msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Кто же вёл следствие?

Иногда я думаю, что всё происходящее в обществе – исключительно результат царящих в нём идей и настроений. Таким результатом я бы назвала и любое зло, от мелких краж до системной коррупции. Кто бы это зло ни чинил - вор, маньяк или оборотень в погонах – всё равно идейный след преступления приведёт к тому, какие проступки общество находит допустимыми, простительными, а какие нет. Приведёт он, как ни удивительно, в нашу самую мирную жизнь: к телевизору, книгам, газетам, к нашим кухонным разговорам... Корни всякого зла находятся в нас самих.
Это я к тому, кто вёл следствие. Следствие вели Зна-То-Ки. Это Пал Палыч Знаменский - cледователь, Шурик Томин – инспектор угрозыска и Зиночка Кибрит – эксперт-криминалист.
Со следователем и инспектором понятно – а вот с какой стати следствие вела эксперт? Разве экспертиза не должна быть независимой и объективной? По-хорошему, Зинаиде Яновне сидеть бы в своей лаборатории и понятия не иметь о том, откуда, почему некий материал к ней доставлен. И её задание должно быть сформулировано максимально нейтрально. Чтобы никакого давления, никакого знакомства с версией следствия. Иначе о каком объективном расследовании может идти речь?
Это не моя мысль. Эта мысль звучала ещё тогда, когда вся страна с нетерпением ждала новых серий. Но куда там! Азарт борьбы увлекал. С улюлюканьем гнать врага – согласитесь, куда веселее, чем рефлексировать на тему презумпции невиновности. Шутка ли – задержали бомжика, а разоблачили – шпиона!
В настоящем культовом кино всё просто. Белое и чёрное, свои и чужие. Враг опасен, хитёр, безжалостен и глубоко антипатичен. Даже артистичный жулик Ковальский вызывает скорее симпатию, а недотёпа Федотов – жалость. Да, они – преступный элемент, но это всё же наш элемент, советский. Они и на путь исправления скоро встанут – если уже не встали, то встанут наверняка. И не Знаменский организует свидание подследственного с матерью Федотова – нет, она сама, одна, слепая, приезжает из Курской области в столицу в поисках сына. Это самый сильный эпизод фильма. На лице врага – фантастическая гамма чувств: и высокомерие, и брезгливость, и попытка притворства с боязнью выдать себя… В современных сериалах актёры давно разучились так играть.
Следователь Знаменский и инспектор Томин неотвратимо загоняют подследственного в ловушку. Но разоблачает матёрого Зинаида Яновна Кибрит, эксперт-криминалист. - Зиночка, ты сделала почти невозможное, - с восхищением говорит Знаменский, - я в тебя верил, но чтобы так! Состояние организма подследственного не соответствует беспорядочному образу жизни и постоянному пьянству, развитие мускулатуры говорит о целенаправленных тренировках, пломбы на зубах изготовлены с применением зарубежных материалов, а исследование почерка показывает, что письменность родного языка бродяги — латиница! Зло повержено, добро торжествует. Только почему-то в момент, когда Зиночка со смехом восклицает: Кстати, печень у него – как у младенца! – мне вдруг делается очень сильно не по себе.
От злорадного торжества эксперта в обнимку со следователем - до прямого служебного подлога – так ли далеко?
Tags: разговор на кухне, честь эксперта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments