December 22nd, 2015

Карагодина: Там могло быть и трое трусов

Вот реальная иллюстрация к тому, как ведёт себя недобросовестный свидетель на суде. Это фрагменты протокола допроса потерпевшей на заседании Химкинского городского суда 2 декабря 2015 года.
Выложить допрос полностью не представляется возможным, даже под кат. Он невероятно длинен и утомителен. Заседание заняло целый рабочий день, других дел судья Жарких В.А. в тот день не рассматривал. Львиную долю времени и сил занял именно допрос потерпевший – причём вовсе не потому, что вопросов к ней было много. Смотрите!

На вопрос защитника потерпевшей: У вас изымались какие-то вещи следователем?
Потерпевшая: На тот момент нет. Изымались вещи в присутствии меня и мамы. Изымалось нижнее белье. Которое мама нашла.

Collapse )

На вопрос защитника потерпевшей: Вы были при том, когда следователь изымал эти трусы?
Потерпевшая: Я не обратила внимание, куда это все пошло. Я была при этом, при том, что мама передала ему это. Все.
На вопрос защитника потерпевшей: Кому передала?
Потерпевшая: Дорошенко. Я не знаю.
На вопрос защитника потерпевшей: Вы присутствовали при этом?
Потерпевшая: Я уже ответила.
На вопрос защитника потерпевшей: Ну кто еще присутствовал тогда при этом?
Потерпевшая: Это тоже я уже сказала.
На вопрос защитника потерпевшей: Нет, не сказали.
Потерпевшая: Я сказала.
На вопрос защитника потерпевшей: Кто еще присутствовал при этом?
Педагог: Ваша Честь, это уже прямое давление на потерпевшую. Это давление. Защитник выводит этими мелкими вопросами из себя потерпевшую.
Подсудимый: Этого не было сказано.
На вопрос защитника потерпевшей: Я прошу прощения, но для суда повторите еще раз. Кто присутствовал при изъятии трусов кроме Вас и мамы? Это же не сложно сказать.
Потерпевшая: Я, моя мама и Дорошенко. Так вроде.
На вопрос защитника потерпевшей: Как вот эти вот Вы говорите, слюна, кровь? Потому что все запутывается, я не улавливаю?
Потерпевшая: Медсестра приезжала и все это делала, анализы. Именно в тот же день.
На вопрос защитника потерпевшей: Куда приезжала медсестра?
Потерпевшая: В полицию, в кабинет Дорошенко.
На вопрос защитника потерпевшей: И что она там делала, медсестра?
Потерпевшая: Взяла кровь, слюну.
На вопрос защитника потерпевшей: У Вас?
Потерпевшая: У меня.
На вопрос защитника потерпевшей: В присутствии Дорошенко? В кабинете следователя?
Потерпевшая: Да. Также мамы.
На вопрос защитника потерпевшей: И эти кровь и слюна были упакованы в конверты?
Потерпевшая: Да.

Вот примерно такой диалог и длился часами. Потерпевшая огрызалась, делала защитнику и судье замечания. Вот ещё один выразительный фрагмент:

На вопрос защитника потерпевшей: По поводу количества половых актов, уточните, сколько же их было все-таки?
Потерпевшая: Я уже уточняла, их было три. И причину того, что я сказала, отказалась от этих слов, я уже говорила ранее.
На вопрос защитника потерпевшей: Какая причина?
Потерпевшая: То, что это не имеет это значения. Что единственный эпизод, изнасилование, он единственный был важный. А все остальное уже не имеет значение, не нужно вообще.

Это более чем странно звучит. До сих пор считалось, что вопрос о важном и неважном находится в компетенции суда. Дело же свидетеля – отвечать и рассказывать. И пока Маша давала заранее отрепетированные ответы, допрос её выглядел пристойно. Но излишне въедливый адвокат Горин начал задавать непредусмотренные вопросы – и Маша растерялась. Из неё, как проглоченный кролик из удава, заговорила адвокат Карагодина!

Маша просто озвучила пояснения, которые Карагодина Н.А. давала ей на репетициях. Эти пояснения суду не предназначались. По-хорошему, тут бы сообразить, сымпровизировать. Но увы! Не случайно Врушкина в школе училась на одни почти трояки.

В свою очередь, сама адвокат Карагодина Н.А. озвучила любопытную информацию о возможном количестве грязных трусов. Мне не верится, что это случайно. Скорее уж тут сделана заявка на будущее. Какие же ещё сенсационные подробности вспомнит потерпевшая на следующих заседаниях суда?



promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!