July 4th, 2015

Нечего тут стесняться!

Первая задача журнала – полная огласка сфабрикованного уголовного дела.
На такое непросто решиться. Это целый переворот в сознании. Сейчас к нам присоединяются другие пострадавшие от аналогичных фальсификаций. Оказывается, нас много.

Нам нечего стыдиться и нечего скрывать. Не мы выдвинули обвинение по статье 131 невиновному гражданину, и не мы сочиняли показания про раздвинутые ноги и поднятый капот.  Весь позор этого дела лежит исключительно на тех, кто его задумал, возбудил, сфабриковал и не закрыл до сих пор. В этом блоге довольно документов, из которых каждый может сделать свой собственный вывод о том, что дело против Александра Ионова полностью сфабриковано. Мы убедились, что стандартная, законная процедура обжалования судебных решений не работает. Для коррумпированных судей, прокуроров и следователей нет здравого смысла, а закон они считают своей собственностью. Этот вывод также подтверждён документами, выложенными на всеобщее обозрение.

Мы считаем суд общественности наивысшей инстанцией. Возможность ознакомиться с ключевыми документами по делу должна быть у каждого. Мы готовы публично ответить на любые вопросы, связанные с данным уголовным делом.

Нам известно, что справки и отписки – специфическое чтение. Мы прекрасно понимаем тех, кто не станет вникать в подробности мелкого, бытового, грязного и нудного уголовного дела.

Но у «потерпевших» были и есть все возможности оспорить мои выводы так же публично. Тем не менее, с апреля 2015 года (начала огласки дела) в журнале нет ни одного комментария.от:
-- Щербаковой Натальи Александровны,
-- Карагодиной Натальи Александровны,
-- Щербаковой Екатерины Владимировны,
-- Соловьевой Анны Анатольевны,
-- Щербакова Владимира Ивановича.

Разве это не значит, что им нечего сказать?

Более того, «герои» этого блога (см. Доску почёта) – аттестованные работники прокуратуры, судов, следственных отделов, а также адвокаты. Если бы в наших постах содержалось хоть слово неправды, то судебных иск с их стороны не заставил бы себя ждать. И уже один только этот факт – очевидное доказательство фальшивости дела и невиновности осуждённого.

Но есть и вторая задача – помочь тем, кто только намечен в жертвы, и дела против кого фабрикуются в настоящее время.

При фальсификации уголовных дел оборотни используют ограниченный набор приёмов и схем. Пока обвиняемые ими граждане и их родственники в ужасе молчали, чувствовали себя изгоями и скрывали от всех свою беду – это было полным раздольем для мошенников в погонах. Мы надеемся, что пролитый на их действия свет затруднит им дальнейшие фальсификации всё новых уголовных дел.

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Наши письма

Анна – А.Г.. июнь 2015

Вчера днем Саша позвонил. Вокруг было достаточно шумно. К ним пришла большая комиссия из-за одного из моих писем. Не знаю, из-за какого из них (всего вероятнее из-за первого заявления в милицию). Саше дали трубку - он сообщил, что находится в карцере и что ему там очень хорошо. Срок его содержания там продлили еще на пять дней, не выпуская оттуда. Я спросила, за что именно, но он затруднился ответить. Очевидно, что он не знает этого. Спрашивал, сколько всего писем я написала и куда. Я ответила, что не помню точно, шесть или семь, главное, что вообще он живой. Я сказала, что суд восьмого июля. Саша также меня спросил, стоит ли ему присутствовать на суде -  ответила, что, конечно, нет, раз таакой геморрой от этого! Он еще несколько раз меня спрашивал - а стратегически? - я ответила, что и стратегически это ничего не изменит. Напоследок рекомендовал мне "съездить на природу и отдохнуть", на что я сказала, какие блин мне без него куда поездки?
Хотела сообщить Вам об этом сразу же, но не дозвонилась и упала спать.