msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Прощай, изнасилование!

Александр Ионов обвинялся в изнасиловании с 30.09.2012 г. по 16.01.2014 г. Всё это время он находился под стражей на основании тяжести предъявленного обвинения. Объективных доказательств обвинения не было совершенно никаких, но об изнасиловании твердила потрепевшая. Следствие и Химкинский городской суд сочли это достаточным основанием для того, чтобы больше года держать обвиняемого в СИЗО-12 г. Зеленограда.

Многократные продления стражи (так это называли в СИЗО), которым подвергался обвиняемый, выглядят особенно эффектно, если сразу после этой главы внимательно прочесть статью 109 УПК РФ. Получается, что химкинские следователи и Химкинский суд, а затем и судья Московского областного суда усмотрели не только подозрение в совершении особо тяжкого преступления, но также особую сложность уголовного дела и исключительный случай. Что ж, и впрямь осудить невиновного за особо тяжкое преступление, да ещё при отсутствии доказательств – случай исключительный и особо сложный!

В поисках доказательств никто с ног не сбивался. Наоборот, обвиняемого держали в камере месяцами, не производя никаких следственных действий.
Зачем напрягаться, доказывая то, чего не было?
В Химкинском СО прекрасно знали, что делали. Шёл торг. От Ионова требовали признания, то есть самооговора. Взамен обещали переквалифицировать статью на менее тяжкую. Вот для этого «изнасилование» и было нужно следователям.

Давление оказывалось не только на самого Ионова, но и на его мать. Ей позволили увидеть Александра лишь в апреле 2013 года, т.е. через полгода после внезапного ареста сына. В обмен на это у неё потребовали уговорить сына «сознаться». Попытки подследственного дать показания пресекались с формулировкой «нет признания – нет показаний». Тем не менее, к январю 2014 года обвинение в изнасиловании пришло к логическому концу. Никаких законных оснований держать Александра Ионова в тюрьме не оставалось. В отсутствие как признания обвиняемого, так и всяких доказательств «изнасилования» ситуация становилась просто фарсовой.

Почему Ионова не пытали, ведь сообщения о пытках периодически мелькают в прессе?
Вижу две причины. Первая -- возраст. Истязать людей страше 40 лет -- опасно, можно не рассчитать воздействия и вместо раскрытого преступления получить труп. С другой стороны, пребывание в СИЗО само по себе уже пытка для того. кто всю жизнь был бесконечно далёк от уголовного мира. У людей старшего возраста обостряются хронические заболевания, даже те, о которых они раньше не знали. Чувствовать, как с каждым днём уходит твоё здоровье -- пытка получше прочих. И второе -- палачей не так много. Может быть, Александру Ионову просто повезло. что в СИЗО-12 не нашлось специалистов такого профиля.

Всё это закончилось Постановлением о прекращении уголовного преследования в части, которое подписал следователь по особо важным делам следственного отдела по городу Химки А.Ю.Лубенский..




Осталось немного успокоить потерпевших. Посмотрите, как легко и элегантно это сделано. Несколько вопросов – и обвинение в изнасиловании рассыпается.. В истории, которую сочинили мама и дочка Щербаковы, нет ничего, что позволило бы обвинить Катиного брата по ст. 131 УК РФ. Потерпевшая не располагала ни ссадинами, ни синяками, ни доказательствами своей беспомощности. И 12 лет ей давным-давно исполнилось. Всё очевидно. После каждого абзаца стоит собственноручная подпись Кати Щербаковой, маленькая и грязная, как раздавленная муха.




У меня нет никаких сомнений, что покончить с «изнасилованием» любой следователь мог в любой момент, хоть бы и задолго до января 2014 года. Но тогда следствию это было не нужно.

Tags: #Химки-следственный отдел, #Химкинский суд, #риэлтор Щербакова Н.А., #секс-похождения риэлторской дочки, Дело о Пропавших Трусах, судья Жарких В.А., судья Морозова Е.Е.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments