msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Кончакова Татьяна Сергеевна, следователь

Дело против Евгении Шестаевой вела Татьяна Сергеевна Кончакова, старший следователь ОВД СУ УВД на Московском метрополитене ГУ МВД России по г.Москве.

Сейчас мы покажем документ, в котором, на первый взгляд, нет ничего особенного. Это протокол допроса обвиняемой Шестаевой, который провела следователь Кончакова все в тот же злополучный день 18 июля 2015 года.


На сей раз ни билокации, ни левитации, ни прочих чудес. Просто протокол весьма банального свойства. Штамп, предупреждающий о ложных сведениях, поставлен уже мной при публикации. В деле его нет. И всё-таки с этим документом кое-что весьма и весьма не в порядке. Посмотрите на него внимательно. Ничто не царапает, не оставляет смутного чувства, что здесь что-то не то?

Согласно статье 51 Конституции России, никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это значит, что подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться давать показания (на процессуальном жаргоне это называется взять 51-ю). Он также может отказаться ставить свою подпись под протоколом допроса или иным документом.

Да, но здесь-то подозреваемая не молчит! Если верить документу, конечно. Она заявляет, что желает давать показания. Даёт их -- будучи при этом весьма многословной! -- а потом отказывается ставить свою подпись. Причём всюду. Аж целых семь раз.

Ситуация, вообще говоря, абсурдная. Так не бывает.
Обычно процедура дачи показаний выглядит так. Следователь задаёт вопросы и записывает (от руки или на комптютере) ваши ответы в виде слитного текста. После этого вам дают прочесть получившееся. Если вас что-то не устраивает, то следователь картинным жестом комкает листок, швыряет его в корзину и начинает записывать снова. И так до тех пор, пока вы не согласитесь собственноручно написать -- С моих слов записано верно, мной прочитано -- и расписаться.

Мы имеем дело с показаниями, которых Евгения Шестаева вобще не давала! Они вымышлены следователем полностью, от начала до конца. В деле нет подтверждений тому, что Евгения вообще присутствовала при данном, якобы собственном, допросе.

Мы давно не удивляемся искажениям, замалчиванию, произвольным толкованиям показаний. Но чтобы их полностью давал за обвиняемого следователь -- это что-то из полулегендарных рассказов про 37-й год ...

Опытному следователю Кончаковой не потребовалось ни особого ума, ни фантазии. Сочинённая ею история взята из жизни. Пойманные с поличным наркокурьеры всегда рассказывают нечто подобное. Знать не знаю, ведать не ведаю, попросили передать пакет, я-то и не знал, что в нём находится... За свою карьеру следователя Кончакова Т.С. выслушала не один десяток таких историй. Теперь ей ничего не стоило сгенерировать ещё одну. О месте работы Евгении Шестаевой и об обстоятельствах её задержания Кончакова была на тот момент уже достаточно осведомлена. Не случайно задержание Евгении началось с беседы по душам с оперативником в коридоре. Следствие, как крыса, обязательно сначала понюхает вас мягкой мордочкой, ощупает усами, прежде чем укусить.

Гражданин Миронов Ю.Д., чьей подписью заверен данный протокол, является близким знакомым следователя Кончаковой Т.С. и лишён адвокатского статуса.

Осталось добавить лишь, для сравнения, настоящие показания Евгении Шестаевой, которые она дала после того, как у неё появился адвокат.

Tags: дело о Подброшенном Конверте, искажение показаний, следователь Кончакова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments