msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Приговор по беспределу?

Химкинский городской суд, получив обратно уголовное дело Щербакова против Ионова, мог пойти разными путями. Например, он мог бы рассмотреть дело добросовестно и справедливо и вынести оправдательный приговор. Мог он и попробовать повторить уловки судьи Морозовой с тем, чтобы её первый приговор на этот раз выглядел обоснованным.
Этим-то путём суд и пошёл. В результате мы получили улучшенную версию приговора Морозова 2.0, с прежними характеристиками, но более тяжёлую и несколько более кривую.
Основные параметры новой версии те же. К ней так же применимо всё сказанное в заметках Приговор почти полностью и Те же Яйца, только в Профиль Сказанное там на 100% относится и к новому приговору. Даже умопомрачительный пассаж о синих джинсах и зелёном свитере судья из нового текста не убрал !

Почему? А это одна из рыбок, то есть из множества циничных нелепостей, задача которых шокировать и дезориентировать читающего. Имеется в виду, конечно, не работник Химкинского суда или прокуратуры, а любой читающий со стороны -- включая осуждённого и его родных! -- поимевший наглость во всём этом разбираться. Уберите из приговора одну не относящуюся к делу деталь, другую, третью -- того и гляди суть дела видна станет. А уж этого, граждане хорошие, суд никак не может допустить.

Посмотрите на приговор ещё раз. Готова побиться об заклад, что читать его вам не очень хочется. Максимум, что вы осилите -- первую страницу. Мелкий, неудобочитаемый шрифт, плотный текст почти без полей, корявый язык, неудобоваримый, как манная каша. Расстояние между строчками уменьшено, абзацы не отбиты друг от друга. Думаете, это случайно?
Не любой читающий доберётся до перечисления доказательств виновности. Оно идёт по пунктам, но пункты не пронумерованы. Где же ты, радость бюрократа -- номера-параграфы, заголовки, подзаголовки? Нет, здесь их никто расставлять не станет -- ведь наличие у документа структуры сделало бы его читаемым. Более того, пунктики идут вперемешку. Важные -- с неважными, значимые -- с полной ерундой. Разобраться можно, лишь вооружившись терпением и остро отточенным карандашом.

И тогда проявится картина. Вот перечисляются документальные доказательства. Номеров у них нет, но мы подсчитаем сами:
17 пунктов. На первый взгляд кажется, что вина осуждённого доказана-предоказана. Только не спешите с выводами. Там всё сделано для того, чтобы вы прочитали текст по диагонали и чтобы вам так показалось. Лучше посмотрите внимательно, что за доказательства перед вами.
5 из них -- россказни Щербаковых, записанные в том или ином виде  -- заявления, рапорты, протокол осмотра места происшествия

Ещё 8 -- заключения разных вспомогательных экспертиз, которые обстоятельства дела в чём-то проясняют, но отношения ни к какому преступлению не имеют -- и уж конечно ничего не доказывают. Вроде экспертизы половой зрелости Врушкиной, вменяемости Ионова и т.п. Сюда же отнесём то, что вообще ни к чему не имеет отношения -- свитер и джинсы Ионова,  чехлы с сидений автомобиля и т.д.
Хотя здесь вопрос: раз включили в приговор протокол выемки, что ж про результаты экспертизы изъятых предметов забыли? Сей вопрос повис ещё при анализе приговора от судьи Морозовой. Теперь приговор уже новый, а вопрос так с тех пор и висит.

Таким образом, 17--5--8=4. Эти 4 (четыре) пункта можно признать значимыми, и все они относятся к таинственным Трусам Потерпевшей. Это: протокол выемки Трусов, результаты двух вроде бы проведённых над ними экспертиз и протокол получения биологических образцов для сравнительного исследования. Это -- всё, что остаётся от пары страниц плотного текста, если отбросить шелуху.

Со свидетельскими показаниями -- та же самая картина.
Допрошено 15 свидетелей, два эксперта и один специалист.
Звучит солидно, не правда ли? Ещё солиднее выглядит на бумаге. Но
Четверо свидетелей связаны между собой, а также с потерпевшей и обвиняемым теснейшими родственными узами. При этом у двоих из них, а именно у четы Щербаковых -- явная заинтересованность в обвинении, корыстный мотив.
Ещё восемь свидетелей хорошо знакомы с потерпевшими и частично -- между собой, а один находится в многолетних деловых и личных отношениях с обвиняемым.
Независимы только трое: врач из Рязанской области, женщина-полицейский оттуда же и сосед, живущий через улицу от места событий в многоквартирном доме и не знакомый ни с кем из участников процесса.

При этом:
-- показания шести свидетелей полностью производны, т.е. эти свидетели дают показания с чужих слов. В их числе и женщина-полицейский.
-- показания ещё шести свидетелей вообще не имеют никакого отношения к якобы имевшему место преступлению. Эти люди просто ничего не знают, о чём так прямо на суде и говорят. В их числе -- и врач из Рязанской области.
-- и тогда остаются лишь трое, кто действительно хоть что-то видел, знает и способен объективно подтвердить. Двое из этих людей находятся в неких отношениях с обвиняемым и потерпевшей. Полностью независим -- один. Это и есть тот самый сосед.

Специально опустила имена. Для чистоты и ясности мысли.
Как вы думаете:
1. Чьи показания наиболее ценны для установления истины?
2. Показания какого свидетеля (каких свидетелей) суд отказался принимать во внимание? И под каким предлогом?

Я пока сделаю паузу. Это, чёрт побери, надо прочувствовать!
Посмотрим тем временем старую, добрую сказку. Я б её применительно к этой теме дополнительно озаглавила: А может, прокурор?



Tags: #Химкинский суд, дело Ионова-2 (Жарких В.А.), информационная самооборона, как осудить невиновного
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments