Category: общество

Дактилоскопическая загадка

Евгения Шестаева, признанная виновной в продаже некому гражданину Хангишиеву пакетика с запрещённым веществом, утверждает, что два таких же пакетика подбросила ей полиция на станции метро Отрадное. Полиция же вместе с Хангишиевым факт подброса отрицает.

В этом месте каждый, наверное, спросит – а как же отпечатки пальцев? Это же так просто.
Действительно, как?
Если факта подброса не было, то опровергнуть слова Евгении ничего не стоит. Почему же тогда дело тянется до сих пор?
Мы попробуем разобраться. Для начала – вы видели дактилоскопическую карту? Вот пример того, как она выглядит
 .
А теперь – та-дам-с! Пример выше взят из уголовного дела не Шестаевой, а Руслана Хангишиева. В деле же Евгении Шестаевой есть много чего, но отпечатков пальцев нет.
Почему?

Я предвижу реакцию следователя Кончаковой Т.С. и судьи Шелеповой Ю.В. Наверняка ведь скажут, что-де УПК не предписывает следователю в обязательном порядке снимать у подозреваемого отпечатки пальцев. Следователь сам-де решает, какие следственные действия проводить, и закон его в этом не ограничивает.

Отсутствие дактилоскопической карты в деле не является законным (обязательным) поводом к отмене приговора.
Да, это формально верно. Но это не ответ на вопрос «Почему».
Почему следователь Кончакова приняла решение отпечатков пальцев у Евгении не снимать?
И это притом, что заявления Евгении о подбросе ей наркотика попали в дело сразу же, как только у неё появился адвокат!

Это странно, если считать, что подброса не было. Но совершенно логично, если принять, что подброс был.
Следователь Кончакова Т.С. точно знала, что отпечатков пальцев Евгении – равно как иных биологических следов – на пакетиках с веществом нет.

А теперь – ещё интереснее. Почему же тогда в деле Хангишиева есть дактилоскопическая карта?

Мне представляется совсем простая штука. Полиция склонила Хангишиева к даче ложных показаний против Евгении Шестаевой. Взамен ему был обещан небольшой условный срок вместо большого и реального. Но предатели – люди ненадёжные. Нужно было твёрдо гарантировать, что Руслан Хангишиев не соскочит в неожиданный момент. И для этого в деле, видимо, был предусмотрен крючок, позволяющий полиции сказать: мы-то знаем, чьи отпечатки есть на всех трёх пакетиках! И мы знаем, у кого все они были изъяты на самом деле. Ну и как, гражданин Хангишиев Р.З., какие мы будем давать показания?

Разумеется, это всего лишь наше предположение. Может быть, Кончакова Татьяна Сергеевна нас поправит? А пока что хотите — верьте, хотите – нет.


promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Дело о Подброшенном Конверте. Видео

В Деле о Подброшенном Конверте видео действительно есть!
Только пусть это никого не радует. Видео там очень и очень странное. С одной стороны (формальной) оно есть, но с другой стороны (содержательной) его как бы и нет.
Не удивляйтесь, это очень характерно для сфабрикованного дела.
Судьи вкупе со своими следователями вообще большие мастера на такие штуки.

Дело, по которому молодая женщина признана виновной в совершении тяжкого преступления, практически полностью держится на показаниях свидетелей. При этом свидетелями выступают те самые полицейские, которые и организовали задержание. И ещё случайный знакомый-соучастник, которому они же (полицейские) поспособствовали получить особый порядок и условный срок. Даже если не знать о Деле более ничего, всё равно понятно, что история мутная.

В этом месте мысль о видеокамерах, имеющихся на каждой станции московского метро, придёт в голову любому. Преступление, если оно было, совершалось на станции Отрадное около 12 часов дня. Более того, свидетели – трое полицейских и Руслан Хангишиев – описывают преступление совершенно одинаково, с предельной точностью:
(Чтобы рассмотреть этот и остальные документы, наведите на них курсор мыши и щёлкните левой кнопкой)

Однако обвиняемая ими Евгения Шестаева утверждает, что никакого пакета ни в какой кошелёк Хангишиева не клала, ни к чему подобному не прикасалась и вообще к наркотическим средствам отношения не имела. Что же даст видео?

Вынося обвинительный приговор в отношении Евгении Шестаевой, судья Бутырского суда Шелепова Ю.В. в числе прочего отмечает, что:

Это всё, что суд сообщает о видеозаписи с «места преступления». Нет, мы ничего не упустили. Всё.
Кто не верит – может ещё раз обратиться к полному тексту приговора.

Перейдём к первоисточнику. Перед нами протокол осмотра так называемого вещественного доказательства — диска с записью данных камер видеонаблюдения на станции Отрадное. Нет, судья Бутырского районного суда г. Москвы Шелепова Юлия Владимировна ничего не упустила. Камеры запечатлели, как группа в составе троих полицейских и двоих задержанных идёт по платформе и заходит в комнату полиции. И ничего более!



Где же запись самого преступления? Почему её нет?

По какой причине ни одна камера не запечатлела того, как Евгения берёт у Хангишиева деньги, считает их, убирает к себе в сумку, потом якобы берёт у Хангишиева кошелёк, кладёт туда яркий (это чтобы полиция издали видела) пакетик и далее по тексту?

Как известно, отрицательный результат – тоже результат. У свидетелей по данному делу были все возможности, и масса времени, чтобы согласовать показания. Вот только подделать записи с камер в метро – слишком сложно. Камеры не могли запечатлеть то, чего не было.

Отсутствие события преступления на приобщённой к делу видеозаписи с «места преступления» – ещё одно доказательство того, что дело против Евгении Шестаевой сфабриковано.

«Здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачивали»

Эта рыба уже так знаменита, что захотелось напомнить первоисточник. Рыба стала неформальным символом московского правосудия. Впору её в бронзе ваять и ставить в вестибюлях судов, вместо Фемиды с весами. Здесь читаем УПК, здесь не читаем. Здесь слушаем свидетеля, здесь не слушаем.


Удивительно, но основные свидетели по Делу о Подброшенном Конверте: полицейские Башлыков, Пивцов, Антонов и Матряшин, понятые Новиков, Негорюев, Шершакова и Амяга, основной свидетель Хангишиев и дополнительный свидетель Ольга Булдакова – вошли в приговор со странной формулировкой: показания свидетеля суд признаёт только в той их части, в которой они не противоречат и соответствуют….

Не верите? Можете убедиться сами. Ладно бы ещё кто-то один из свидетелей обвинения где-то запнулся, но здесь противоречат друг другу буквально все! Ниже приведу соответствующие места из приговора. Напомню, что полный текст приговора выложен здесь.
Свидетели Башлыков, Антонов и Пивцов:

Collapse )

Как понять такое? Так правду свидетели говорили или нет? Говорят: единожды солгавший – кто тебе поверит? Так в Писании и так в жизни, но не в суде Бутырском. Кажется, ну как вообще можно строить приговор на показаниях провравшихся свидетелей? Но суд это запросто делает. И про статью 307 УК РФ даже не вспоминает. Хотя, если показания отклоняются судом по причине выявленных противоречий, стало быть, они ложные.

Но нет, получается, что на суде можно говорить что угодно, а судья сам(а) выберет то, что нужно для обвинительного приговора. И что никому из свидетелей, выступающих на стороне обвинения, на суде ничто не грозит, что бы они там ни вытворяли.

Дело о Подброшенном Конверте. Хроника первого судебного процесса

Это справочный пост. Хроника первого судебного процесса по обвинению Евгении Шестаевой, якобы, в продаже некого наркотического средства. Вообще по этим хроникам видно, через какие круги ада прошла -- и проходит до сих пор! -- молодая женщина, вся вина которой состояла в том, что она случайно оказалась в опасное время в опасном месте.
В рамках проводимой кампании "Мак" на станции метро Отрадное в сумочку Евгении был подброшен пакет с веществом сомнительного происхождения. Дальнейшее развитие событий изложено в материалах по тегу Дело о Подброшенном Конверте.


Первый процесс. Бутырский суд.
Уголовное дело 01-0010/2018
Категория «Незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными»
Статья 228.1, ч. 4 п. Г
Судья Лисовицкий С.П., гос.обвинитель Косорукова А.Б., затем Кладухина В.С., при секретаре Джабаевой Т.З.
Защитники – Кучеренко И.М., Кленовицкий С.А., Клейменов А.Я.


28.01.2016
Допрос понятых Шершаковой И.В. и Амяга Е.В. в качестве свидетелей, а также допрос эксперта Гельфера А.М.

16.02.2016
Допрос следователя Кончаковой Т.С. в качестве свидетеля, допрос эксперта Толстых М.В. Стороной защиты заявлено ходатайство об обеспечении визуального осмотра вещественного доказательства (пакетов с веществом) в ходе судебного заседания. В удовлетворении ходатайства отказано.

04.03.2016
Судебное заседание отложено в связи с отсутствием гособвинителя Косоруковой.

14.03.2016
Замена гособвинителя Косоруковой А.Б. на гособвинителя Кладухину В.С. Допрос специалиста Гладышева Д.Ю.
Защитой повторно заявлено ходатайство о востребовании вещественного доказательства для обозрения в судебном заседании. В удовлетворении ходатайства отказано.
Защитой заявлено ходатайство о разрешении на проведение дополнительной физико-химической экспертизы. В удовлетворении ходатайства отказано.


23.03.2016
Допрос понятого Новикова А.А. в качестве свидетеля. Оглашение показаний понятого Негорюева В.А. и сотрудника полиции Пивцова Д.А., данных на предварительном следствии, поскольку эти свидетели в суд не явились.
Исследование (зачитывание вслух судьёй) письменных материалов дела – постановления о возбуждении уголовного дела, рапорты, протоколы, ордера, характеристики и т. д., всего более 60 документов.
Ходатайство защиты о назначении судебно-технической и почерковедческой экспертиз ряда документов. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты об исключении протокола личного досмотра Хангишиева из числа доказательств. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании протокола задержания Евгении Шестаевой недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании протокола о разъяснении Евгении Шестаевой её прав недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании заключения эксперта по химической экспертизе недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Повторное (третье) ходатайство защиты об осмотре вещественного доказательства в судебном заседании. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о вызове и допросе эксперта Кудряшова П.В. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании денег, якобы переданных Евгении Шестаевой свидетелем Хангишиевым, недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.


29.03.2016
Судебное заседание отложено в связи с отсутствием гособвинителя Кладухиной.

31.03.2016
Стороной защиты заявлен отвод государственному обвинителю. Судом в отводе отказано.
Стороной защиты заявлен отвод судье. Судом в отводе отказано.
Просмотр диска с видеозаписью с камер наблюдения метрополитена.
Продолжение исследования (т. е. зачитывания) материалов дела.
Ходатайство защиты о признании протокола ночного допроса Евгении Шестаевой недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании протокола допроса Евгении Шестаевой с адвокатом Мироновым недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании вещественного доказательства «чёрный пакет красного цвета» недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании диска с видеозаписью недопустимым доказательством, т. к. он не идентифицирован. В удовлетворении ходатайства отказано.
Повторное (по иным основаниям) ходатайство защиты о признании протокола ночного допроса Евгении Шестаевой недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством протокола медицинского освидетельствования, содержащего дописки. В удовлетворении ходатайства отказано.
Повторное (в четвёртый раз) ходатайство защиты об осмотре вещественного доказательства «пакет с веществом», а также о выяснении его истинного местонахождения. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о признании протокола личного досмотра обвиняемой недопустимым доказательством в связи с допущенными на тот момент процессуальными нарушениями. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о допросе в качестве свидетеля Булдаковой О.Л. Ходатайство удовлетворено. Допрос Булдаковой О.Л. в качестве свидетеля.


04.04.2016
Замена гособвинителя Кладухиной В.С. на гособвинителя Черную А.М.
Ходатайство защиты о признании протоколов допросов понятых Новикова и Негорюева в ходе предварительного следствия недопустимыми доказательствами, как составленных с нарушениями. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о вызове свидетеля Матряшина А.М. для дополнительного допроса. Ходатайство удовлетворено.
Ходатайство защиты о признании записи на диске, представленной для обозрения 31.03.2016 в зале суда, недопустимым доказательством. В удовлетворении ходатайства отказано.


05.04.2016
Замена гособвинителя Косоруковой А.Б. (так в протоколе) на Данилову М.Ю. Защитой заявлен отвод гособвинителю Даниловой М.Ю. в связи с тем, что гособвинитель на готова к судебному заседанию и не представила поручения о поддержании государственного обвинения. Замена гособвинителя Даниловой М.Ю. на гособвинителя Черную А.М.
Ходатайство защиты о допросе свидетеля Матряшина А.М. (не явившегося в судебное заседание) и дополнительно о перекрёстном допросе свидетелей Матряшина и Новикова. В удовлетворении ходатайств отказано.
Суд переходит к допросу подсудимой, но Евгения заявляет, что не готова давать показания.
Ходатайство гособвинителя о продлении срока содержания под страженй ещё на три месяца. Ходатайство удовлетворено.
Ходатайство защиты и подсудимой об изменении меры пресечения на домашний арест. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о возвращении уголовного дела прокурору, в связи с тем, что при ознакомлении с делом Евгении не было разъяснено её право на рассмотрение дела судом присяжных заседателей. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты о дополнительной почерковедческой экспертизе. В удовлетворении ходатайства отказано.
Ходатайство защиты об отложении судебного заседания для обеспечения явки свидетеля Матряшина. В удовлетворении ходатайства отказано.
Суд разъясняет, что воспринимает неготовность Евгении давать показания как её отказ от дачи показаний, и переходит к прениям сторон.
Речь государственного обвинителя в исполнении Черной А.М.
Ходатайство подсудимой Шестаевой Е.Ю. о возобновлении судебного следствия для дачи ею показаний. Ходатайство удовлетворено.
Допрос подсудимой Шестаевой Е.Ю.
Речь государственного обвинителя.
Ходатайство защиты об отложении судебного заседания для подготовки к прениям. Ходатайство удовлетворено.


07.04.2016
Выступления подсудимой и защиты. У обвинения реплик нет.

12.04.2016
Последнее слово подсудимой. Приговор.

P.S. В настоящий момент приговор отменён вышестоящим судом.

Спуститься в метро и пропасть на восемь лет. Билокация в Отрадном.

Билокацией (не путать с биолокацией) называется одновременное нахождение человека в двух разных местах.

Дело против Евгении Шестаевой летом 2015 года фабриковали в такой спешке, что перестарались. Уголовное дело хранит удивительный факт: согласно документам, 17 июля на станции метро Отрадное Женю задержали дважды. Сделали это две разные полицейские бригады по совершенно разным поводам. В одном месте, но с промежутком в десять минут. Это время как раз примерно требуется для того, чтобы доставить гражданина (гражданку) в отдел полиции на станции метро и начать с ним (с ней) беседу. Таким образом, уже будучи задержанной и находясь в отделении полиции, Евгения Шестаева совершала следующее преступление в той точке пространства, откуда её только что увели стражи порядка.

Не верите? А вот смотрите сами:
Согласно протоколу административного правонарушения, составленному  младшим лейтейнатом полиции Никитенко М.В., Шестаева была задержана на платформе за нахождение в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. Формулировка взята прямо из КоАП -- само состояние опьянения по закону ещё не повод к задержанию.

То есть это насколько же надо было напиться? Не просто подшофе, а буквально в стельку. Тех, которые слегка навеселе, полиция не должна задерживать. Тем более -- речь о молодой женщине, не принадлежащей к маргинальным слоям общества.

Время задержания -- 12 часов 00 минут.
Протокол составлен при свидетелях, по совместительству сотрудниках полиции Антонове А.А. и Пивцове Д.А. (позжн на суде они станут утверждать, что задержали Евгению по иному поводу и в иное время, см.ниже)

Всё составлено по закону, как положено. Там и постановление по делу есть и даже штрафная квитанция. Всё кликабельно. Можно нажать мышкой и рассмотреть.




С момента задержания пьяной Жени Шестаевой проходит 10 минут. И вот рапорт, составленный Башлыковым Е.А., младшим оперуполномоченным 8 отдела полиции УВД на Московском метрополитене ГУ МВД России по г.Москве:
Теперь уже Шестаева на его глазах, в трезвом виде, сбыла некому гражданину Хангишиеву наркотическое средство. Отдала клиенту конверт с наркотиком и получила деньги. Причём все это произошло в 12 часов 10 минут.

Ещё раз. Смотрим внимательно. В 12 часов 10 минут:


Это подтверждено в суде свидетелями -- сотрудниками полиции. По закону, для вынесения приговора суд обязан установить место, время и обстоятельства преступного деяния. Он и установил. Как мог:



Таким образом, перед нами документально подтверждённый феномен билокации. Или, может быть, феномен фальсификации?
Получается, что полицейские так расстарались, что составили алиби своей жертве!

Впрочем, какой суд сейчас смотрит на алиби? Как показал дальнейший ход событий, опасаться полицейским было заведомо нечего. Как известно, всё на свете можно как-нибудь объяснить. Что-то натянуть, где-то передёрнуть. Чуточку исказить факты. Было бы желание. А у суда оно было...

P.S.
При повторном рассмотрении дела судья Бутырского суда Юлия Шелепова была вынуждена допросить сотрудника полиции Никитенко М.В. в качестве дополнительного свидетеля и признать, что была совершена фальсификация материалов дела об административном задержании. Тем не менее, судья Шелепова сделала всё, чтобы помешать дальнейшему расследованию выявленной фальсификации.

Заколбас как высшая точка сфабрикованного уголовного дела

Их уже колбасит. Причём никто не знает, почему.


Нет в законодательстве России положения, согласно которому, фигуранта по сфабрикованному уголовному дело нельзя отпускать ни при каких обстоятельствах.
Нигде не прописано, что судью, вынесшего оправдательный приговор, следует четвертовать.
Вот что мы читаем в УПК Российской Федерации:
возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:
1) отсутствие события преступления;
2) отсутствие в деянии состава преступления;


Это выдержка из статьи 24 УПК РФ. Зайдя по ссылке в основной текст УПК, можно убедиться - там ни слова о том, что обвиняемый ни в коем случае не подлежит оправданию судом.

Но на практике – статистика оправдательных приговоров всем известна (их нет), а сфабрикованные дела проходят одни и те же стадии развития. Их порядок может слегка меняться, и они могут накладываться друг на друга, но смысл сохраняется.

Первая стадия – само создание дела: следствие, суд, приговор. Тут всё выглядит довольно благообразно. Нарушений закона может быть очень много, но они не бросаются в глаза. Приговор составлен аккуратно, так что верхогляд вообще не заметит ничего подозрительного. Доказательства, свидетели, постановил. Виновен, пакуйте, готово.
Вторая стадия – апелляционные и кассационные отписки. Там всё тоже просто, формулировки стандартные, главное ничем и никак не коснуться сути дела. «Нет оснований сомневаться», «установлено судом верно», «вопреки доводом защиты». «законно и обосновано», «нарушений не усматривается».
Так почти всегда. Но бывает, что оклевётанный следствием, судом и (иногда) «потерпевшими» человек продолжает яростно сопротивляться. Иногда он делает это так успешно, что суд вынужден слегка сдать позиции.
Третья стадия – момент временного отступления. Это может быть: отмена приговора с возвращением дела на новое судебное рассмотрение, отмена приговора с возвращением дела прокурору, или даже оправдательный приговор, который, однако, не вступит в законную силу. После этого следует либо длительный новый процесс, либо вообще затишье, в котором обвиняемый расслабляется, начинает приходить в себя и не знает, что происходит.
Четвёртая стадия – новый обвинительный приговор. Он выносится уже явно вопреки закону и здравому смыслу. Для обвиняемого это шок, ведь после того, как суд, вроде бы, внял его доводам, он был почти уверен в близком оправдании. К этому моменту человек уже держался из последних сил. Наступило физическое, моральное, эмоциональное и финансовое истощение. С вынесением нового обвинительного приговора осуждённый видит перед собой стену. Борьба бесполезна, не защитит никто, закон – ничто и пыль. Если реакцией на первый приговор была ярость и готовность драться до конца, то реакция на второй такой же приговор – отчаяние и апатия обречённого. Сил не осталось. Обвиняемый был как моряк, чудом выплывший на берег после крушения. Лежал на песке, как труп. Тут-то его хвать – да и снова в штормовые волны. Подальше от берега.
Не сломаться на этой стадии, не сойти с ума – очень сложно.
Но на самом деле – здесь-то и начинается интересное.
Пятая стадия – заколбас. К этому моменту вся аргументация обвинения тщательно и полностью опровергнута защитой. Дело получает огласку, становится известным. Невиновность очевидна всем: вышестоящему суду, прокуратуре, общественности. И тут вместо законного оправдания вся судейская рать начинает вести себя самым диким и непредсказуемым образом. О благообразии дела уже никто не заботится. Очевидные нарушения закона со стороны суда и прокуратуры лепятся одно на другое. Единожды солгавший вынужден лгать вновь и вновь. Цель одна: не упустить жертву! Нет закона, который суд не мог бы нарушить на этой стадии.

В явной стадии заколбашивания находится дело Алексадра Ионова, где вписали ложные паспортные данные прямо в приговор. И как, спросите – отменили приговор-то? Он же очевидно незаконен. Нет. НЕТ!!!
-- История холостого женатого арестанта
-- И её продолжение
В деле Юрия Дмитриева – тоже признаки начинающегося заколбаса. Уже после вынесения оправдательного приговора вдруг явилась новая экспертиза «потерпевшей», о которой сторона защиты вообще ничего не знала. Это законно? Сомневаюсь. Законно ли это как основание для отмены оправдательного приговора? Ещё более сомнительно. Что дальше? Вероятно, цирк.
-- Страничка группы поддержки Юрия Дмитриева на ФБ
Дело Евгении Шестаевой заколбасилось ещё до вынесения повторного обвинительного приговора. Это результат того, что защита взяла сфабрикованное обвинение в слишком жёсткие клещи. И вот, например, суд выносит постановление о продлении содержания под стражей вообще в отсутствие защитника. Это очевидное нарушение, за которым должно последовать немедленные отмена судебного решения и – освобождение! Но увы! Только не на этой, пятой, стадии развития дела. На третьей стадии (см. выше) – да, было бы так. Но на стадии заколбашивания дела вся система т.н. «правосудия» начинает вести себя как бешеная крыса, которая уже ничего не боится и перед собой ничего не видит, закона особенно.
-- Последние события в деле Евгении Шестаевой

Чем закончится заколбас и сколько он может продлиться – я не знаю.
Если сравнивать суд на этой стадии с бешеным животным – то такое животное подыхает довольно быстро. Крыса – в срок менее часа, псовые (собака, шакал, волк, лиса) – за несколько дней. Но в любое сфабрикованное уголовное дело втянуты огромные ресурсы. Насколько их хватит?

И по-прежнему стоит вопрос – кто же кукловодит в этих делах? Почему законный-то приговор, оправдательный, в соответствии с УК и УПК РФ, нельзя вынести? Кого или чего так боятся судьи первой инстанции? Кому выгодно зверское, садистское, медленное уничтожение невиновных лояльных граждан? С Дмитриевым Ю.А. – понятно, но все остальные? Кому выгодно демонстративное попрание законов страны? Кто-то говорил – пиар силы. Чьей силы-то? Путина В.В.? Явно нет. Зачем бы Президенту разрушать самую основу государственной власти? Первый шаг к разрушению государства – несоблюдение его законов. Тем более должностными лицами. Когда мы поймём, какая именно «сила» в настоящий момент «пиарится» таким образом - тогда сфабрикованные дела наконец начнут прекращаться, а невиновные осуждённые по ним – выходить на свободу.

Кстати, злые языки утверждают, что указание (или – как минимум – разрешение) судить Юрия Дмитриева по закону пришло непосредственно из Кремля, ибо дело, вышедшее за все рамки приличий, получило международную огласку. Это и привело к оправданию. Обвинение же правит бал на местном, карельском, уровне.
Но тогда это значит, что оно, обвинение, не так всесильно, как стремится всем показать.
И что как ни страшен людоед, самому людоеду - ещё страшнее.
И победа всё-таки возможна.
Не сдаваться!
 

Дело о Пропавших Трусах – предвзятость суда

Здесь покажу, насколько по-разному суд по Делу о Пропавших Трусах оценивает аргументы в пользу обвиняемого и против него.
За основу взят только приговор.
Полный текст приговора по ссылке
Ниже приведены все соответствующие формулировки из приговора. Конкретная информация в основном убрана, чтобы сосредоточиться на главном – отношении суда. При желании к конкретным доводам и казусам дела можно перейти по ссылкам -- они даны в тексте.

По объёму доводов защиты намного больше, но для выводов Химкинского городского суда это не имеет значения.


Отношение суда ко всем действиям стороны защиты (из приговора):
1. Показания подсудимого Ионова А.В. в судебном заседании о том, что (… пропущено 183 слова…) судом признаются надуманными и не соответствующими действительности, направленными на избежание уголовной ответственности за содеянное, поскольку они опровергаются фактическими обстоятельствами дела, установленными судом, а также вышеприведенными доказательствами по делу, (… 12 слов) , не доверять которым у суда нет оснований.

2. Суд критически относится к показаниям свидетеля ..., данных ею в судебном заседании, в той части, что (… 53 слова), поскольку они полностью опровергаются как приведенными выше доказательствами, так и оглашенными в судебном заседании показаниями самой ..., данными ею в ходе предварительного расследования.

3. Утверждения (свидетеля) о том, что (… 36 слов), не принимаются судом во внимание, поскольку направлены на введение суда в заблуждение относительно виновности Ионова А.В. в инкриминируемом ему деянии. Кроме этого, суд не может не учесть, что Ионов А.В. является племянником свидетеля ..., и в связи с этим последняя бесспорно заинтересована в благополучном для подсудимого Ионова А.В. исходе дела.

4. Доводы подсудимого Ионова А.В. о (… 11 слов) не влечет признание экспертиз недопустимыми доказательствами.

5. Суд критически относится к показаниям свидетеля защиты ..., т.к. они опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании вышеприведенных доказательств, не доверять которым, как указано выше, у суда нет оснований. Кроме того, свидетель ... является матерью подсудимого Ионова А.В., и в связи с этим указанный свидетель бесспорно заинтересован в благополучном для подсудимого Ионова А.В. исходе дела.

6. Показания свидетеля ... суд не принимает во внимание, поскольку они полностью опровергаются вышеприведенными в деле доказательствами, в том числе и первоначальными показаниями Ионова А.В., данными им на стадии предварительного расследования (и не подтверждёнными в этой части в заседании суда – А.Ш.).

7. Оглашенные по ходатайству защитника ... материалы уголовного дела, а именно:  (перечислено 7 фактов фальсификации различных документов), судом не принимаются во внимание, поскольку из материалов уголовного дела следует, что данное уголовное дело 17.12.2012 года было принято к производству следователем СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области Дорошенко Н.В., которое находилось в его производстве, следовательно, суд считает указание в протоколах допросов: (… четырёх свидетелей) должностного лица - следователя Горбашева Д.И. технической опиской при составлении протоколов.
-- «Технические ошибки» -- комментарий

8. Суд не находит оснований полагать, что в томе 2 данного уголовного дела имелись признаки вырывания листов, поскольку нумерация листов соответствует имеющейся описи.
-- Признаки вырывания листа в деле наглядно по ссылке

9. Суд считает, что вышеприведенные в приговоре, оглашенные и исследованные по ходатайству подсудимого Ионова А.В. письменные материалы дела, не подтверждают невиновность Ионова А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления, поскольку виновность подсудимого Ионова А.В. в совершении преступления… подтверждена в полном объеме совокупностью вышеприведенных исследованных в судебном заседании доказательств.

10. Ссылки подсудимого Ионова А.В. на то, что (…. 84 слова), по мнению суда не свидетельствуют о невиновности Ионова А.В. в (… 15 слов).

11. Доводы подсудимого о том, что (факт фальсификации документа) являются голословными и ничем объективно не подтверждаются (стр.15).
-- Особый комментарий к этому абзацу по ссылке

12. Доводы стороны защиты о том, что (… 89 слов), являются несостоятельными, поскольку (… 49 слов).

13. По мнению суда, отрицание Ионовым А.В. (… 15 слов) является способом защиты подсудимого от предъявленного ему обвинения и обусловлено желанием последнего, ввести суд в заблуждение относительно своей виновности и избежать ответственности.

Отношение суда ко всем действиям стороны обвинения (из приговора)

1. По мнению суда, все процессуальные и следственные действия по данному уголовному делу были проведены правильно; объективных данных, свидетельствующих о нарушении закона при составлении процессуальных документов и проведении следственных действий, судом не установлено.
А вот что было на самом деле – ссылки:
-- Признаки фальсификации документа
-- Допрос фельдшера, участвовавшей в фальсификации
-- Концы в воду
-- Вывод и комментарий
-- Признаки фальсификации документа


2. Вышеприведенные в приговоре доказательства по уголовному делу, представленные стороной обвинения, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, они отвечают положениям ст.ст.74,83,84 УПК РФ, в связи с чем, вопреки доводам стороны защиты и подсудимого, признаются судом допустимыми доказательствами.

3. Оснований для оговора вышеприведенными свидетелями, потерпевшей, экспертами и специалистом подсудимого Ионова А.В. в судебном заседании не установлено.
-- Фактические основания для оговора
-- Фактические основания для оговора – подтверждение на суде
-- Семейная история как возможное основание для оговора
-- Нераскрытые тайны семьи потерпевшей как возможное основание для оговора


4. Наличие противоречий в показаниях свидетелей (перечислено 6 свидетелей), данных ими в судебном заседании и показаниями, которые были даны ими в ходе предварительного следствия, никоим образом, по мнению суда, не свидетельствует о ложности и надуманности показаний этих лиц, а обусловлено длительным временным промежутком между имевшими место событиями и допросом свидетелей в суде, а также свойством памяти людей забывать со временем подробности произошедшего.

5. Показания, данные указанными свидетелями, в ходе предварительного расследования, являются подробными, полными и объективными, они согласуются с фактическими обстоятельствами, установленными по делу, были подтверждены допрошенными лицами в суде, в связи с чем признаются судом допустимыми доказательствами.
-- Эволюция показаний потерпевшей
-- История с чемоданом
-- Несостоятельность остальных свидетелей


Кроме этого, описательно-мотивировочная часть приговора содержит более 50 искажений и натяжек, направленных на сокрытие противоречий в показаниях потерпевшей и свидетелей обвинения

Дело о Пропавших Трусах. Место происшествия

В приговорах, вынесенных в отношении инженера Ионова, в качестве доказательства его виновности указан протокол осмотра обочины улицы Папанина на Сходне, где 15-16.09.2012 года якобы стояла автомашина, а в ней был секс.

В первом приговоре (18.12.2014):
-- протокол осмотра места происшествия (т.1 л.д.152-155), схема к нему (т.1 л.д.156) из которых следует, что 29.04.2013г., был произведен осмотр участка местности, расположенного по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул.Папанина, напротив д.22, представляющий собой обочину автодороги. По обеим сторонам дороги расположены частные одноэтажные дома, огороженные деревянными заборами, высотой до 2 метров. В ходе осмотра потерпевшая Щербакова Е.В., с участием которой производился осмотр места происшествия, указала на осматриваемый участок как на место, где в ночь с 15.09.2012г. на 16.09.2012г. она была изнасилована Ионовым А.В. в салоне его автомашины;
Во втором приговоре (18.03.2016)
-- протокол осмотра места происшествия от 29.04.2013г. (т.1 л.д.152-155), схема к нему (т.1 л.д.156), в ходе которого с участием потерпевшей  Щербаковой Е.В., законного представителя Щербаковой Н.А., представителя потерпевшей Карагодиной Н.А. был осмотрен участок местности, расположенной по адресу Московская область, г.о.Химки, мкр.Сходня, ул.Папанина, напротив дома №22.

Вот этот протокол – действительно, он находится на листах дела 152-156 т.1. Всё так и есть, без обмана. Действительно осмотрели. Участок. Местности.
И что?
Кликабельно:


Вывод о виновности Ионова отсюда не следует никак и никаким образом.

Согласно ст. 194 УПК РФ,
Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.
Комментарий к статье гласит, что
целями проверки показаний на месте являются: а) установление осведомленности лица о местности и обстоятельствах события; б) обнаружение ранее неизвестных обстоятельств (мест сокрытия трупа, похищенного, выброшенного орудия, оставленных следов, последовательности действий); в) уточнение ранее данных показаний.

Но потерпевшая никак не объяснила, почему она указала именно на этот участок местности, а не на какой-либо другой. Какую осведомлённость она этим проявила? Она не назвала примет, по которым ориентировалась. Не указала никаких новых обстоятельств дела, ничего не уточнила и никаких действий не воспроизвела (последнее, впрочем, естественно). На местности не было найдено никаких объективных подтверждений её показаниям.

При этом тот факт, что участок ничем не примечательной обочины указан в документах с точностью до полуметра (!!!), скорее вызывает сомнения в честности следствия, чем убеждает.

Ещё более подозрительно то, что следствие ни по горячим следам, ни позднее не сделало попыток опросить жителей домов 19, 21, 22 по ул. Папанина, т.е. непосредственно примыкающих к месту происшествия. В деле не отражены действия, направленные на поиск там свидетелей. А ведь улица Папанина на Сходне действительно малолюдна, и чужая, да ещё на всю ночь припаркованная, машина бросалась бы в глаза.
Да мало того! Посмотрите на адрес одно из понятых, участвовавших в следственном действии. Там указана… улица Папанина! То есть в качестве понятого – если верить документу, конечно – соседа привлекли. Но не в качестве свидетеля. Почему?

Во всех показаниях потерпевшей 2012-2014 гг. местность описана как «район Золотарёвского пруда». Это отражено и в первом приговоре, см выше. Однако никакого пруда на месте происшествия нет. На Google-картах видно, что пруд в этом районе действительно имеется, но он скрыт за домами и с дороги не заметен. Указать его как примету мог только такой кабинетный писатель, как мама потерпевшей, Щербакова Н.А., которая, по видимому, сочиняла показания для себя и дочки с картами в руках. На месте же оказалось, что примета непригодна – потому-то «Золотарёвский пруд» и убран из повторного приговора.

Примечательно также, что в деле два протокола осмотра одного и того же места происшествия – в первом томе на листах 152-156 и во втором томе на листах 132-140. Первый осмотр якобы проводился 29 апреля 2013 г., а второй -- 12 декабря 2013 г. Что и видно на фототаблицах к второму осмотру. Кругом снег лежит. На дворе явно не апрель. Во время же первого осмотра места происшествия фотофиксация не проводилась.


Отсутствие фото к первому осмотру наводит на подозрения, что никто потерпевшую на местность в апреле не вывозил, а документы оформлялись в кабинете. Однако не пойман – не вор. Для чего был вообще проведён второй осмотр? Никакой новой информации он не дал -- да и не мог дать, через столько-то времени и в другое время года. Прояснить эту ситуацию мог бы Лубенский Андрей Юрьевич, но он с нами на связь не выходит, прячется в норке и только громким писком судебным иском грозит.

Таким образом, из протоколов осмотра места происшествия Химкинский городской суд сделал выводы, этим протоколам не соответствующие.
 

О жадность, жадность!

В рамках приговора, вынесенного Ионову, был удовлетворён гражданский иск на 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей – якобы за «моральный ущерб», понесённый Катей Щербаковой.
Приговор был вынесен 18.12.2014 и отменён 08.09.2015. Затем уже новым судьёй того же Химкинского суда была вынесена вторая версия того же приговора, удовлетворяющая всё тот же гражданский иск на пятьдесят тысяч рублей.
Судебные приставы по месту жительства возбудили исполнительное производство по взысканию этих денег с Ионова.
Но этого показалось мало. Недолго думая, Бабушкинский отдел судебных приставов возбудил ещё одно производство, и возжелал ещё 50 000 рублей – теперь уже на основании отменённого приговора Химкинского суда.
Беспредел? Ну что вы! Мало показалось и этого. Войдя в раж, те же местные приставы возбудили ещё три фейковых производства – на 50 000 рублей каждое. И теперь уже вообще без оснований.
Таким образом, Александр Ионов оказался «должен» астрономическую сумму в 250 000 рублей – то ли ненасытной Кате Щербаковой, то ли судебным приставам.
Разумеется, таких денег ни у Александра, ни у его осиротевшей семьи нет. Просто с карты Сбербанка был произведён овердрафт (а вот не храните никогда деньги в сберегательной кассе!)
Является ли это халатностью или попыткой мошенничества – ещё предстоит разобраться общественности и суду.
-- Переписка с приставами, август-сентябрь 2017
-- Продолжение переписки Ионова с приставами
-- Неудачная попытка обратиться за помощью в Сбербанк

Так вот и была озвучена такса -- 250 тыс. руб. Столько требуют с тех, у кого абсолютно ничего нет.

Что мне примечательно – это сама идея требовать денег с семьи осуждённого, и как можно больше.
Ну а что -- их тоже можно понять. Столько времени фабриковали дело, подделывали документы, врали, кривлялись на суде -- и всё это даром??? Что же им теперь, так несолоно хлебавши нас и отпускать????

Мне и раньше казалось, что, к примеру, ФСИН – не только одно из самых лживых ведомств, но и одно из самых жадных. Ну а что, дело-то оно имеет с осуждёнными! Если осуждённые -- значит, не люди. И семьи их – не люди. Матери – не люди, потому что родили таких сыновей. Жёны – потому что не бросили своих мужей, а дети вообще не должны были рождаться. Чем хуже и беднее живётся обществу, тем больше оно склонно впадать в карательный раж. Если бы «убийц, педофилов и насильников» не существовало в природе, то такому обществу пришлось бы их выдумать.

Оно и выдумывает – судя по числу сфабрикованных уголовных дел.
Дальше начинается коммерция. Как все они её понимают. Например, статья 107 УИК РФ прямо позволяет «исправительному» учреждению удерживать до 75% из любых доходов заключённого «на возмещение расходов по его содержанию».
Из любых доходов. То есть не только из заработной платы, но и, например, из пенсии. Или из тех жалких грошей, которые мать переводит сыну. Мама Виктора Гибадуллина устроилась уборщицей в медицинский центр. Два через два. Зато есть на что собрать посылку, заплатить адвокату. И даже перевести деньги на личные расходы. Вот из этих денег администрация тоже имеет право забрать три четверти, и им не стыдно.

ФСИН идёт в ногу со временем. У многих колоний есть собственные сайты. Есть и фирмы, обслуживающие заключённых и родственников. Вам известно, что, например, сейчас заключённому можно отправить электронное письмо?
Замечательно, правда?
Да, только посмотрите на цену.


Это не мираж. Всё так и есть.
Письмо. По электронке. Одно. 485 рублей 00 копеек.

Про цены на УДО (условно-досрочное освобождение) в Рязанской области знает каждый таксист.
Правда, сведения из разных источников расходятся. Тут уже официального прайс-листа в инете нет. Вероятно, цены зависят от режима, срока, региона, статьи. Не знаю.
Я даже не знаю, предлагался ли нам товар подобного рода. Может быть, и предлагался, но я не заметила этого. Этот торг идёт ведь уже не открыто. Стороны изъясняются намёками, недомолвками, сопением, кряхтением, мычанием. Но мы не умеем понимать этот язык. Как быть нам, бесконечно далёким от уголовного мира?

Логика уголовщины тупа и проста. Если люди не могут друг без друга – стало быть, с них можно что-то взять. Если жена ездит к мужу автостопом за 300 километров – значит, любит, ну а раз любит, стало быть, и деньги достанет.

Но здесь они ошиблись. Не достану.
Потому что деньги вообще не достают. Их не делают, не выигрывают, не находят. Их зарабатывают. Понятно?

Но вот именно возможности заработать нас и лишили.
Какая «работа», когда любимого человека нет рядом? Когда сутки напролёт можешь думать только об одном? Когда от невыносимой боли лезешь на стену? И немного облегчить эту боль могут только редкие свидания, а ещё – Трасса, ещё переходы пешком через ночные поля, ещё письма, статьи, публикации, цель которых – сделать невиновность осуждённого полностью очевидной.
Что я вам отдам? Нашу разрушенную жизнь? Непостроенный дом? Ненаписанную книгу? Мою собаку, ослепшую от горя в день, когда хозяин не вернулся домой? Невыращенный сад? Не сшитое платье? Несыгранную музыку? Наших нерождённых детей, может быть?

Судебные приставы, приписавшие нам фальшивый долг в двести тысяч, не думали о том, что этим деньгам в принципе неоткуда взяться. Впрочем, скорее всего, они вообще ни о чём не думали.
 

Дело Александра Артюха

Александр Артюх — каскадёр, сын многократного чемпиона СССР и России по мотокроссу, мастера спорта Игоря Кирилловича Артюха. С 7 лет Александр сам начал заниматься мотоспортом. В 2007 году совместно со своим отцом и старшим братом организовал спортивный клуб XS-motors и стал его президентом.

Александр неоднократно принимал участие в соревнованиях по мотокроссу; на чемпионатах Москвы и области (2011 год, III место), чемпионате России (2011 год), в гонке на приз Русская Зима в Коломне (2008 год, II место). В заездах всегда входил в десятку сильнейших гонщиков России. Кроме того, имеет чёрный пояс по карате, I дан. Занимался профессионально снегоходным кроссом, участвовал в чемпионатах России за спортивную команду Олимп. Неоднократно принимал участие в съемках кинофильмов, телесериалов и ТВ-шоу в качестве каскадера. Каскадер таких кинопроектов, как Дневной Дозор, Умножающий печаль, Бальзаковский возраст, или Все мужики сво..., и других.

В августе 2011 года Александр женился на своей возлюбленной, Екатерине Бухтияровой

В ночь с 8 на 9 октября 2011 года Александр Артюх стал свидетелем уличной драки, в которой оказался замешан его брат. Конфликт между дерущимися произошёл в состоянии алкогольного опьянения. Александр (сам будучи трезвым) стал разнимать драку, чтобы спасти своего брата. Один из участников драки был заколот ножом. В этом убийстве был обвинён Александр Артюх.
Нагатинский районный суд г. Москвы приговорил его к 11 годам лишения свободы. До приговора были отмечены многочисленные нарушения в ведении следствия и судебного производства, отмечены пытки Артюха, шантаж и угрозы. Однако даже после таких действий, Александр не взял на себя вину. Многочисленные эксперты свидетельствовали в пользу обвиняемого. Главная улика — видеозапись драки, где видно, что убийство совершает другой человек, а не Артюх, в суде не рассматривалась.

Уголовное дело Артюха(всего 18 томов) полностью опубликовано. Сам факт опубликования дела служит убедительным доказательством невиновности осуждённгою
-- источник в Википедии

-- сайт, содержащий полную информацию об уголовном деле Александра Артюха