msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Когда за спрос бьют в нос?




На стороне оборотней в погонах неожиданно выступил журналист Никита Сологуб.

Пространный материал с цинично-весёленьким заголовком «Отрадные события» был опубликован в Медиазоне 19.07.2017 – то есть уже после отмены первого приговора по Делу о Подброшенном Конверте. Материал перепечатан другими изданиями и хорошо виден поисковым системам.

Эта поддержка – неявная. Медиазона слывёт изданием храбрым и прогрессивным. Поэтому поддержка полицейских оборотней с его стороны могла быть только такой — аккуратной, подлой, скрытой. Материал написан так, чтобы казаться объективным. Автор словно говорит читателю: что поделаешь, я сделал что мог, честно разобрался в ситуации, и вот, посмотрите, что выясняется. Правда – она вот такая неудобная, ну а что делать.
И при этом лжёт.
Сейчас мы это увидим.
К данному моменту опубликовано достаточно документов из Дела, чтобы разобрать пасквиль Никиты Сологуба в деталях. Но сначала – немного теории.  Каким образом журналисты манипулируют нашим сознанием?

Часть рассмотренных приёмов лежат в основе в статье «Отрадные события».


1. Легализация лжи путём постановки вопроса. Это делают, когда стоит задача внедрить в наши головы нечто совершенно абсурдное, о чём прежде даже и помыслить было невозможно. Например: белое есть чёрное, героин полезен для здоровья, лётчик Севрюгов – педофил, и так далее. Написать такое открытым текстом – не поймут. Побьют или засудят. И тогда прогрессивный журналист задаёт вопрос. Почему не задать вопрос? У нас же свобода слова, не так ли?

Журналист ничего не утверждает, он лишь делает наивное лицо. Появляется заголовок: Не педофил ли ли лётчик Севрюгов? Или: Так ли вреден героин? Есть же поговорка, что за спрос в нос не бьют. Что плохого в вопросе?

А вот что. Задавая вопрос публично, журналист одним движением повышает рейтинг лжи с 0% (каковым он и был и должен быть) до 50%!!! Из небытия нелепая ложь извлекается на поверхность и обсуждается наравне с правдой. Свинью вытащили из хлева, отмыли, нацепили на неё фрак и усадили за стол. Ну а дальше – кушайте, дорогие читатели, журналистик здесь ни при чём, вам решать, отправить свинью в хлев или пусть уже остаётся, раз пришла. И ведь непременно среди почтенной публики отыщется некто оригинально мыслящий, кто заголосует: давайте оставим. Если вдруг такое мнение не возникнет ни у кого само – тогда вновь вмешаются журналисты и ненавязчиво подскажут. Времена нынче не те, что прежде. Демократия-свобода кругом.

Дальше, после первого прорыва, могут быть дискуссии, голосования, педалирование вопроса на всех центральных каналах. Не поверите, но таким образом за несколько лет можно убедить общество в самых нелепых вещах. Например, что бродячие собаки – это необходимая часть экологии города. И — одновременно! – что главная проблема той самой экологии – не застройка зелёных зон, не бритьё травы, не вывоз листьев и не реагенты, а экскременты домашних животных на газонах.

Часто этот приём используется для разрушения репутации неугодных людей.

Ставить ложь в равное положение с правдой – это вовсе не объективность журналиста, а игра на стороне лжи. Наивные вопросы не безобидны. Иногда за спрос очень даже стоит дать в нос.

2. Сокрытие части объективной информации. Иногда, «честно» сообщив не всю правду, а лишь половину, можно изменить общую картину до неузнаваемости.  Например, можно сказать, что некий богатырь убил семерых одним ударом, и «забыть» добавить, что все эти семеро были мухами на варенье. Либо долго подробно пересказывать содержание документа, скрыв при этом, что документ – фальшивка.
Сей приём особенно хорош тем, что уличить журналиста очень трудно. Всегда могут сказать, что автор был недостаточно информирован.
-- Приёмы 1 и 2 в статье Никиты Сологуба

3. Намеренно сумбурное изложение материала. Приём постоянно используется чиновниками и должностными лицами, в том числе судьями при составлении приговоров. Журналисты прибегают к нему, когда обстоятельства заставляют их сообщать ту информацию, которую они не хотели бы сообщать.

Читатель не глуп, но он часто бывает невнимателен, ленив и поспешен. Культура медленного чтения давно ушла в прошлое. Мы избалованы краткой, броской, хорошо структурированной информацией. Как следствие, длинные массивы текста вообще не читаются.

4. Порядок изложения информации. Для читателя преимущество имеют сведения, изложенные в начале материала, а также в самом его конце. Середина статьи, особенно если она изложена «тяжёлым» языком (см.п.4), часто читается по-диагонали. Журналист может делать вид, что абсолютно беспристрастен, однако порядок изложения мнений, событий, документов ясно говорит, с кем его симпатии на самом деле.
-- Приёмы 2, 3 и 4 в статье Никиты Сологуба

5. Иллюстрации, не имеющие отношения к основному тексту. Либо относящиеся к нему лишь отдалённо. Иногда бывает, что картинка требуется для привлечения внимания, но фотографий по теме статьи нет. Отсюда сопровождение текста случайной красивой картинкой (из редакционного портфеля либо даже просто из бесплатного набора) – весьма частая практика редакций, как сетевых изданий, так и бумажных.

Тем не менее, иллюстрации можно злонамеренно использовать, создавая у читателя ложное впечатление от публикации. В отличие от текста, картинка апеллирует не к логике, а к эмоциям. Оскаленная пасть, окровавленный нож, плачущий ребёнок, обнажённое тело и прочие картинки такого рода не несут никакой информации, но снижают способность читателя оценивать статью критически. Уличить редакцию в целенаправленном подборе дезориентирующих иллюстраций – сложно.

5.1 Вариантом этого приёма можно считать и художественные подробности в тексте. Мелкие детали создают впечатление достоверности. Парадоксально, но при этом они могут быть неточны, более того, даже полностью вымышлены. Поймать журналиста на этом способен лишь очевидец. Но вероятность появления такого очевидца мала. Ещё меньше вероятность того, что очевидец заговорит, при этом издание может не предоставить ему слова.

6. Заголовок и/или аннотация, не соответствующие содержанию основного материала. Даже такое бывает, особенно в сетевых изданиях.
Просматривания новости, мы часто читаем только заголовки. Это также научились использовать недобросовестные журналисты.
– Политический пример
– Реклама (ссылки не даю специально)

7. Использование «подтанцовки» (троллей). Это уже специфика сетевых изданий и блогов. Хотя предшественник этого приёма в лице подставных «писем в редакцию» применялся и в советское время.
Анонимные наёмные писаки публикуют в комментариях то, что автор стесняется или боится написать от своего имени. Они создают ложное впечатление об общественном мнении и в какой-то степени сами его формируют. Выдаёт их позиция самого автора блога, либо редактора сетевого издания. Вместо того, чтобы сразу удалить грубые, нецензурные, экстремистские высказывания со своей страницы, блогер нежно их сохраняет. Намеренное потакание хамам всегда можно выдать за простой недосмотр.
– Блогер Шипилин очерняет историка Юрия Дмитриева

Продолжение следует. Примеры будут добавляться.


Tags: Дело о Подброшенном Конверте, информационная самооборона, обновляемый, техническое
Subscribe
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments