November 17th, 2012

Хроника публичного одиночества. Часть 6

Жду, когда мне наконец скажут: ну ты того… этого… типа уже хватит, да? Поревела и будет. Водка выпита, салаты съедены, давай оформляй уже нам наследство, да и вообще, хватит портить своей грустной физиономией окружающую среду. На похоронах это было уместно, на поминках тоже. Какие поминки без зареванной вдовы. Но теперь прошло уже восемь месяцев. Скоро девять. Все это делается несколько уже неприличным. Вероятно, так вот и скажут, поначалу – смущаясь, теряясь и неловко подбирая слова. А скорее – скажут вообще не мне. За спиной оно ведь комфортнее. А потом глядишь, и начнут крутить понемногу пальцем у виска, ну а что – и приличия соблюли, и своё реализовали. Как логично: умом от горя повредилась, бедняжка. Жаль, конечно. Еще бы не свихнуться, так вот враз потерять не только мужа, но, по сути, всю свою жизнь. Так и не достроенную свою семью, нерожденных своих детей. Дом, который десять лет лепили вместе и - не долепили, и теперь он стал просто жилплощадью. Репутацию, положение в обществе… Кто она теперь? Пустое место, конечно.

Может быть, и теперь уже крутят, понемногу, просто я не вижу. У мну на спине глазков-то нет.

Мертвые должны быть послушными, вдовы тем более. Дело мертвых – быть в точности тем, что о них рассказывают.
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Хроника публичного одиночества. Часть 7

Знаете, кто первый держал речь над гробом? Ни за что не угадаете. Ни в жизнь. Случайный и довольно далекий знакомый, что называется, шапочный. Не коллега, не сослуживец, не родственник, не друг, даже не сосед. Просто очень давно они учились с Володей в одной художественной школе. Причем, кажется, даже не в одном классе, а в параллельных. У него смешная говорящая фамилия, из тех, про которые говорят «Бог шельму метит». Он сменил ее, давным-давно взяв фамилию жены. Но, как говорится в старом анекдоте, умище-то не спрячешь…

А спасибо ему. Спасибо за улыбку, без которой нельзя было слушать его проникновенную речь. И за сами слова спасибо. Уж не знаю, от души или нет, но они были так уместны! За поступок – спасибо. Потому что - а кому было еще говорить, если у всех близких – ком в горле, даже у коллег и друзей, даже у мужчин? Он-то мог говорить, другие нет. И если хоть что-то в этом мире мои пожелания могут изменить, то пусть будет он здоров и счастлив, и успешен, насколько возможно. Пусть его обойдет беда. Пусть плохое – мимо него пройдет, а хорошее навсегда останется с нами.