Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Отрада Никиты Сологуба

Продолжаем разбор статьи Никиты Сологуба «Отрадные события», впервые опубликованной в Медиазоне 19.07.2017 в 12.59.
Первая, теоретическая часть здесь.
Вторая часть здесь.

Мы считаем, что журналист Никита Сологуб выступает на стороне оборотней в погонах, сфабриковавших уголовное дело. У нас есть все основания для такого вывода.

Так, Никита Сологуб пишет:
Через две недели после задержания Шестаева заявила ходатайство о дополнительном допросе. Оно было удовлетворено 13 августа. В ходе допроса девушка рассказала (Далее идёт изложение истинных показаний Евгении Шестаевой).

Это снова Приём 2 из теоретической части – сокрытие существенной части информации
Многословно пересказывая документы, журналист при этом не сообщает главного. Почему Евгения так поступила? Просто так, ни с того ни с сего, через две недели вдруг что-то надумала? Ум человека (читателя) имеет свойство дополнять не полученную им информацию путём её конструирования. Этим свойством широко пользуются ловеласы, мошенники и журналисты.

Никита Сологуб опускает вот что. Через две недели после задержания у Жени Шестаевой был адвокат, в то время как в момент задержания – не было. В течение трёх суток спетая компания полицейских-оборотней, следователя Кончаковой и её приятеля – карманного «адвоката» Миронова – глумилась над ней и смеялась буквально в глаза, давая понять, что всё равно напишут от её имени что угодно. Что они и сделали. Но уже 20 июля в дело вступает адвокат Кучеренко И.М. (л.д.69 т.1). Истинные показания Евгении Шестаевой были даны ею в присутствии адвоката Кучеренко, через 17 дней -- 13 августа 2015 года.

На что эти 17 дней потребовались? На данный момент мы не знаем этого точно. Но в любом случае между адвокатом и его подзащитной стояла следователь Кончакова, отнюдь не горевшая желанием содействовать адвокату в его работе. Можно привести примеры куда большей следственной волокиты, рядом с которыми 17 дней – верх расторопности.

Если бы журналист Сологуб не ставил своей целью очернить Евгению Шестаеву, то он начал бы статью именно с этих показаний. Это – первые показания Евгении, полученные законным путём. Причём на момент написания статьи данные факты были журналисту известны.

Но и это не всё.
Есть ещё одно свойство читательского ума, которым пользуются чиновники, а также плохие журналисты. Мы не любим читать длинные сумбурные тексты. Посмотрите ещё раз на текст Никиты Сологуба. Как вам стиль? Желание читать вызывает? Осилив с трудом первые две части огромной статьи, мало кто сохранит запал на третью. А уж дальше... Но реальные показания Жени приводятся только в третьей части. Никита Сологуб излагает законно полученный документ не только наравне с незаконно полученным, но и после него!

Почему-то текст Никиты Сологуба выглядит очень знакомым. Где-то мы уже видели это. И не раз Так вот оно что! Тем же точно стилем пишутся приговоры. Особенно по сфабрикованным делам, когда цель судьи – сделать так, чтобы приговор, по возможности, не читали.
Образчик с комментарием по ссылке, например.
Не случайно же адвокаты просят высокие гонорары – в том числе за то, чтобы читать тексты такого рода.

Уж не начинал ли Никита Сологуб свою блистательную карьеру в суде? Не был ли помощником судьи в ранней юности? Не там ли учился писать свои замечательные лукавые статьи? При встрече мы обязательно спросим его об этом.

... продолжение следует ...

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Дело о Подброшенном Конверте. Безотрадная глупость?

Начало здесь. В нём теоретическая часть

Нет, я не могу утверждать, что статья журналиста Никиты Сологуба «Отрадные события» была заказом сверху. Может быть, так случайно получилось. Разобраться в уголовном деле непросто. Малейшая неточность способна радикально исказить истину.
Притом то, что статья – не шедевр, видно сразу, уже с заголовка.

Он бестактен и глуп. Что «отрадного» в том, что невиновный человек осуждён на восемь лет? Или в торговле наркотиками? Ах да, это каламбур такой, станция метро же «Отрадное» называется. Интересно, а если бы беда случилась на станции метро Римская -- какой заголовок придумал бы Никита Сологуб? А если на станции Театральная? Молодёжная? Выставочная? Партизанская, наконец? Признак слабого литератора – слова, попирающие смысл.


Надо отдать должное — Никита Сологуб работу провёл. Журналист посетил Бутырский суд перед одним из судебных заседаний. Описал увиденное. Слышал разговоры, видел бейдж на моём рюкзаке. Мелкие детали всегда создают впечатление достоверности. Даже если они неточны – кто проверит? Поговорил он и со Светланой Шестаевой, изложив её рассказ о жизни и работе дочери, Евгении, относительно верно.

Манипуляции – или просто ляпы? — начинаются дальше.
Collapse )

Продолжение следует

Когда за спрос бьют в нос?




На стороне оборотней в погонах неожиданно выступил журналист Никита Сологуб.

Пространный материал с цинично-весёленьким заголовком «Отрадные события» был опубликован в Медиазоне 19.07.2017 – то есть уже после отмены первого приговора по Делу о Подброшенном Конверте. Материал перепечатан другими изданиями и хорошо виден поисковым системам.

Эта поддержка – неявная. Медиазона слывёт изданием храбрым и прогрессивным. Поэтому поддержка полицейских оборотней с его стороны могла быть только такой — аккуратной, подлой, скрытой. Материал написан так, чтобы казаться объективным. Автор словно говорит читателю: что поделаешь, я сделал что мог, честно разобрался в ситуации, и вот, посмотрите, что выясняется. Правда – она вот такая неудобная, ну а что делать.
И при этом лжёт.
Сейчас мы это увидим.
К данному моменту опубликовано достаточно документов из Дела, чтобы разобрать пасквиль Никиты Сологуба в деталях. Но сначала – немного теории.  Каким образом журналисты манипулируют нашим сознанием?

Часть рассмотренных приёмов лежат в основе в статье «Отрадные события».

Collapse )

Дело о Подброшенном Конверте. Отмена первого приговора

Двое из героев, без которых отмена первого приговора не состоялась бы -- адвокаты Евгении Шестаевой Кленовицкий С.А. и Клейменов А.Я.
Двое из героев, без которых отмена первого приговора не состоялась бы -- адвокаты Евгении Шестаевой Кленовицкий С.А. и Клейменов А.Я.

Сегодня выкладываем в общий доступ три документа. Несмотря на то, что прошёл примерно год, они не потеряли своей актуальности. Это

  – Кассационное представление Прокуратуры г.Москвы в Президиум Московского городского суда от 21.02.2017 г. 

 – Обращение Уполномоченного по правам человека в РФ в Московский городской суд от 17.04.2017 

– Постановление Президиума Московского городского суда от 23.05.2017  

Как видно из представленных документов, роковую для приговора роль сыграло следующее. К весне 2017 г. Миронов Ю.Д., подельник следователя Кончаковой Т.С., за своеобразный стиль «защиты» Евгении Шестаевой был лишён статуса адвоката. По закону, это сделало недопустимыми все т. н. доказательства виновности Евгении в инкриминируемом ей преступлении, полученные с его участием. С характерным для таких случаев формальным и минималистским подходом суд (вышестоящий) не стал подробно рассматривать более ничего. Приговор отменили вместе с «засиливающим» его апелляционным определением, а дело отправили на новое рассмотрение всё в тот же Бутырский районный суд.  

Collapse )

Кто скандализирует правосудие?

Ольга Егорова написала письмо главному редактору «Эха Москвы».
Случилось это 14 числа весеннего месяца ниссана марта. В письме прокуратор иудейский председатель Московского городского суда попросила уважения к работе московских судей. Поводом к письму послужило, якобы, выступление Виктора Шендеровича 28 февраля. Публицист высказал мнение, что, в частности, судья Данилкин, признавший в 2010 году виновными М.Ходорковского и П.Лебедева, должен понести уголовную ответственность за свои действия. Вероятно, речь могла идти о ст. 305 УК РФ вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
Кроме этого, Виктор Шендерович высказал уверенность, что решение судьи Данилкина было принято несамостоятельно.
Вся передача по ссылке

В обращении к главному редактору  председатель Мосгорсуда Егорова не опровергает слова Шендеровича. Она просто требует уважения, в чём её, конечно же, можно понять. Всё живое требует уважения, равно как понимания и любви. Только всё ли живое на свете того самого уважения заслуживает?
Кстати, Уважаемая Ольга Александровна почему-то обращается с письмом не к Виктору Шендеровичу, чьё мнение оспаривает, а к главному редактору программы Венедиктову, демонстрируя тем самым к оппоненту самое настоящее неуважение. Дескать, кто ты такой, чтоб Я с тобой тут  разговаривала.
Ответил Егоровой Шендерович 15 марта, хоть она и не к нему обращалась.
Письмо по ссылке
Ответ по ссылке


В свою очередь, мы очень рады, что Председатель Мосгорсуда, со Всем Уважением,  заметила, что с Афторитетом Суда творится что-то не то. Да, её письмо по-детски беспомощно и по-чиновничьи наивно. Но оно – огромный прогресс на фоне той жуткой стены молчания, которая воздвигалась годами вокруг сотен, если не тысяч, неправосудных решений, принимаемых нашими судами.

Ещё более в этом ключе радует идея главы Совета судей Виктора Момотова об ответственности за скандализацию правосудия. Да, стремление добиться уважения от окружающих силой -- не ново и не умно. Но ведь тут лиха беда начало. Главное -- прогресс, расширение горизонта. Наконец-то открылись глаза, и -- о чудо! -- Их Честь изволили заметить пятна на своей репутации.
  И совсем замечательная новость -- упрощение порядка получения судьями огнестрельного оружия. ("Ваше слово, товарищ..." ?)
Интересно, от кого Их Честь собрались отстреливаться? Неужели от бумеранга в карму?

Интересно также: каким образом Уважаемая Ольга Александровна прокомментировала бы приговор, вынесенный Евгении Шестаевой в тот же день, 14.03.2019, в подведомственном ей Мосгорсуде? Может быть, в те самые часы, когда Ольга Егорова диктовала своё письмо, комиссия судей раз за разом отказывала в вызове и допросе свидетелей по делу. Напрасно свидетели ждали в коридоре, готовые дать показания. Молодая женщина, ложно обвинённая в продаже наркотика, была признана виновной на основании голословных утверждений группы сотрудников полиции. Суд не сделал никаких выводов из вскрывшихся фактов многочисленных нарушений закона, допущенных стороной обвинения. Разве это -- не отсутствие у суда самоуважения?
Вот, к примеру, как Вам, Уважаемая Ольга Александровна, нравятся наполовину ложные показания большинства свидетелей?
Или выявленная в судебном заседании фальсификация документов, которую судья признаёт чем-то само собой разумеющимся?

Причём это небольшая часть нарушений, допущенных стороной обвинения в Деле о Подброшенном Конверте...

Может ли рассчитывать на чьё-то уважение тот, кто сам не уважает себя?

А что скажет Многоуважаемый Виктор Момотов о приговоре, в котором заведомо ложно установлена личность осуждённого? Здесь не надо изучать дело -- всё на первой же странице приговора. Есть порядок, согласно которому суд обязан установить личность обвиняемого, в том числе место работы и состав семьи. И есть ст. 60 УК РФ, по которой суд обязан учесть личность виновного при постановлении приговора.

И вот суд откровенно лжёт, потому что дело -- сексуальное (ст.134 УК РФ), доказательная база обвинения -- крайне слабая, вследствие чего обвинению приходится сосредоточиться на очернении личности обвиняемого. Образ любящего, верного мужа не вписывается в концепцию. Обвинение рисует маньяка. И судья без зазрения совести пишет в оговоре приговоре, что человек холост, хотя это опровергается паспортом и свидетельством о браке!
История холостого женатого арестанта с подробностями

Уважаемый Виктор Викторович, как бы вы прокомментировали то, что приговор, основанный на столь явной ошибке, не отменён до сих пор? Как Вам нравится факт, что такой приговор устоял во всех инстанциях? Как бы Вы оценили постановление-отписку судьи Александрова А.Н., полученную нами из Московского областного суда? Мы впервые видели подобное. Судья без малейшего стеснения цитирует то самое положение закона (ст.60 УК РФ), которое нарушает своим решением. Вам не кажется, что это -- верх цинизма? И если это -- не скандализация правосудия, не открытое глумление над ним, то что же?

Так кто же скандализирует правсудие, судебную систему, честь мундира?
Кто, если
не судья Александров А.Н., не Матошкин С.Н., не Жарких В.А., не Морозова Е.Е., ........не вы наконец, в собственном лице, судья Егорова?
    Эх, время нонеча не то, а то хочется спросить,
на чью мельницу воду льёте, госпожа Егорова?
Или, думаете, не придётся отвечать?...
Вот и Дорошенко Н.В. говорил, что он, де, лицо неприкосновенное...


Как в Бутырском суде трёх лиц «убивали»

Первый приговор по Делу о Подброшенном Конверте, как и апелляционное определение по нему, теперь стали достоянием архивов. Приговор давно отменён, и определение утратило свою актуальность. Но одна деталь всё же стоит особого внимания.
Это – покушение на убийство трёх лиц, будто бы совершённое Евгенией Шестаевой.
Мало оказалось подброшенного в сумочку наркотика?
Я серьёзно.
Вот оно, очередное чудо из этого фантастического дела:


Это лист 301 из третьего тома Дела, он же лист 19 приговора от 12.04.2016 г. По этому поводу в Бутырском районном суде проводилась служебная проверка. Загадочную фразу признали, разумеется, технической ошибкой. Но срок заключения, от греха подальше, всё же сократили – с 13 лет до восьми.
Хотя для невиновного человека, тем более – для молодой женщины, восемь лет такая же вечность, как и 13.
третим2.jpg

По ссылке – полный текст апелляционного определения от 02.12.2016 г.

Видно, что ни один аргумент защиты апелляционным судом не опровергнут, да и не рассмотрен по существу. Комиссия судей ограничивается формальными, трескучими фразами: обоснованно, нашла своё подтверждение, совокупность приведённых доказательств и т. п. Впрочем, такое мы здесь не раз уже видели.

Куда более разумный и подробный анализ первого приговора был опубликован Львом Пономарёвым в его блоге на «Эхе Москвы», 21.07.2017 года. Там рассмотрено много чудес из этого дела, упомянуто и «покушение на убийство».

Но всё же, откуда взялась в приговоре фраза, вообще не имеющая к делу никакого отношения? Как она там появилась?
В решениях суда имеет значение каждая запятая. Случайностей в них не бывает. И вдруг – такое!

Мне представляется, что кто-то из технического персонала Бутырского суда, возмущённый чудовищной подлостью и зверской жестокостью сфабрикованного дела, заложил в приговор эту маленькую мину. Или, может быть, это сделал сам судья? Ведь и судьи – народ подневольный. Это ясно следует из статистики оправдательных приговоров, которых по сей день практически нет. Все мы знаем, что не ошибается только тот, кто ничего не делает. И что абсолютно прав всегда может быть только сумасшедший. Если бы судья был свободен и независим в своих решениях, то оправдание человека в суде не было бы чем-то чрезвычайным.

Но настанет время, когда авторы сфабрикованных дел сами сядут на скамью подсудимых. Тогда винтики судебной машины обретут голос, тайны будут раскрыты – и мы узнаем, как и почему лишняя фраза проникла в приговор.

Дело о Подброшенном Конверте. В поисках истины

Что же всё-таки произошло на станции метро Отрадное, около полудня 17.07.2015, на самом деле? Пока что мы выяснили следующее.

На момент 17.07.2015 Руслан Хангишиев, деловой знакомый Евгении Шестаевой, был наркозависим (экспертиза). О факте его наркозависимости было известно полиции (задержание 06.05.2015). Проводилась операция «Мак» (на что указывают в своих показаниях свидетели-полицейские), т.е. разовая кампания по борьбе с наркоманией и наркоторговлей.

Евгения Шестаева о наркозависимости Хангишиева не знала и отношения к теме не имела.

Остальное – предположения. По всей вероятности, общительный Хангишиев послужил для полиции той самой тухлой женой, которую забросили в воду повторно с целью наловить на неё побольше раков. Если так, то Женя Шестаева оказалась случайной жертвой полицейской операции.

Откуда у персонажей истории взялись три пакетика с запрещённым веществом? Скорее всего, их имел при себе Руслан Хангишиев. Он купил их для личного потребления утром того же дня, у дилера, о котором мы знаем только имя -- «Оксана»

Версия 1. Задержав Руслана Хангишиева вместе с Евгенией Шестаевой, полицейские быстро поняли, что в ловушку попал случайный непричастный человек. Вероятно, об этом честно сразу сообщил сам Хангишиев. Операция была сорвана. Ситуацию следовало срочно спасать. И тогда к ничего ещё не подозревавшей Жене подсел в коридоре опер Башлыков. Целью было выяснить – кто такая Евгения Шестаева? Кто её друзья и родственники? Каковы возможности, знакомства, связи у неё и её семьи? Чем грозит фабрикация дела против неё? По результатам беседы Башлыков, посоветовавшись с коллегами, сделал вывод, что Евгения Шестаева им подходит.

Ведь «Оксану» эту неизвестно, где теперь искать, а Женя Шестаева – вот она, доверчиво и послушно сидит на лавочке. Её же об этом попросили. Вот она и ждёт, пока полиции её помощь потребуется.

Версия 2. Но возможно, и наоборот, как раз полицейские-то лучше Хангишиева знали, где искать ту самую «Оксану» и кто она такая. Более того, они знали, что настоящую «Оксану» трогать нельзя. Мелких потребителей ловите, пожалуйста, а выше ни-ни. Кого же задерживать, как план по тяжким и особо тяжким выполнять? А как хотите. На то и погоны и зарплаты у вас. А если вдруг взяли совсем невиновного? Ничего, сажайте, прикроем, не в первый же раз. Такая вот скорбная доля московского опера на Московском же метрополитене вырисовывается.

Обе эти версии объясняют, откуда возникла, мягко говоря, странная выдумка о том, будто бы Евгения Шестаева представлялась какой-то «Оксаной». По всей вероятности, была Оксана-то. И была, и есть, и бизнесом своим благополучно продолжает заниматься.

Нас, возможно, обвинят в фантазиях, скажут, что какой-то мы триллер сейчас в духе «Спрута» завернули.
Хотя в Интернете сейчас, конечно, и не такое рассказывают. Фильм Пираты XX века помните?Collapse )
Но, с другой стороны, смотрите сами. Дальнейшее развитие событий – особенно упорные ухищрения судей Бутырского суда – говорит о масштабном глубоком коррупционном сговоре. Вроде вот такого, как
материал по ссылке "Наша первая тонна кокаина"
Верить? Уж я и не знаю, как этому относиться. Но чем можно ещё объяснить то, что с Делом о Подброшенном Конверте не разобрались до сих пор? Разве стал бы Бутырский суд так юлить и унижаться ради оправдания случайной ошибки нескольких недобросовестных полицейских?

Да и полицейские, в свою очередь – разве стали бы фабриковать дело так откровенно, если б не были полностью уверены, что их всегда прикроет суд? Стала бы столь прочная, отлаженная коррупционная спайка создаваться ради одной только Жени Шестаевой? Да не стала бы. Кто она такая, ваша Женя. Если бы речь шла о случайной ошибке, Евгению Шестаеву давно отпустили бы на все четыре стороны.

По ссылке сегодня –
основные косяки первого судебного процесса, в апелляционной жалобе адвоката Кленовицкого С.А. на приговор Бутырского суда от 12.04.2016.
При всей ангажированности судей Московского областного суда оставить этот приговор без изменения было невозможно.

Дактилоскопическая загадка

Евгения Шестаева, признанная виновной в продаже некому гражданину Хангишиеву пакетика с запрещённым веществом, утверждает, что два таких же пакетика подбросила ей полиция на станции метро Отрадное. Полиция же вместе с Хангишиевым факт подброса отрицает.

В этом месте каждый, наверное, спросит – а как же отпечатки пальцев? Это же так просто.
Действительно, как?
Если факта подброса не было, то опровергнуть слова Евгении ничего не стоит. Почему же тогда дело тянется до сих пор?
Мы попробуем разобраться. Для начала – вы видели дактилоскопическую карту? Вот пример того, как она выглядит
 .
А теперь – та-дам-с! Пример выше взят из уголовного дела не Шестаевой, а Руслана Хангишиева. В деле же Евгении Шестаевой есть много чего, но отпечатков пальцев нет.
Почему?

Я предвижу реакцию следователя Кончаковой Т.С. и судьи Шелеповой Ю.В. Наверняка ведь скажут, что-де УПК не предписывает следователю в обязательном порядке снимать у подозреваемого отпечатки пальцев. Следователь сам-де решает, какие следственные действия проводить, и закон его в этом не ограничивает.

Отсутствие дактилоскопической карты в деле не является законным (обязательным) поводом к отмене приговора.
Да, это формально верно. Но это не ответ на вопрос «Почему».
Почему следователь Кончакова приняла решение отпечатков пальцев у Евгении не снимать?
И это притом, что заявления Евгении о подбросе ей наркотика попали в дело сразу же, как только у неё появился адвокат!

Это странно, если считать, что подброса не было. Но совершенно логично, если принять, что подброс был.
Следователь Кончакова Т.С. точно знала, что отпечатков пальцев Евгении – равно как иных биологических следов – на пакетиках с веществом нет.

А теперь – ещё интереснее. Почему же тогда в деле Хангишиева есть дактилоскопическая карта?

Мне представляется совсем простая штука. Полиция склонила Хангишиева к даче ложных показаний против Евгении Шестаевой. Взамен ему был обещан небольшой условный срок вместо большого и реального. Но предатели – люди ненадёжные. Нужно было твёрдо гарантировать, что Руслан Хангишиев не соскочит в неожиданный момент. И для этого в деле, видимо, был предусмотрен крючок, позволяющий полиции сказать: мы-то знаем, чьи отпечатки есть на всех трёх пакетиках! И мы знаем, у кого все они были изъяты на самом деле. Ну и как, гражданин Хангишиев Р.З., какие мы будем давать показания?

Разумеется, это всего лишь наше предположение. Может быть, Кончакова Татьяна Сергеевна нас поправит? А пока что хотите — верьте, хотите – нет.


Дело о Подброшенном Конверте. Видео

В Деле о Подброшенном Конверте видео действительно есть!
Только пусть это никого не радует. Видео там очень и очень странное. С одной стороны (формальной) оно есть, но с другой стороны (содержательной) его как бы и нет.
Не удивляйтесь, это очень характерно для сфабрикованного дела.
Судьи вкупе со своими следователями вообще большие мастера на такие штуки.

Дело, по которому молодая женщина признана виновной в совершении тяжкого преступления, практически полностью держится на показаниях свидетелей. При этом свидетелями выступают те самые полицейские, которые и организовали задержание. И ещё случайный знакомый-соучастник, которому они же (полицейские) поспособствовали получить особый порядок и условный срок. Даже если не знать о Деле более ничего, всё равно понятно, что история мутная.

В этом месте мысль о видеокамерах, имеющихся на каждой станции московского метро, придёт в голову любому. Преступление, если оно было, совершалось на станции Отрадное около 12 часов дня. Более того, свидетели – трое полицейских и Руслан Хангишиев – описывают преступление совершенно одинаково, с предельной точностью:
(Чтобы рассмотреть этот и остальные документы, наведите на них курсор мыши и щёлкните левой кнопкой)

Однако обвиняемая ими Евгения Шестаева утверждает, что никакого пакета ни в какой кошелёк Хангишиева не клала, ни к чему подобному не прикасалась и вообще к наркотическим средствам отношения не имела. Что же даст видео?

Вынося обвинительный приговор в отношении Евгении Шестаевой, судья Бутырского суда Шелепова Ю.В. в числе прочего отмечает, что:

Это всё, что суд сообщает о видеозаписи с «места преступления». Нет, мы ничего не упустили. Всё.
Кто не верит – может ещё раз обратиться к полному тексту приговора.

Перейдём к первоисточнику. Перед нами протокол осмотра так называемого вещественного доказательства — диска с записью данных камер видеонаблюдения на станции Отрадное. Нет, судья Бутырского районного суда г. Москвы Шелепова Юлия Владимировна ничего не упустила. Камеры запечатлели, как группа в составе троих полицейских и двоих задержанных идёт по платформе и заходит в комнату полиции. И ничего более!



Где же запись самого преступления? Почему её нет?

По какой причине ни одна камера не запечатлела того, как Евгения берёт у Хангишиева деньги, считает их, убирает к себе в сумку, потом якобы берёт у Хангишиева кошелёк, кладёт туда яркий (это чтобы полиция издали видела) пакетик и далее по тексту?

Как известно, отрицательный результат – тоже результат. У свидетелей по данному делу были все возможности, и масса времени, чтобы согласовать показания. Вот только подделать записи с камер в метро – слишком сложно. Камеры не могли запечатлеть то, чего не было.

Отсутствие события преступления на приобщённой к делу видеозаписи с «места преступления» – ещё одно доказательство того, что дело против Евгении Шестаевой сфабриковано.

Дело о Подброшенном Конверте. Два приговора

Вообще-то в деле приговоров больше, но сейчас нам интересно сравнить два. Приговор Евгении Шестаевой от 16.07.2018 и приговор Руслану Хангишиеву от 13.10.2015. Оба приговора вынесены по одному и тому же эпизоду, когда Евгения Шестаева встретилась с Русланом Хангишиевым на станции метро Отрадное. По словам Хангишиева и полиции, Евгения якобы продала Хангишиеву запрещённое вещество. По словам Евгении, наркотик ей был подброшен, а встречались они для обсуждения будущего сайта, который Хангишиев подрядился разработать для Евгении.

В приговоре, вынесенном Евгении Шестаевой – 72 страницы. В приговоре Руслану Хангишиеву – четыре.
Причём с самого начала Евгения, задержанная 17.07.2015 вместе с Хангишиевым, обвинялась и теперь обвиняется только в этом единственном эпизоде якобы сбыта Хангишиеву наркотика – и ни в каких других.

Приговор Евгении Шестаевой полностью по ссылке7,5 лет л.с.
(изначально было 13, но срок снизился до 7,5 после изменения приговора апелляционным судом, затем отмены и повторного рассмотрения судьёй Шелеповой)
Приговор Руслану Хангишиеву полностью по ссылке2,5 лет л.с. условно

Только полюбуйтесь на второй приговор. Он очень мне нравится. Замечательный приговор, мягкий, нежный, душевный. Суд при рассмотрении дела всё учёл – и прекрасные характеристики Хангишиева, и его общественные заслуги, и его чистосердечное раскаяние в содеянном, и наличие престарелых родителей, любящей жены, сыночка и лапочки-дочки. Грустно лишь одно – почему не все приговоры – такие? Почему, к примеру, по отношении к Евгении тот же самый Бутырский суд так бесчеловечен?
Почему бы всем приговорам, выносимым нашими судами, не быть столь же гуманными, как приговор Хангишиеву Р.З.?
Но нет, получается, что человечность в суде – это совершенно особый товар, выдаваемый за строго определённые заслуги.

Вот эти заслуги. Посмотрите на них. Для этого нужно навести курсор на документ ниже и щёлкнуть левой кнопкой мыши. Если за подсудимого так ходатайствует полиция, разве может суд отказать?