msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Слово причёсанному свидетелю. Продолжение

Запись показаний Алексея Елдашова в протоколе судебного заседания от 02.12.2015 г. занимает десять страниц. Здесь продолжение. Анализ будет дан позже.

На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Ну Александр как себя вел?
Свидетель: Мне кажется, он в растерянности был, не знал, что делать. Ему было жалко видно, как я понимаю, Катю, потому что родственница. И он тоже ее уговаривал еще дома до поездки. И я сколько раз на кухне пытался их убедить, что лучше домой вернуться. На что Катя в отказ шла.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Александр в Вашем присутствии пытался как-то с родителями ее связаться, если он ее уговаривал?
Свидетель: Да, был какой-то звонок, по-моему, я не помню. Был, по-моему, что-то один звонок.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Он сказал: «Заберите ее»? Свидетель: Я не слышал, я не подслушивал.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Я имею ввиду, Александр пытался сообщить в Вашем присутствии ее родителям, что она находится с ним?
Свидетель: Я не помню, о чем суть речи была. Потому что я ушел, по-моему, в большую комнату. Но то, что он звонил, это, по-моему, был один факт. Это с Володей мы разговаривали, с отцом Кати. Ну вот не знаю, кем он там приходится, отец или кто.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Именно пытаясь сообщить, что Катя с ним?
Свидетель: Я этих слов не слышал.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Вы просто слышали, что он по телефону разговаривал?
Свидетель: Да. Разговаривал на ту тему. Потому что перед этим говорил, что позвонит Володе, я не знаю Володе, ну Володе, потому что больше некому звонить, чтобы как-то успокоить, чтобы Катя вернулась домой.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: А какие отношения были между Екатериной и Александром? Вас ничего не смутило?
Свидетель: Нет. То, что Катя у нас ночевала дома, она отдельно спала абсолютно, никаких не было прибрежек, даже как родственников положить. В этот момент Александр уезжал на работу, таксовал там, своими делами занимался, приезжал, потом Катя на кухне там покушать готовила. Соответственно Александр там пытался 2-3 часика поспать.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: А на природе?
Свидетель: А на природе, мы еще смеялись, как Саша около машины, как он не замерз в ночь, надел свой какой-то там.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Катя где ночевала? Где спала?
Свидетель: Они гуляли всю ночь, она, по-моему, и сын мой. Около машины гуляли, сидели.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Она не отдыхала вообще?
Свидетель: В машине потом спала, по ходу. Когда машина ехала. У меня большой микроавтобус, в котором можно поспать.
Вопросов нет.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Отношения между Ионовым и Катей какие были?
Свидетель: Дружеские, абсолютно. Так как все мы. К моей жене он также относился. И ко мне также, и к Игорю. То есть не было ничего. Правда то, что она не хотела ехать домой, вот это между ними была ссора, какие-то разногласия. Это было.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Самочувствие у Кати какое было?
Свидетель: Подавленное. Ей постоянно твердили, что мы твердили, что видно Саша твердил, потому что я не слышал этот разговор, мне это не надо, что надо ехать домой. Когда-то все-таки придется ехать домой.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: То есть Вы не знаете, Вы твердили, при Вас подавленная. Ионов такого ей не говорил? Свидетель: Нет, о чем они разговаривали, он мне не говорил.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Какое происходило ухудшение самочувствия Кати? Вы тоже были в Шилово?
Свидетель: Когда ей плохо, когда она впала в эпилепсию или что-либо, я был в страшном, сильном алкогольном опьянении. Так как у меня стаж по спасательным работам, я работал старшиной поста много лет, людей спасал, я видно уже по реакции засунул палец, у меня много лет потом шрам, много месяцев, ей в рот, чтобы не задохнулась. А дальнейшие события я уже не знаю. Меня просто отключило. Потому что она сидела, сидел я, моя девушка. Она с краю сидела, на заднем сидении, так как управлял автомобилем Александр, так как я был не в состоянии. И видно в последний момент я увидел, или закричали все, вот это я не знаю, не хочу обманывать, но то, что в один голос все утверждали, что мой сын, что моя жена, что я ей сразу палец, она задыхаться стала, что-то изо рта пошло, засунул, чтобы она не сомкнула зубы. Все. Дальше я не могу ничего пояснить, потому что я проснулся уже утром в городе Шилово, когда нас разбудил сотрудник милиции, без Кати, без Александра.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Вы с родителями Кати виделись в Шилово?
Свидетель: Да, виделись. Меня сразу же оскорбил присутствующий здесь человек, что я алкоголик, бомж.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Оскорбила в полиции? Свидетель: Ну она не стала разговаривать со мной как бы.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: А о чем Вы с ней хотели поговорить?
Свидетель: Вообще я хотел поговорить по отношению, у меня были эмоции, что как говорила Катя у них страшные отношения дома.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: О чем еще?
Свидетель: Что с девочкой ничего не случилось в дороге, что она все нормально, я пытался ее спасти, она жива и здорова.
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Вы давали пояснения другого рода об отношении Ионова с Катей?
Свидетель: Да, на основании милиции в Шилово. В Шилово нас начали зомбировать. Нас сначала напоили, ну как напоили, нам дали повод, чтобы выпить, предложили пройти в кафе, без них конечно, типа покушать. Они видели наше самочувствие, что мы, скажем так, можем расслабляться, в течение трех месяцев один раз, а потом как бы работать. У нас свой род деятельности. И мы там, честно говоря, взяли и похмелились. И похмелились очень крепко, что нас даже стали выгонять из отдела милиции Шиловского. Так как от нас сильно разило алкоголем. Соответственно все это время, сколько мы с утра, нас разбудили в 6 утра, до 11-12 ночи, там постоянно долбили: «Вы знаете с кем Вы ездили? Вы ездили с насильником. Что он там постоянно ее везде насиловал, Вы ничего это не видели. Но Вы говорите, что видели».
На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: А Вы что говорили?
Свидетель: Я не говорил, что я видел, это бред. Потом нас перевели в прокуратуру, нас допрашивали, посадили обоих, потому что мы очень держались в единичном экземпляре. На вопрос представителя потерпевшего свидетелю: Обоих?
Свидетель: С Оксаной Шушуновой. И под копирку сделали 2 протокола. У меня злоба еще на Сашу была в тот момент, что как я буду возвращаться домой с этого Шилово, потому что водителя нет, у сына нет прав, без денег, без всего. У меня была ужасная в тот момент злость. На всей этой почве у меня была обида страшная. Я видно что-то может быть и наговорил того.
Вопросов нет.
На вопрос защитника свидетелю: Вы сказали, что когда мать Кати приехала, и она Вас оскорбила, разговор Вы хотели повести по поводу?
Свидетель: Что девочка все нормально, что ничего с ней в дороге не случилось, что она была со мной, грубо говоря, под моей ответственностью, так как хозяин машины был я, и она была у меня дома.
На вопрос защитника свидетелю: А Катя вот Вам что-то рассказывала про обстановку в доме? Про отношения с мамой?
Свидетель: Вы знаете, сейчас очень тяжело это вспомнить, но там в один голос, что Володя как бы, считающийся ее отцом, он никак не может повлиять, хотя с Володей я разговаривал после, когда Сашу задержали, Володя к нам приезжал в квартиру, мы с ним разговаривали в отношении всего этого. И Володя, что ничего не действует. Что действует мама Катина, и Катя под любым предлогом, куда угодно, не имеет значения куда, но только не домой, именно домой, она там жить не может, там тирания. Ну я так своим словом назову, так как не помню это слово, как было сказано.
На вопрос защитника свидетелю: Вот в поездке, Вы говорите спиртное употребляли, а Ионов?
Свидетель: Нет, ни Ионов, ни Катя, Игорь чуть-чуть мой сын, в основном мы только старались вдвоем.
На вопрос защитника свидетелю: Ну если бы Ионов и Катя употребили, Вы бы видели?
Свидетель: Ну конечно. Во-первых, Ионов не мог употребить, так как он за рулем был, это лишение прав, это все. Ну а Катя, она, ну как бы это, нам было нормально с Оксаной. Смысл? У нас не было задачи всех напоить. Мы на природе, там шашлык жарили, останавливались. То есть жизнь кочевая, по сути дела без них мы каждый год выезжали на тысячи километров, на полтора, так больше интереса.
На вопрос защитника свидетелю: А Вы говорите уже в Шилово, работники полиции там, в нетрезвом состоянии работники полиции?
Свидетель: Да, они прямо с утра нас там начала зондировать. Особенно один в фуражке, который нас разбудил, потому что я потом, когда отключился, сын сел за руль машины, а патруль полиции подъехал к автомобилю. И сказал сыну проследовать за ними, и так мы приехали в этот город, то есть не я за рулем уже ехал. Вот. Но так как за милицией мы ехали, сын смело ехал. И все, мы остановились на площади, напротив отдела милиции, а утром нас разбудили.
На вопрос защитника свидетелю: Какого рода просьбы были? Какие показания нужно было давать?
Свидетель: Во-первых, начали разговор с чего, я спросил, что вообще случилось, где Саша, где Катя. Мне начал Игорь пояснять, что: «Кате было плохо, ты ей засунул палец, чтобы не задохнулась. Потом тебя начало вырубать, мы помчались там к какому-то фельдшеру». Я так до сих пор и не знаю историю, честно, дотошно. «А ты спал на заднем сидении, потом мы застряли, ты очнулся, какой-то трактор нашел, сходил в деревню». Я даже этого не помню, видно уже на автомате. Нас вытащили и все, и в город приехали. И этот начал: «А Вы знаете Вы с кем ехали? Вот эта Катя кто Вам?», «С кем? Родственник Саши. Знаете, что он ее..?» и матом. «Как, когда». «Как когда? Да постоянно, Вы просто этого не видели». Ну и началось. Я говорю: «Ну и что дальше? Если даже там вдруг это. Во-первых это невозможно, они всегда у меня на глазах были, ни у меня одного, у сына, Оксана была, у всех». Даже говорю, ночевал, мы смеялись, все смеялись, что он спал как псина у машины, он сказал, что ему лучше так, чем в машине.
Вопросов нет.
На вопрос подсудимого свидетелю: А вот ты сказал, что Володя приезжал потом? Свидетель: Да, а Катя появлялась к нам, после как тебя забирали. На вопрос подсудимого свидетелю: А зачем она появлялась? Свидетель: Она убежала из дома.
На вопрос подсудимого свидетелю: Вы с ней беседовали об этом?
Свидетель: Да, мы с Володей сцепились там, потому что он ее чуть ли не насильно стал вытаскивать с квартиры.
На вопрос подсудимого свидетелю: То есть Катя не хотела?
Свидетель: Не хотела. Я сказал: «Ты успокойся, определись вообще, почему девчонка боится в Вашу квартиру, почему она туда не хочет?». Катя сама может подтвердить, что я говорю: «Катя здесь отдельно может даже жить, если такой пошел расклад». Ну я понимаю, она несовершеннолетняя, но девчонка плакала и категорически не хотела домой. И он ее хотел насильно тащить домой, но когда мы с ним переговорили, я уже не помню, о чем мы говорили, потому что я после этой поездки, нас оштрафовали на посту, когда я ехал за рулем, возвращался. Даже протокол у меня есть. Вот и я выпил потом на этих расстройствах, все-таки чуть-чуть пил еще. Я чуть-чуть «датый» был. Мы с ним долго беседовали, час, а то и более. В итоге пришли к мировому, что Катю никто дома не тронет, никто не обидит, если будет какой-то звонок в нашу сторону от Кати, тогда мы выезжаем без всяких разговоров к ним в квартиру и там разбираемся, уже на другом уровне. И с тем условием Катя поехала с ним домой. Это Катя сама может подтвердить.
На вопрос подсудимого свидетелю: А были еще такие моменты?
Свидетель: Я не помню, сколько это раз. Но, по-моему, мне кажется, она не раз к нам прибегала. Однажды он забежал, искал Катю в квартире, но ее не было. Странно думаю. Я говорю: «Ты че забежал Володь?», «Катя у Вас? Она опять убежала?», «Нет говорю». И вот здесь уже не помню.
На вопрос подсудимого свидетелю: А не помнишь, Володя к Вам в поисках Кати один раз приходил?
Свидетель: Нет, по-моему, два раза, один раз он Катю зацепил, второй раз, по-моему, нет. Два или три раза был инцидент, это когда ты уже сидел.
На вопрос подсудимого свидетелю: А чем Катя объясняла, почему она вот к Вам приехала?
Свидетель: Что все также продолжается, намного усугубилось, чем было до этого, что ее там не считают за человека. Ну и все в этом роде.
Вопросов нет.
На вопрос защитника свидетелю: Если Вы пояснили, что Ионов был уже задержан, а Катя к Вам еще приходила?
Свидетель: Да.
На вопрос защитника свидетелю: Она поясняла что-то по этому факту, именно по которому Ионов был задержан?
Свидетель: Вот это я не помню, честно говоря. Я был лично в нетрезвом состоянии как бы. Про Сашу я не помню вот это. По-моему что-то было у нас, разговор, не разговор может быть. Основная тема была, что она убежала из дома, у нее была основная та болезнь. То, что Сашу там подзадержали, это там, на заднем плане. Не помню, обсуждали мы это или нет, по-моему, нет. То есть не помню, я не хочу обманывать.
Вопросов нет.
На вопрос суда свидетелю: Вы говорили, что Вам в милиции там что-то матерное сказали, что было между Ионовым и Катей, что имелось ввиду? О чем Вам сказал сотрудник милиции?
Свидетель: Типа: «Вы знаете, что он ее имел везде?».
На вопрос суда свидетелю: Вступил в половую связь. Вы имеете ввиду?
Свидетель: Что он с ней уединялся для совокупности. Везде и всегда. Вплоть до того, что я там не знаю, видеоматериал там нескольких фильмом там включал.
На вопрос суда свидетелю: Совокупность — это что? Вступал в половую связь, другими словами?
Свидетель: Да, типа того. Это сотрудник полиции, который нас разбудил.
На вопрос суда свидетелю: Вы с Ионовым беседовали об этом, спрашивали у него что- нибудь по этому поводу? Было такое, не было?
Свидетель: Да нет, у меня подозрение в этом. Был один момент там такой, что нет. По-другому немножко, это уже Дорошенко, который уже начал меня умолять, уговаривать, чтобы я сказал, что он имел, что я отдавал им машину, что я им стелил кровать, для того, чтобы Саше легче было. Вот. Дорошенко пытался уговорить меня. На что я говорю: «Смысл врать? Пиши. И напиши, что это вранье».
На вопрос суда свидетелю: С Ионовым Вы не общались?
Свидетель: Нет, про интим абсолютно.
Вопросов нет.
На вопрос подсудимого свидетелю: Леша, от кого ты узнал о том, что там что-то?
Свидетель: От сотрудника милиции. Вот этот вот, который нас разбудил.
На вопрос подсудимого свидетелю: Как его фамилия ты не помнишь, да?
Свидетель: Да. Оксана еще не верила. Не, а он там в фуражке был, дежурный, он нас там не допрашивал, ничего, он там «халдеем» по отделению бегал. Он нас и выбежал разбудить. А нас «мурыжили» весь день, соответственно в кафе мы в этом сидели, нам сказали кафе неплохое, идите покушайте. Ну покушать и соответственно понятно, зачем это.
На вопрос подсудимого свидетелю: Ты сказал, что беседовал с родителями Кати? Да?
Свидетель: С отцом.
На вопрос подсудимого свидетелю: Нет. А вот в Шилово с матерью?
Свидетель: Нет, она меня просто как бы назвала алкоголиком и все прочее. Ну это ее право. На вопрос подсудимого свидетелю: Они тебе не рассказывали?
Свидетель: А дальше разговора не получилось. Володя был там совершенно по-другому. Володю тогда я первый, по-моему, увидел. Да, по-моему, первый раз увидел Володю и второго человека. И как я понял мать вот. Я к ней подошел, она: «Вообще не хочу с тобой разговаривать, иди отсюда». Типа того, вот этот жест и что алкоголики, это конечно. Пускай так и думает.
Вопросов нет.
На вопрос защитника свидетелю: Про Дорошенко Вы проговорились, что он хотел от Вас, какие показания?
Свидетель: Он расстроенный, он говорит: «А что вот эти чувства?». Дело в том, если откровенно говорить говорю, можете вызывать этого сотрудника, делайте очную ставку, он начал нам «долдонить», что это насильник, что это такой-то
На вопрос защитника свидетелю: Кто-кто? Нет про Дорошенко.
Свидетель: Да, да, да. И Дорошенко также говорил, вызывайте сотрудника, говорю, что он нам твердил, что: «Вот это насильник, это плохой человек ужасно. Так и так, он и Вас подставил, Вы тоже пойдете по делу, что он и Вас вплел в это дело». Я говорю: «В какое дело вообще?». «Что он везде жестоко избивал и насиловал, грубо говоря, Катю». Вот такой бред. Потом говорит: «Теперь как Вы вернетесь домой соответственно?». И вот тут у меня уже «поехала планка», ну мы сходили два раза в кафе, мы туда раза четыре ходили. И на пятый раз нас туда уже не пустили.
На вопрос защитника свидетелю: Это что, Дорошенко там, в Шилове что ли был? Свидетель: Нет, это я говорю про сотрудника. На вопрос защитника свидетелю: Я про Дорошенко.
Свидетель: А Дорошенко уговаривал, говорит: «Зря Вы, надо бы конечно лучше было сказать, что Саша имел связь половую, что ты им стелил кровать, включал видео-фильмы». Наподобие такого плана. «Это лучше будет Саше, намного быстрее Саша выйдет из тюрьмы, а здесь «непонятка», опять все затягивается». Я говорю: «Ну а смысл?». Я прям так ему в глаза и сказал: «Смысл врать, чтобы ему легче было? Если так нужно, давайте!». Я прям так ему и сказал, можете Дорошенко так и спросить. На что Дорошенко сказал: «Нет, врать конечно не хорошо, писать»
Вопросов нет.
На вопрос суда свидетелю: В итоге, Вы какие показания давали, те, о которых Вас просил Дорошенко или иные?
Свидетель: Те, которые правда.
На вопрос суда свидетелю: Те показания, которые он просил, Вы не давали? Свидетель: Нет. Я уже второй раз не повелся. Вопросов нет.
Государственный обвинитель: В связи с существенными противоречиями просила бы огласить показания свидетеля Елдашова А.Н., данные им 12 марта 2013г. на л.д.34-36 т.2. Существенные противоречия выражаются в следующем, сейчас он говорит, что он с Ионовым не обсуждал то, какие у него там с Катей отношения, что и как. Ранее он говорил, что он интересовался у Ионова, какие у них отношения кроме родственных, есть что-то или нет между ними.
Обсуждается заявленное ходатайство. Представитель потерпевшей: Я не возражаю. Законный представитель: Я поддерживаю мнение представителя. Потерпевшая: Я поддерживаю мнение представителя.
Защитник: Возражаем против оглашения, так как противоречия в данной части, если они имеются, то они не существенные. Свидетель дал полные показания, что ему известно по делу.
Подсудимый: Значит, противоречия никакого нет. Свидетель дал полные показания, что он знал. Так что нет необходимости. Возражаю.
Суд, выслушав мнение участников процесса, на месте постановил: удовлетворить заявленное ходатайство, огласить показания данного свидетеля на л.д. 34-36 т.2 в связи с имеющимися противоречиями, на которые указал государственный обвинитель.
Государственный обвинитель оглашает: Т.2 Л.д.34-36 - протокол допроса свидетеля Елдашова А.Н.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Что все-таки Вы имели в виду, спрашивая у Ионова о связи? Что Вас смутило?
Свидетель: Это когда она волосы так ему, ну просто сидели, она раз ему так волосы. Мне просто интересно стало, я почему-то Сашу и спросил: «Саш, у Вас чего, какая-то что ли связь там, отношения?»
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: А что родственники обычно не могут друг друга по голове погладить? Что Вас смутило именно?
Свидетель: Я Вам только что объяснил.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: В Ваших показаниях сказано, что он ее приобнимал?
Свидетель: Нет, он ее не приобнимал. Это бред все, это Дорошенко сам писал.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Вы перед этим, буквально 5 минут назад сказали, что Вы давали Дорошенко правдивые показания?
Свидетель: Правдивые.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Значит обнимал?
Свидетель: Нет, не обнимал. Значит там неправдивые. Значит, Дорошенко там писал. Я не читал.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: А Вы не читали?
Свидетель: Нет, я не читал.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: А если бы он написал, что Ионов ее насиловал и тому подобное?
Свидетель: Я бы с ним судился после этого. У меня свидетель, там дверь была открыта, моя жена Оксана.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Значит, Вы протокол допроса не читали?
Свидетель: Нет, я так образно посмотрел начало, потому что он «мурыжил» нас часа 2-3. Минимум. Мы его, во-первых, прождали его в коридоре долго, просидев там. Просто здесь, не то, что я его отвел в сторону, начал кричать и терзать: «Саш, какие у Вас там отношения?». Я просто в разговоре спросил: «Саш, у Вас что, какие-то отношения что ли?».
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Тогда почему Вы сегодня, недавно буквально, сказали, что показания правдивые, Вы уверенно это сказали, несколько раз повторили?
Свидетель: Ну правдивые, да
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Если Вы даже их не читали, откуда Вы знаете, правдивые они или нет?
Свидетель: Не читал, я их так образно посмотрел, еще раз Вам сказал. Образно. Я каждое слово не прочитывал, основная мысль, которая, что он там написал, перед этим протоколом он очень долго упрашивал меня, что эти показания ему не нужны, ему нужны какие-то другие показания ложные, что он имел связь, что я держал свечку, что я рядом присутствовал, это видел лично.
На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Он Вам объяснил, для чего ему это нужно?
Свидетель: Да, чтобы облегчить судьбу Саши, чтобы дело закрыть и чтобы Саша уже
вышел на свободу, наподобие такого плана. Потому что сейчас «непонятка» и это может
затянуться на много-много лет. Это его личные слова и это слышала Оксана.
Вопросов нет.
На вопрос суда свидетелю: Вы расскажите, что Вы начали говорить, что Вы спросили у
Ионова и?
Свидетель: Он сказал: «Да, но не то. что ты думаешь».
На вопрос суда свидетелю: А Вы о чем подумали?
Свидетель: Ну какие-то может, я не знаю, ужимки, поцелуйчики, не знаю, как это выразить по научному, словами.
На вопрос суда свидетелю: «Флирт» слово подходит?
Свидетель: Флирт! Да, да, вот это хорошее слово, я запомню.
На вопрос суда свидетелю: Спросили, нет ли между ними флирта?
Свидетель: Да, совершенно верно.
На вопрос суда свидетелю: И что ответил Вам Ионов?
Свидетель: Он ответил «Да, но не то, что ты думаешь». Я не говорил именно у Вас флирт там.
На вопрос суда свидетелю: Как Вы поняли ответ Ионова?
Подсудимый: Я протестую! Флирт — это другое слово. Вы навязываете свидетелю. Он не знает, что такое флирт.
Свидетель: А, что такое флирт, я правда не знаю такое слово.
На вопрос суда свидетелю: Можете какое-то другое слово сами подобрать, если Вы не
знаете слова «флирт»?
Подсудимый: Флирт, тогда я, значит, может быть и не знаю
На вопрос суда свидетелю: Что тогда Вы имели в виду?
Свидетель: Ну как Вам объяснить. По-русски нельзя говорить, ну поцелуи, там я не знаю.
Защитник: Уважаемый суд! Свидетель говорит: «Я не знаю». Когда мы так,
Вы удовлетворяетесь этим ответом, а когда свидетель говорит: «Я не знаю»,нам отвечают, Он отвечал: Я не знаю, как это объяснить». Вот так вот он ответил.
Свидетель: Ну, я просто флирт правда не знаю, как это. Я не знаю просто это слово, почему оно мне понравилось.
На вопрос суда свидетелю: Ионов ответил, что: «Это не то, что ты думаешь?»
Свидетель: Да, соответственно. Когда парень парня там в компании спрашивает: «Что там, какие-то взгляды там на нее другие?». Также не говорят так никогда, просто обобщают одним словом. Тем паче я поддатый был и мне проще сказать: «Че, в отношениях что ли?».
Он говорит: «Да Лех, но не то, что ты думаешь. То есть подумаешь». Что я могу подумать, всегда человек думает о плохом вначале, а потом уже о хорошем, это любой человек.
На вопрос суда свидетелю: Разговор на этом закончили?
Свидетель: Да, абсолютно верно, все и закончилось.
Вопросов нет.
Свидетель удаляется из зала судебного заседания.




Tags: #Химкинский суд, Дело о Пропавших Трусах, Химкинский суд, искажение показаний, судья Жарких В.А.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments