msannelissa (msannelissa) wrote,
msannelissa
msannelissa

Они боятся посмотреть в глаза мне

В течение второго процесса обвиняемый трижды обращался к суду с ходатайством о допуске дополнительного защитника. В последнем заседании апелляционного суда ему было отказано в таком ходатайстве в четвёртый раз.

9.06.2016 состоялось краткое заседание, на котором суд так и не приступил к рассмотрению дела по существу. Причиной стала неявка потерпевшей Щербаковой Е.В., которая заболела вместе с адвокатом Карагодиной Н.А. По коридору суда бегала и звонила по сотовому телефону одна только бесноватая риэлторша. Это очень наглядно показывало, в чьих на самом деле интересах проводится этот бесконечный процесс.

Кроме этого, на заседании выяснилось, что с логикой у Щербаковой Н.А. совсем беда.
Просьба обвиняемого о том, чтобы наряду с адвокатом его защищала жена (да, та именно самая жена, которой, по словам адвоката Карагодиной Н.А., нет и никогда не было), встретила со стороны риэлторши очередной приступ яростного протеста. Так примерно протестовала и Карагодина на заседании Химкинского суда 02.12.2015. В тот момент её возражения ещё могли выглядеть обоснованными. Но теперь?

Я возражаю, Ваша честь. Потому что… Ну, во-первых, в этом деле рассматривается материалы… о… половой неприкосновенности несовершеннолетней, поэтому как я понимаю профессиональный адвокат связан профессиональной этикой о неразглашении того, что звучит в суде. Люди, которые не имеют такого профессионального адвокатского статуса, они такими обязательствами не связаны. Кол-во адвокатов не ограничено, которых может приглашать для себя обвиняемый. Эти люди адвокатами не являются. Кроме того, э-э супруга, Анна Шмелёва, а-а, на протяжении последнего года, э-э, в интернете писала лживую информацию обо мне, моей дочери и поливала нас грязью и вот сейчас было упомянуто, что она хорошо знает материалы дела. Этот человек, которого на тот момент не было, который является посторонним, изучала эти материалы, касающиеся сугубо личных вещей в отношении моей дочери … поэтому категорически возражаю.

Разумеется, никакой лжи в данном журнале нет. Риэлторше это прекрасно известно – иначе она давно привлекла бы меня к ответу в предусмотренном законом порядке. Хотя всё решилось бы намного раньше -- я сама исправила бы не то что ложь, а малейшую неточность немедленно после того, как мне на неё аргументировано указали. Журнал открыт. Но указывать не на что – все выводы подтверждены документами и фактами. Есть здесь и вопросы без ответов. Но про них так и говорится, что это вопросы без ответов. Все предположения обоснованы и подкреплены материалами дела.

При всём этом, сторона обвинения уже имела возможность убедиться, что недопуск к защите обвиняемого не мешает мне освещать процесс в журнале. Если Карагодина зимой 2015-2016 ещё могла этого не знать, то уж Щербакова сегодня – никак не могла. Никакой процесс нельзя сделать закрытым от семьи обвиняемого – стены делаются прозрачными, расстояния ничего не значат. Всё, что относится к близкому мне человеку, относится и ко мне самой, и слово посторонний тут явно лишнее. Но в чём тогда смысл выступлений Карагодиной и Щербаковой?

Подобно крысам, они боятся посмотреть мне в глаза. Может быть, не меньше, чем боялись посмотреть в глаза Ионову во время предварительного следствия. Ещё больше они боятся множества вопросов, которые я так давно мечтаю им задать. Вопросы им известны. Они уже здесь фактически прозвучали. Ответы на них для Щербаковой Н.А. и для Щербаковой Е.В. равносильны чистосердечному признанию. Пока они не были заданы во всеуслышание в зале суда, псевдопотерпевшие могут делать вид, что они этих вопросов не слышали.




Tags: #Московский областной суд, #адвокат Карагодина Н.А., #риэлтор Щербакова Н.А., мои рисунки, хроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments