May 16th, 2019

Подброс, он же протокол изъятия

Из всех доказательств, сфабрикованных против Евгении Шестаевой (Дело о Подброшенном Конверте), ключевое значение имеет протокол личного досмотра от 17.07.2015. По этой причине на его недопустимости стоит задержать внимание.

Ниже публикуется фрагмент замечаний на протокол судебного заседания от 09.07.2018 г. Фактически это фрагмент аудиозаписи, не включённый судьёй в протокол (со стороны судьи это явное дисциплинарное нарушение, но Шелеповой Ю.В. в данном случае, видимо, не до славы). Таким образом, вот основания, по которым протокол должен быть призанан недопустимым доказательством, и которые судья Шелепова изо всех сил хотела скрыть:

На странице 21 данного протокола, согласно аудио/видеозаписи, ходатайство адвоката Клейменова о признании недопустимым доказательством протокола личного досмотра Шестаевой от 17 июля 2015 года, звучит в следующем изложении: Прошу исключить из числа доказательств в силу недопустимости этого же протокола личного досмотра Шестаевой Е.Ю. от 17 июля 2015 года теперь по другому, совершенно самостоятельному, основанию. Обратите внимание, время составления данного документа 16:15, 17 июля. К этому моменту, и это следует из показаний, допрошенных в судебном заседании сотрудников, слово «спайс» уже фигурировало и они понимали. Что подсудимая причастна к обороту наркотиков. Это версия обвинения. И обоснование этой версии циркулирует в материалах уголовного дела в показаниях сотрудников, которые в тот момент были с Шестаевой – Пивцов - стажер. Антонов и Башлыков. Сомнений в том, что речь идет о наркотических средствах, а не о бомбе, порнографии, не о фальшивых монетах, а о наркотических средствах и о сбыте. Почему я считаю этот протокол недопустимым? Для того, что бы этот протокол личного досмотра, составленный до возбуждения уголовного дела, был признан допустимым доказательством, как следует из ст. 83 УПК РФ, он должен быть собран или получен до возбуждения дела в соответствии с определенным порядком, что бы результат этого действия, которым были изъяты некоторые вещества, оборот, которых запрещен, был бы допустимым. Но смотрите, что у нас происходит. До возбуждения уголовного дела проводятся неотложные следственные действия, перечень, которых УПК РФ очень ограничил. В частности, фальшивые денежные средства, предмет, которым является взятка и наркотические вещества должны изыматься не протоколом личного досмотра, а. если есть подозрения в этом, надо дожидаться следователя, который приедет и с участием понятых, оформит, единственно правильный документ, протокол осмотра места происшествия, потому, что это документ - единственный, указанный УПК РФ, процессуальный документ, который составляется до возбуждения уголовного дела, но который прямо указан в качестве документа, надлежащее составление и оформление которого создает правильную выдачу предметов впоследствии следствию. И так и делается, и ждут. А. что делать, когда протокол составлен сотрудниками, у них даже полномочий не было. Дело в том, что если они оформили протокол личного досмотра, тогда следователь у них должен был забрать это официальной выемкой, придать легитимность этому процессу. И выемка тоже проводиться до возбуждения уголовного дела. И у нас бы не было никаких вопросов, а здесь? Здесь нет ни выемки, ни цепочки, где эти наркотики гуляли и как их следователь получил. Поэтому, Ваша честь, изъятие наркотических средств по нормам КоАП не применимо вообще, ст. 6 об ОРД? Но здесь не было официального ОРМ, какая-то история про операцию «Мак» в деле не нашла подтверждения, тем более это не оперативное мероприятие, конкретное, с постановлением ссылка на ст.13 «Закона о полиции» здесь не работает, т.к. там длинный перечень условий при задержании лица, а у нас протокол личного досмотра. По этой причине, в протокол личного досмотра, которым были изъяты, так называемые наркотические вещества у Шестаевой, является доказательством недопустимым, далее по тексту протокола.

На странице 22 данного протокола, согласно аудио/видеозаписи, после ходатайства адвоката Клейменова А.Я., пояснение подсудимой Шестаевой Е.Ю. звучит в следующей редакции: Ваша честь. Я хочу добавить, что если бы оперативные сотрудники были бы уверены в том, что я участвовала в обороте наркотических средств, как происходит в других уголовных делах, они бы провели «контрольную закупку», пометили деньги или бы провели «следственный эксперимент». Мы знаем, что есть миллионы уголовных дел, где люди годами выслеживают группу, которая занимается сбытом наркотических средств и долго длятся сами эксперименты для того, что бы установить, кто и что продает незаконно. Более того, мне не ясно, почему сотрудники, которые якобы видели продажу наркотических средств, не задержали меня с поличным. И если сотрудники все это видели, и были уверены, почему у меня не взяли ни смывы, ни срезы, ни отпечатки? Ведь это логично, когда идет задержание по ст. 228 УК РФ. Это первое, что они должны были сделать, но сделано это не было. И когда нами было это заявлено следствию, нам сказали, что это невозможно. Как невозможно взять отпечатки с денег, с пакетиков, с рук? Я понимаю, почему это было невозможно. Ведь я этого ничего не трогала, потому, что ничего из этого никогда не было у меня в руках. И это бы сейчас доказало то, что я говорю правду. Так же с видео из метрополитена. Ничто из того, что мы запросили для доказательства моих слов, не фигурирует в моем деле.

promo msannelissa декабрь 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Мракобесие


Как вы думаете, что это?
Информационный знак? Нет. Не только.
Это, друзья, оскорбление социальной группы населения. Стыдно и позорно, однако сейчас это у нас так же привычно, как таблички «Для белых» и «Для цветных» в США 1930-х годов.

Для чего такие наклейки? Пояснение от изготовителя:
Наклейка «Вход с собаками запрещён» размещается на входных дверях или внутри торгового павильона, магазина или другого общественного места. Информирует посетителей о запрете прохода на территорию с собаками. Наклеивается в целях безопасности других посетителей, исходя из гигиенических соображений, а также сохранности товара, предметов и оборудования в помещении.


Полагаю, что любой ревнитель расовой сегрегации, буде ему задан аналогичный вопрос, ответил бы теми же самыми словами. Его речь звучала бы примерно так:
– Эти люди грязные!
- Эти люди не умеют себя вести!
– Эти люди преступники (ну, в смысле, большинство из них, но вы же меня понимаете?)


Кстати, на этом фото два в одном флаконе. Одновременно и только для белых, и вход с животными воспрещён.

Что сегодня стало с расистами, всем известно. Та же участь, представляется мне, ожидает тех, кто сейчас на каждом шагу оскорбляет владельцев собак. Оскорбляет привычно, со смаком, с удовольствием, упиваясь собственной безнаказанностью. Ведь вопрос о том, что такие действия фактически подпадают под ст. 282 УК РФ, до сих пор даже не поднимался.
(Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе, совершённые публично полный текст статьи УК по ссылке).

Я спросила ветеринара: а всё-таки, какими болезнями можно заразиться от собаки? И какими – от человека? На чём вообще основан взгляд на животных как на объект, недопустимый по гигиеническим соображениям?

Как и следовало ожидать – ни на чём. Кроме совершенно дремучих средневековых предрассудков.

Логика самая простая. Если, предположим, собака больна чем-то заразным, то некий процент этой заразы может передаться человеку. У собаки и человека есть общие болезни и паразиты, но намного больше – процент болезней и паразитов специфичных. От собаки нельзя заразиться ни гриппом, ни туберкулёзом, ни вшами. С другой стороны, нам не опасна собачья чума, которая буквально выкашивает молодняк псовых, если он не привит. Не опасен нам собачий энтерит, собачий гепатит и т. д. Даже изводящие уличных (но уж не домашних, конечно!) животных блохи на человеке не живут. А вот если инфекционной болезнью болен (или только что переболел) другой человек, то эта зараза опасна для вас в 100% случаев. Иммунитет в помощь!

И вот комментарий дипломированного практикующего ветеринара в ответ на тот же вопрос:
от собаки людям передаются некоторые инфекции, конечно, но процент их ничтожно мал.
Ни одна из инфекций не передается воздушно-капельно. Вообще ни одна.
При укусе передается бешенство.
Страшно, ужасно. Но только за 10 дней до клинпризнаков собаки делаются заразны, и, конечно, большая часть домашних привиты.
Можно заразиться от собаки и лишаем. Надо иметь сниженный иммунитет, небольшие повреждения кожи и хорошо поиграть с больной собакой для этого, но можно все равно не заразиться.
Мой список почти иссяк.
Есть ещё несколько заболеваний, конечно, но основное я перечислила.
Разумеется, чисто логически, от собаки можно заразиться небольшим процентом инфекций, зато от любого человека можно получить почти 100% инфекций, в том смысле, что они "подойдут". Внутри одного вида опасной заразы предсказуемо больше.


Очевидно, не так ли? Меня удивляет здесь не сам факт, но живучесть каких-то совершенно дремучих предрассудков, из-за которых мы не замечаем очевидного буквально в упор.

Любой посетитель любого заведения может кашлять, чихать, сморкаться и никто даже не попросит его надеть маску. Вы можете прийти в общественное место в любом состоянии и с любым инфекционным заболеванием, лишь бы на ногах держались. Хорошо хотя бы персонал медицинские книжки имеет.

Но напомню, запреты касаются не собак, а людей с собаками. Они нарушают не права животных, вокруг которых столько копий сломано. Собаки в магазинах ничего не забыли, им бы спать дома на коврике или бегать с друзьями. Запреты нарушают права людей.
Просьбой оставить собаку за дверью вы наносите тяжкое оскорбление её владельцу. И вот почему.

Такой просьбой фактически вы выражаете уверенность в том, что собака
1) заразная – т.е. называете владельца грязнулей, неряхой и носителем инфекций, ведь собака-то живёт вместе с ним;
2) опасная – т. е. называете владельца неучем, не способным воспитать своё животное, либо вообще негодяем, готовым целенаправленно его натравить;
3) способна украсть товар с полки – т. е. вы прямо называете человека вором, ведь собака не может сделать этого незаметно от владельца.

При этом неважно, в какой форме вы выразили просьбу. Если в вежливой, то именно это и называется «вежливое хамство».
Кстати, в странах Европы разрешён вход с собаками в продуктовые магазины, рестораны и кафе.