msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Category:

Заколбас как высшая точка сфабрикованного уголовного дела

Их уже колбасит. Причём никто не знает, почему.


Нет в законодательстве России положения, согласно которому, фигуранта по сфабрикованному уголовному дело нельзя отпускать ни при каких обстоятельствах.
Нигде не прописано, что судью, вынесшего оправдательный приговор, следует четвертовать.
Вот что мы читаем в УПК Российской Федерации:
возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:
1) отсутствие события преступления;
2) отсутствие в деянии состава преступления;


Это выдержка из статьи 24 УПК РФ. Зайдя по ссылке в основной текст УПК, можно убедиться - там ни слова о том, что обвиняемый ни в коем случае не подлежит оправданию судом.

Но на практике – статистика оправдательных приговоров всем известна (их нет), а сфабрикованные дела проходят одни и те же стадии развития. Их порядок может слегка меняться, и они могут накладываться друг на друга, но смысл сохраняется.

Первая стадия – само создание дела: следствие, суд, приговор. Тут всё выглядит довольно благообразно. Нарушений закона может быть очень много, но они не бросаются в глаза. Приговор составлен аккуратно, так что верхогляд вообще не заметит ничего подозрительного. Доказательства, свидетели, постановил. Виновен, пакуйте, готово.
Вторая стадия – апелляционные и кассационные отписки. Там всё тоже просто, формулировки стандартные, главное ничем и никак не коснуться сути дела. «Нет оснований сомневаться», «установлено судом верно», «вопреки доводом защиты». «законно и обосновано», «нарушений не усматривается».
Так почти всегда. Но бывает, что оклевётанный следствием, судом и (иногда) «потерпевшими» человек продолжает яростно сопротивляться. Иногда он делает это так успешно, что суд вынужден слегка сдать позиции.
Третья стадия – момент временного отступления. Это может быть: отмена приговора с возвращением дела на новое судебное рассмотрение, отмена приговора с возвращением дела прокурору, или даже оправдательный приговор, который, однако, не вступит в законную силу. После этого следует либо длительный новый процесс, либо вообще затишье, в котором обвиняемый расслабляется, начинает приходить в себя и не знает, что происходит.
Четвёртая стадия – новый обвинительный приговор. Он выносится уже явно вопреки закону и здравому смыслу. Для обвиняемого это шок, ведь после того, как суд, вроде бы, внял его доводам, он был почти уверен в близком оправдании. К этому моменту человек уже держался из последних сил. Наступило физическое, моральное, эмоциональное и финансовое истощение. С вынесением нового обвинительного приговора осуждённый видит перед собой стену. Борьба бесполезна, не защитит никто, закон – ничто и пыль. Если реакцией на первый приговор была ярость и готовность драться до конца, то реакция на второй такой же приговор – отчаяние и апатия обречённого. Сил не осталось. Обвиняемый был как моряк, чудом выплывший на берег после крушения. Лежал на песке, как труп. Тут-то его хвать – да и снова в штормовые волны. Подальше от берега.
Не сломаться на этой стадии, не сойти с ума – очень сложно.
Но на самом деле – здесь-то и начинается интересное.
Пятая стадия – заколбас. К этому моменту вся аргументация обвинения тщательно и полностью опровергнута защитой. Дело получает огласку, становится известным. Невиновность очевидна всем: вышестоящему суду, прокуратуре, общественности. И тут вместо законного оправдания вся судейская рать начинает вести себя самым диким и непредсказуемым образом. О благообразии дела уже никто не заботится. Очевидные нарушения закона со стороны суда и прокуратуры лепятся одно на другое. Единожды солгавший вынужден лгать вновь и вновь. Цель одна: не упустить жертву! Нет закона, который суд не мог бы нарушить на этой стадии.

В явной стадии заколбашивания находится дело Алексадра Ионова, где вписали ложные паспортные данные прямо в приговор. И как, спросите – отменили приговор-то? Он же очевидно незаконен. Нет. НЕТ!!!
-- История холостого женатого арестанта
-- И её продолжение
В деле Юрия Дмитриева – тоже признаки начинающегося заколбаса. Уже после вынесения оправдательного приговора вдруг явилась новая экспертиза «потерпевшей», о которой сторона защиты вообще ничего не знала. Это законно? Сомневаюсь. Законно ли это как основание для отмены оправдательного приговора? Ещё более сомнительно. Что дальше? Вероятно, цирк.
-- Страничка группы поддержки Юрия Дмитриева на ФБ
Дело Евгении Шестаевой заколбасилось ещё до вынесения повторного обвинительного приговора. Это результат того, что защита взяла сфабрикованное обвинение в слишком жёсткие клещи. И вот, например, суд выносит постановление о продлении содержания под стражей вообще в отсутствие защитника. Это очевидное нарушение, за которым должно последовать немедленные отмена судебного решения и – освобождение! Но увы! Только не на этой, пятой, стадии развития дела. На третьей стадии (см. выше) – да, было бы так. Но на стадии заколбашивания дела вся система т.н. «правосудия» начинает вести себя как бешеная крыса, которая уже ничего не боится и перед собой ничего не видит, закона особенно.
-- Последние события в деле Евгении Шестаевой

Чем закончится заколбас и сколько он может продлиться – я не знаю.
Если сравнивать суд на этой стадии с бешеным животным – то такое животное подыхает довольно быстро. Крыса – в срок менее часа, псовые (собака, шакал, волк, лиса) – за несколько дней. Но в любое сфабрикованное уголовное дело втянуты огромные ресурсы. Насколько их хватит?

И по-прежнему стоит вопрос – кто же кукловодит в этих делах? Почему законный-то приговор, оправдательный, в соответствии с УК и УПК РФ, нельзя вынести? Кого или чего так боятся судьи первой инстанции? Кому выгодно зверское, садистское, медленное уничтожение невиновных лояльных граждан? С Дмитриевым Ю.А. – понятно, но все остальные? Кому выгодно демонстративное попрание законов страны? Кто-то говорил – пиар силы. Чьей силы-то? Путина В.В.? Явно нет. Зачем бы Президенту разрушать самую основу государственной власти? Первый шаг к разрушению государства – несоблюдение его законов. Тем более должностными лицами. Когда мы поймём, какая именно «сила» в настоящий момент «пиарится» таким образом - тогда сфабрикованные дела наконец начнут прекращаться, а невиновные осуждённые по ним – выходить на свободу.

Кстати, злые языки утверждают, что указание (или – как минимум – разрешение) судить Юрия Дмитриева по закону пришло непосредственно из Кремля, ибо дело, вышедшее за все рамки приличий, получило международную огласку. Это и привело к оправданию. Обвинение же правит бал на местном, карельском, уровне.
Но тогда это значит, что оно, обвинение, не так всесильно, как стремится всем показать.
И что как ни страшен людоед, самому людоеду - ещё страшнее.
И победа всё-таки возможна.
Не сдаваться!
 
Tags: Дело о Подброшенном Конверте, Дело о Пропавших Трусах, информационная самооборона
Subscribe
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments