November 21st, 2015

Десять тысяч слов обвинения

После того, как приговор Химкинского городского суда от 18.12.2014 был отменён Московским областным судом, обвинители отступили на следующий рубеж обороны. Этот рубеж – обвинительное заключение, подготовленное следователем, и ещё одним следователем, и ещё одним - с каковым документом в начале 2014 года дело было передано в Химкинский городской суд. Здесь в журнале этот документ пока не рассматривался.

Согласно справочникам, обвинительное заключение - это завершающий предварительное следствие процессуальный документ, содержащий сформулированное по делу обвинение, определяющее пределы судебного разбирательства, а также систему и анализ доказательств и фокусирующее процессуальное решение компетентных органов и должностных лиц о возможности направления уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. В камере СИЗО обвинительное заключение называют созвучным нецензурным словом.

Смысл и основное содержание данного документа - это, в формулировке статьи 220 УПК РФ, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания (пункт 5).

В нашем деле обвинительное заключение похоже на рассмотренный ранее приговор, имеет объём примерно в десять тысяч слов и содержит те же шулерские приёмы. Точно так же оно основано на рассказах Н.А.Щербаковой и её приёмной дочери, представленных в различном изложении - и на одном странном, загадочно исчезнувшем вещественном доказательстве. Всё же остальное – дымовая завеса, то есть вещи и документы, которые ничего не подтверждают, и беседы с людьми, которые ничего не видели.

Например, как можно считать доказательством, подтверждающим обвинение, вот это:
- Протокол допроса свидетеля И-й В.Н. от 19.11.2013, которая показала, что в указанной должности она работает с 1976 года. Учитывая, что прошло достаточно долго время, поэтому обстоятельства поступления 30.09.2012 несовершеннолетней Врушкиной М.В. 27.03.1998 года, в приемное отделение «Шиловской ЦРБ», она не помнит. Она не помнит, чтобы Врушкина М.В. давала какие-либо пояснения по поводу ее доставления, а также, чтобы сообщала о совершенном в отношении нее преступление, (т. 3 л.д. 126-128) ?

А ещё там есть вот такая чудесная вещь – смотрите!
- Показания потерпевшей Врушкиной Е.В. от 01.10.2012, 20.03.2013, 23.07.2013, согласно которым 15.09.2012 и следует изложение, собственно, преступного эпизода – примерно такое.

Здесь же ссылка на листы дела - т. 1 л.д. 203-222

Бесстыдство следовательской и судейской братии шокирует. Потому что в деле, именно на тех самых листах, приводится не один, а три разных варианта показаний псевдопотерпевшей, не совпадающих друг с другом. Более того, эти показания не дополняют и не развивают друг друга, а именно друг другу противоречат, причём в весьма существенных деталях (на дальнейших заседаниях суда противоречий стало ещё больше)! Обвинительное заключение этого факта даже не скрывает. Но и не афиширует. Оно просто приводит один вариант показаний – тот, который больше всего устраивает обвинение. Средний вариант, состряпанный из трёх. И ничего, что при составлении такого рода документов любое искажение равно лжи и служебному подлогу. Закон не для химкинских следователей писан. Обвинительное заключение очевидно рассчитано на то, что ничей посторонний глаз читать его не будет. Читать будут только свои, а они поймут.

При внимательном чтении в документе можно заметить и другие несоответствия. Протоколы допросов, отсутствующие на тех листах дела, где они якобы должны быть. Несоответствие дат. Плюс всё то, что было отмечено выше в отменённом вышестоящим судом приговоре.

Один раз Химкинский суд уже взял за основу приговора сей продукт следовательских потуг. Результат вышел некачественный.


 
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!