следствия, прокуратур и судов в этом сходятся. Им нужны преступники, причём те, кого они осудят, а не оправдают.
Даже если преступления не было.
Ну а что, представьте себе, что с работников пожарной охраны вдруг начали требовать отчётов по числу и силе потушенных пожаров. Да ещё «роста показателей» добивались бы в каждом году. Сразу подскочило бы число возгораний раз этак в 4, а то и в 5

Но и если преступление было, путь фальсификаций проще и удобнее, чем расследование.
Следственный Комитет РФ обладает, по всей вероятности, уже целым рядом ноу-хау, позволяющих состряпать дело на любого гражданина страны.
Непосредственно из этого следует, что факты фальсификации дела не являются доказательством невиновности незаконно осуждённого. Как и доказательством виновности. Иногда осуждают невиновного, иногда нет. Просто смысла в приговоре нет вообще никакого. Приговоры невиновным людям и ухмыляющимся преступникам равно незаконны. Можно было бы кидать монетку. Это – полный коллапс правосудия.

Но то общие рассуждения, а нам всем о своей бы безопасности подумать сейчас.
Кто в группе риска?
 К сожалению, все.
С большей вероятностью жертвами сфабрикованных дел могут оказаться
-- молодёжь
-- ранее судимые
-- наркозависимые
-- предприниматели
-- политическая оппозиция
-- одинокие, проживающие не по месту прописки, социально неблагополучные люди.


«Спусковым крючком» к фальсификации уголовного дела может стать бытовой конфликт и ложный донос (как в деле Александра Ионова – см. по ссылке Как это было).
-- Сфабрикованное дело Романа Урываева – месть за ссору с председателем местного Липецкого суда
-- Дело против Евгении Шестаевой – сфабриковано явно не без цели попутно завладеть её бизнесом.
-- Фабрикуемое сейчас дело против председателя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева – имеет очевидный мотив расправы с политически неугодным активистом. Он слишком много знал…
-- Наконец, неужели кто-то верит, что министр экономического развития мог бегать в ночи с долларами в портфеле?

Сейчас повод обвинить гражданина в преступлении может отыскаться и в прошлом, порой далёком. Овладев новой волшебной методикой, Следственный Комитет не останавливается на 100% раскрываемости преступлений. Даёшь 110! 120! 150!
 -- Двух тверских водителей осудили на 18 и 20 лет за преступление, совершённое кем-то 14 лет назад
-- Предприниматель обвиняется в организации давно раскрытого убийства, совершённого в 2003 году

Не застрахован никто. Среди незаконно осуждённых есть и (бывшие) полицейские, и (бывшие) работники прокуратуры, и даже судьи.

Правда ли, что дела фабрикуются против тех, кто не может откупиться?
Не совсем. Упырям нужны не деньги, а человеческие жертвы. Деньги для них служат лишь приятным дополнением к процессу. Опера и следователи, действительно, не против поживиться даже личным имуществом задержанных (в чём мы убедились на примере Химкинского СО). Но обычно денег и всего имущества будущих осуждённых слишком мало, чтобы как-то повлиять на ход следствия.

Получив взятку от родственников подследственного, следователь гарантирует помощь, и его тут же отстраняют от ведения дела. Назначается другой сыщик, новый и несговорчивый. Разумеется, это согласовано с вышестоящим руководством, а деньги поделены.

Если взятка и может повлиять на ход событий, то только на самом начальном этапе, чтобы уголовное дело вообще не было открыто. Впрочем, невиновные граждане и их родственники в этом направлении даже не думают. У них в принципе иной образ мыслей, что и делает их лёгкой добычей для людоедов в погонах.

Ответственность за фальсификацию уголовных дел предусмотрена законодательством РФ. Это, в частности,
Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела
Статья 302. Принуждение к даче показаний
Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности
Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта
Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
Тем не менее, на практике эти статьи закона применяются исключительно редко. Вероятно, их применение не даёт оборотням желаемой «палки» в отчётах.

Случаи, когда за сфабрикованные уголовные дела наступала ответственность, редки, но известны:
-- В Москве вынесли приговор полицейским-провокаторам, псадившим 11 человек (МК, декабрь 2016)
-- В Ульяновске возбуждено уголовное дело по признакам служебного подлога в деле осуждённого (декабрь 2016 г.)
-- Прокурор Подольска уволен за 400 фальшивых дел (декабрь 2011)

Тем не менее,
До сих пор нет сообщений ни об одном случае, когда сфабрикованное уголовное дело было пересмотрено, а незаконно осуждённый по нему гражданин освобождён и реабилитирован.

Tags: обновляемый, техническое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments