msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Спуститься в метро и пропасть на восемь лет. Задержание в Отрадном

Документ, публикуемый ниже, надиктован Евгенией Шестаевой спустя почти два года после событий в Отрадном. Дело повернулось к тому времени так, что Женя могла быть наконец уверенной, что её услышат. Мы используем это объяснение, чтобы рассказать об истинных событиях того дня.

Потому что потом в деле будет ещё много хитрых, путаных показаний от персонажей, фигурирующих в рассказе Жени. Все они станут необычайно забывчивыми, будут ссылаться на занятость, болезни и прочие семейные обстоятельства.

Евгения Шестаева ничего не забыла. Такое врезается в память навсегда.
Для удобства чтения приводим текст объяснения также и в отпечатанном виде. В нём есть минимальная редакторская правка, выделенная цветом.

Объяснение
17.07.2015 г. около 12 часов дня я находилась на станции метро Отрадное вместе с моим знакомым Хангишиевым Русланом, мы сидели на лавочке в центе зала метро. Мы обсуждали вопросы, связанные с открытием сайта интернет-магазина нижнего белья, при этом мы спокойно разговаривали, оба были трезвые, общественный порядок не нарушали. Я являюсь предпринимателем магазина в торговом центре «Соби»  в районе Митино г.Москвы. В этот момент к нам подошёл мужчина в гражданской одежде, на вид ему было около 30 лет, он показал мне своё удостоверение, однако я его не успела прочитать, но решила, что мужчина является служащим государственной службы. Он попросил пройти с ним, причину не пояснил, я согласилаь, так как думала, что ему необходима моя помощь. Я и Хангишиев Р.З. прошли за мужчиной в комнату полиции на станции метро Отрадное. Где Хангишиев Р.З. ушёл в основную комнату данного отдела полиции, а меня оставили в коридоре. За мной в коридор вошла женщина-брюнетка. Она была в форме полицйского и спросила у меня разрешения на мой досмотр и досмотр моих вещей. Фамилию данного сотрудника я не знаю. На проведение досмотра я согласилась, так как скрывать мне было нечего. При мне была маленькая синяя дамская сумка. На мне были тёмно-синие брюки, разноцветная кофта с коротким рукавом и розовый пиджак. Вся одежда была без карманов, на ногах белые открытые шлёпки. В руках я держала солнечные очки. В сумочке были личные вещи: ежедневник синего цвета, паспорт в обложке зелёного цвета, визитница оранжевого цвета с карточками и визитками, два телефона: Nokia чёрного цвета и Samsung в чехле серо-синего цвета, помада – 1 шт, лак для ногтей – 1 шт, деньги – около четырёх тысяч рублей, связка ключей, квитанции и накладные на товар для магазина нижнего белья, водительские права и наушники. В момент моего досмотра мужчины, с которыми я пришла в отдел полиции, выходили в вестибюль станции метро Отрадное. При моём досмотре протокол не составлялся. При досмотре сотрудница полиции все мои вещи раскрывала и разворачивала, при моём личном досмотре она просила меня поднять кофту и расстегнуть штаны, после чего ощупала меня руками. После досмотра сотрудница, меня досматривавшая, ушла в сторону вестибюля станции метро Отрадное, а мужчины, примерно 3-4 человека, зашли в кориор, где я находилась. Часть из них прошли в основную комнату отдела полиции, а один – остался со мной в коридоре (его фамилию точно не помню. Возможно - Антонов). Он начал беседовать со мной: сказал, что у Хангишиева Р.З. нашли наркотики, спросил, знаю ли я что-нибудь по этому факту, а также задавал вопросы о моей жизни и работе. Так мы беседовали около четырёх часов. При этом он ничего не записывал. Во время беседы к нам зашла женщина-блондинка, в форме полицейского, и представилась как Тавлеева М.В. Во время разговора со мной они сказали, что мы ждём, пока досмотрят Хангишиева Р.З., чтобы меня потом досмотреть при понятых, поэтому в туалет меня не отпускали. Мы дождались пока досмотрели Хангишиева Р.З., а также понятых – женщин, их было двое. Повторно меня досматривали более, чем через четыре часа после фактического задержания, а именно в 16 часов 15 минут. Досмотр продолжался до 16 часов 45 минут. Меня попросили зайти в основную комнату, где ранее находился Хангишиев Р.З. Сначала из комнаты вышел Хангишиев Р.З. с мужчинами (понятыми и оперативниками), затем в комнату вошли понятые-женщины: Амяга Е.В. и Шершакова Н.В., а за ними прошла я с Тавлеевой М.В. Заходя в комнату, я забыла сумку в коридоре и решила вернуться за ней. Когда я вышла из комнаты, за дверью, где стояла моя сумка, увидела, что возле моей сумки сидят на корточках двое мужчин, у каждого из (которых) на одной руке была надета резиновая медицинская перчатка. Увидев меня, один из мужчин поднял сумку и передал её нам. Я заметила, что замок моей сумки оказался закрытым, хотя я оставляла его открытым, так как не смогла уложить свои вещи в сумку после досмотра. При досмотре Тавлеева М.В. сказала мне вытащить все вещи из сумки на стол, а мне раздеться догола, что я и сделала. Из сумки я вытащила все свои вещи: ежедневник синего цвета, паспорт в обложке зелёного цвета, визитницу оранжевого цвета с карточками и визитками, два телефона: Nokia чёрного цвета и Samsung в чехле серо-синего цвета, помаду – 1 шт, лак для ногтей – 1 шт, деньги – около четырёх тысяч рублей, водительские права, наушники и связку ключей,
а также квитанции и накладные на товар для магазина нижнего белья. Я заметила, что в сумке находится конверт бежевого цвета, который мне не принадлежал, и ранее его в сумке не было. Конверт из сумки я вытряхнула. Тавлеева М.В. в присутствии понятых Амяга Е.В. и Ширшаковой Н.В. все вещи раскрывала, раскручивала и детально осматривала, однако конверт не открывала и про его содержимое ничего не говорила. Во время моего досмотра протокол не составлялся. После моего личного досмотра и досмотра моей сумки мне разрешили одеться и пройти в туалет в сопровождении сотрудника полиции, по моей просьбе. Мы прошли в служебный туалет, при этом вещи из моей сумки остались лежать на столе, так же как и сумка. Вернувшись из туалета, я увидела, что в комнате стало больше сотрудников полиции: Антонов А.А., Башлыков Е.А., Пивцов Д.А., Матряшин А.В., Яворский П.П. и мужчина в гражданской одежде. Меня попросили пройти за оградительный барьер. Тавлеева м.В. села рядом. В комнате также находились понятые: Амяга Е.В. и Шершакова Н.В.

Матряшин А.В. стал заполнять бланк протокола личного досмотра. Что происходило в комнате, мне видно не было, т.к. обзор перекрывали понятые, а помещение было очень маленьким. При составлении протокола присутствовали: Матряшин А.В., Тавлеева М.В., Яворский П.П., Антонов А.А., Башлыков Е.А., Пивцов Д.А., Амяга Е.В. и Шершакова Н.В., и ещё один мужчина в гражданской одежде. Матряшин заполнял протокол, делал опись вещей из моей сумки, называя вслух, что вносит в протокол. Конверт он также внёс в опись. Что в конверте находится, мне не обозревали. Затем Матряшин А.В. задал мне вопрос, все ли вещи принадлежат мне. Я ответила, что конверт мне не принадлежит,
и сказала «Вы его сами положили за дверью и вам виднее, что в нём находится». Данные слова может подтвердить понятая Амяга Е.В. Кроме этого, я сказала, что телефон Nokia является не моим личным, а рабочим. Затем мне предложили расписаться в протоколе, причём прочитать протокол мне не дали. В протоколе, приобщённом к материалам уголовного дела, не все подписи выполнены моей рукой (протокол личного досмотра Шестаевой Е.Ю. от 17.07.2015 года и протокол административного правонарушения).

Виновной себя в инкриминируемом преступлении не признаю. При мне наркотических средств не находилось. Считаю, что конверт, с якобы наркотическим средством, мне подложили, при этом
самих наркотических средств я не видела, так как при мне конверт не вскрывали и содержимое конверта (т.е. само наркотическое средство) никому из присутствовавших в комнате для обозрения не предъявлялось. О наркотиках, находящихся в конверте, мне стало известно со слов сотрудников полиции.

Нарушения, выявленные в ходе ознакомления с материалами уголовного дела:
- нарушения в момент задержания;
- нарушено право на защиту;
- подделка протоколов и подписей (протоколы личного досмотра и административного правонарушения);
- нарушения при уведомлении меня о времени предъявления обвинения (ст.172 УПК РФ);
- нарушения при приобщении вещественных доказательств: CD с записью от 2016 года, а не 2015 года, деньги в сумме 1600 рублей, когда в наличии было около четырёх тысяч рублей, деньги не были приобщены к вещественным доказательства в момент составления моего протокола личного досмотра 17.07.2015 года. Дактилоскопия не проводилась, смывы и срезы с рук не брали, деньги помечены не были, вещество растительного происхождения не обозревалось, понятые осматривали бумажный конверт.
- нарушения при возбуждении уголовного дела;
- нарушения при проведении экспертизы и исследования вещества в ЭКЦ МВД;
- не доказан факт передачи вещества;
- сговор с адвокатом Мироновым Ю.Д. и следователем Кончаковой Т.С.;
- мне не были разъяснены права, гарантированные ст.ст. 47-51 Конституции РФ;
- ночной допрос без адвоката;
- не доказан умысел на сбыт.

Готова предоставить образцы подписи и почерка для проведения почерковедческой экспертизы.

С моих слов записано верно, мной лично прочитано,
Шестаева Е.Ю.,
10.05.2017 г.



Tags: дело о Подброшенном Конверте, полиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments