Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Введение (обновляемое)

Мы сажаем деревья на сухом склоне Тепе-Оба.
Засуха у нас длится уже года полтора. Сосед пробурил скважину глубиной 33 метра -- но вода оказалась солёной.
С горы видно море и город Феодосию. На другой стороне залива угадывается Керчь. Осенью к нам приходят облака. Мы собираем росу и редкие дожди.
Этот журнал сейчас меняется, как и планировалось. Кстати, иногда мы ночуем в городе -- в той самой квартире, которая не досталасьт  семейке Щербаковых и из-за которой было сфабриковано уголовное дело. Получается, что эта беда отняла у нас восемь лежизни. Впрочем, наша жизнь -- марафон, который ещё неизвестно, когда заканчивается.
Основные темы журнала пока прежние:
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Осторожно, за рулём покойник!

Валерий Леонидович Борщев, убитый в 2012 году неустановленными лицами, и поныне разъезжает по Москве на своём синем автомобиле. Этому имеются неопровержимые документальные свидетельства. Поскольку водитель постоянно нарушает ПДД, штрафные квитанции на его прижизненный адрес регистрации идут и идут. Перед нами только два примера, а всего их уже целая пачка.


В самом деле, почему бы Валерию Леонидовичу не нарушать правила? Бояться-то ему уже нечего. Всё равно он пять с лишним лет как покойник.

Напомню, что Борщев был владельцем маленькой транспортной компании. Жил он бобылем, делил с напарником однокомнатную квартиру в Москве. Но зимой 2012 года напарник Борщева, Олег Минаев, был убит. После этого Борщев стал срочно продавать квартиру, своё единственное жильё. Не исключено, что он кого-то боялся, скрывался от кого-то. Может быть, он хотел уехать с вырученными за квартиру деньгами. Борщев темнил с покупателем, торопился и нервничал. Сделка наконец состоялась 20 апреля 2012 года, но увы, спастись Борщеву не удалось. Как ранее его напарник, он был застрелен. Скорее всего, это случилось вечером того же дня 20.04.2012 г.

Кто убил этих двух человек и почему? Преступление не раскрыто. Вместо этого в деле начинается правоохранительный сюр.
По версии следствия и суда, Борщев продал квартиру не до, а после своей смерти. И пусть доказательств этому факту нет никаких (о качестве доказательной базы можно судить как по приговору, так и по материалам экспертизы), ничего не подозревавший покупатель квартиры Виктор Гибадуллин был объявлен мошенником и осуждён на восемь лет.

Что же Борщев? В его собственности, кроме злополучной квартиры, находилось четыре автомобиля и три гаража. Родственники, весьма дальние и давно потерявшие с ним связь, о правах на наследство не заявили и во владение имуществом не вступили. Тем не менее, собственностью Борщева кто-то активно пользуется. Кто же это? Если верить нашим правоохранителям – сам Борщев.

Подумаешь, мертвец за рулём! Если продал квартиру, то и машину водить может.

Ведь если задуматься о том, кто на самом деле всё это время пользуется автомобилями убитого, то наверняка можно выйти на след настоящих преступников. Только кто-то этого очень не хочет. Почему? Не знаю.

Мои новые похождения на трассе М6

Если я в оффлайне – значит, в пути. Кажется, нас скоро будут знать все дальнобойщики на трассах «Дон» и «Каспий». Очередной гостеприимный хозяин слушает мою героическую сагу – о доблести Александра Ионова, о подлости «потерпевших», о судьях-упырях и о крысах-следователях. Об адвокатах, которые ничего не могут поделать. О правде, которая находит свой путь, как вода. О любви, которую топчет взбесившаяся судебная власть – но которую ей так до сих пор и не удалось растоптать.

Вот она вдалеке на фото уже видна, трасса. Фуры идут...


Collapse )

Кажется, это система, или Встреча в следственном отделе


Лубендопуло * (по мотивам  к/ф "Свадьба в Малиновке" Андрея Тутышкина, 1967 г., СССР)

Продолжаю заниматься возвратом изъятых у нас вещей. Насколько далеко в своей наглости зайдут сотрудники следственного отдела г.о. Химки?

Напомню, часть вещей у Ионова А.В. отобрали при его аресте 1.10.2012 г., а часть летом 2013 г. при обыске автомобиля. Полностью о так называемых «вещественных доказательствах» по делу рассказано здесь.

История наших похождений в поисках пропавшей собственности:
Переписка с прокуратурой, часть 1 и часть 2
Возврат документов следственным отделом
Прямое указание ГСУ СК МО (вышестоящего органа) Химкинскому следственному отделу, которое не выполнено
Моё заявление в полицию о присвоении вверенного имущества, совершённом лицом с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.160 УК РФ)

Тем не менее, по состоянию на данный момент нам ничего не вернули. Однако во время моего последнего визита произошла неожиданная встреча. Я там познакомилась с Назаренко Т.В., которая, как оказалось, тоже обивает пороги Химкинского следственного отдела в попытках вернуть вещи. В её случае это вещи осуждённого сына. Тамара Викторовна утверждает, что дело её сына Гибадуллина В.В. сфабриковано, и он невиновен.
Снова дежавю?
Я сейчас не вправе комментировать это. Личный опыт накладывает слишком большой отпечаток на частные мнения. У меня любой приговор сейчас вызывает подозрение, а любой осуждённый – сочувствие.


Так что ограничусь темой следовательского мародёрства. Перед нами ещё один документ. Из него мы видим, что при аресте гражданина Гибадуллина В.В. следователи поживились более существенно, чем в нашем случае. Их добычей стал портативный компьютер и мобильный телефон. Более того, Тамара Викторовна утверждает, что обысков и изъятий было три. Просто остальные два протокола почему-то потерялись при выделении ещё одного дела в отдельное производство и обратно. В результате доблестным сыщикам досталось ещё несколько ценных вещиц, включая видеорегистратор и другую технику. Унесли даже новые, неношеные мужские ботинки в коробке. Оснований не верить пожилой женщине с воспалёнными от слёз глазами у меня нет…
В приговоре, вынесенном Виктору Гибадуллину, нет упоминания об этих вещах. Их не признавали вещественными доказательствами и не приобщали к делу. Это значит, что вернуть их владельцам следовало ещё задолго до вынесения приговора.

В остальном история как две капли воды похожа на нашу. Следственный отдел ничего не возвращает, а как это выглядит – см. вот этот пост, например. Те же «завтраки», увёртки, отсутствие на рабочем месте и обещания позвонить. Кроме того, следователь, участвовавший в этом изьятии -- Горбашов, этот же Горбашов участвовал и в "расследовании" нашего дела N29456, возбужденного 01.10.2012 г. следователем Химкинского следственного отдела Томчиком Сергеем Юрьевичем.Также в деле Гибадуллина принимали активное участие наши старые знакомые, следователи того же Химкинского отдела -- Дорошенко Николай Владимирович и Лубенский Андрей Юрьевич.

Всё это наводит на два вывода.
1. Если следственный отдел вот так принципиально не возвращает никому и ничего, то какой же, простите, бардак должен царить у них в месте хранения вещественных доказательств! Неудивительно, что там ничего потом не найдёшь, даже если очень захочешь.
2. Следователи рассматривают вещи арестованных как прибавку к своему бюджету? Ну а что, почему бы нет? Если они знают наверняка, что подозреваемый будет осуждён, то зачем с ним церемониться? Ни ему, ни его убитым горем родственникам в итоге окажется не до вещей. Скорее всего, о них и не вспомнят. Очень характерный ход мыслей типичного мародёра


.

---------------
Примечание
* Лубендопуло -- художественный персонаж, получившийся скрещением Попандопуло из Одессы и Лубенского Андрея Юрьевича иэ Химок. Справедливости ради, Лубендопуло - Собирательный образ и созданием этого образа авторы никак не хотели дискредитировать Андрея Юрьевича, более, чем он заслужил.

Время заметать следы?


Так что же вещественные доказательства? Подошла ли их история к концу?
Напомню – всего в этом деле бесследно исчезло 11 предметов, а именно:
-- брюки джинсовые мужские – одни;
-- свитер вязаный – один;
-- футболка – одна;
-- чёрные мужские трусы не первой свежести – одни;
-- носки тёмно-серые льняные (о наличии в них дырок история умалчивает) – двое (одна пара);
-- куртка мужская – одна;
-- трусы чёрные женские, будто бы с рисунком белого цвета в виде кошки, скорее всего, совершенно новые и никем никогда не ношенные – 2 шт.;
-- чехлы с заднего сиденья автомобиля «Мерседес» -- 2 шт.


Ещё 4 предмета, точнее документа, были после долгих мытарств найдены где-то в кабинетах Химкинского СО и возвращены владельцу – Ионову А.В.. Это -- водительское удостоверение Ионова А.В., его служебное удостоверение, талон техосмотра и свидетельство о регистрации ТС (да, именно того самого транспортного средства "Мерседес", в котором так и не было совершено никакого «изнасилования» 15-16 сентября 2012 года).

Ионов А.В. не раз обращался в Химкинский СО, вышестоящий СО, а также в прокуратуру с просьбой вернуть ему остальные вещи. Не вернули. И ничего не ответили, даже несмотря на прямое указание со стороны ГСУ СК России по Московской области. Вот ответ на обращение Ионова в эту организацию.

Никакого уведомления со стороны должностных лиц указанного (т.е. Химкинского) следственного отдела он всё равно не получил.
Мутная история. Непонятная.

С одной стороны, почему Ионов так настойчиво требует вернуть какие-то тряпки, которые у него отобрали 4 года назад? Что такого ценного в носках с дыркой? Подумаешь, потеряли, с кем не бывает!

С другой стороны, а почему вся крысиная… королевская рать прокуроров и следователей г.Химки не может ответить Ионову А.В.? Для них-то что ценного в носках с дыркой? Ну купили б ему новую куртку, свитер, футболку, носки и трусы, вручили бы, извинились – и дело с концом. Раз уж такой бедный этот Ионов (ну а шутка ли, четыре года человек лишён возможности официально работать и зарабатывать – не по их ли вине?). Даже со следовательских зарплат вполне можно было бы скинуться и себе позволить!
Причём примечательно, что где-нибудь в Германии ни того, ни другого вопроса в принципе не возникло бы. Посмотрели бы как на сумасшедших. Законом предписано вещи вернуть – значит, надо вернуть. Всё.
Нет… И даже на взгляд посторонний ясно, что у истории есть подтекст. Ведь не просто вещи пропали, а доказательства по делу. Статья 82 УПК РФ указывает, как следует поступать с вещественными доказательствами. Вероятно, именно поскольку она нарушена, нам и не дают никаких письменных ответов. Молчит химкинский следственный отдел. Молчит и прокуратура г.о. Химки. На днях мы обратились в Химкинский СО по этому вопросу вновь. Приготовив письменное заявление, доверенность и заверенную копию приговора от 18.03.2016 г., с отметкой о вступлении оного в законную силу, где (см. последнюю страницу) сказано:
Вещественные доказательства – два автомобильных чехла, хранящиеся в камере вещественных доказательств СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области – выдать по принадлежности Ионову А.В., либо лицу действующего (так в оригинале – А.Ш.) от его имени на основании доверенности.
Думаете, мне их вернули? Как бы не так!
Зато оказалось, что Лубенский А.Ю., следователь по особо важным делам, в данном месте уже не работает. И никто о нём ничего не знает. Кто это такой, вообще?

Так исчез единственный известный мне свидетель (или – соучастник?) таинственной пропажи двух женских трусов чёрных, улыбнувшихся напоследок улыбкой Чеширского кота. А также остальных вещественных доказательств.

Охранник на вахте, не пустивший меня дальше порога, предложил обратиться к заместителю начальника СО, или к секретарю – которые тут же разбежались через окна и двери. Я серьёзно. Замначальника СО при мне ушла через дверь, а секретарь -- даже не знаю в какую дырку, я не видела. Будем считать, что это совпадение. Просто я так неудачно зашла в разгар рабочего дня.

Охранник спросил, не боюсь ли я киллеров. Тем и кончилось наше общение на этот раз.

Стало быть, придётся идти в Химкинский СО снова. Впору принимать ставки, вернут ли хотя бы автомобильные чехлы. И если не вернут, то под каким предлогом?

UPD В состоявшемся телефонном разговоре г-н Лубенский А.Ю. пригрозил мне громким писком судебным иском . Ждём! Аудиозапись могу разместить, если будет интерес со стороны читателей журнала.

 

Место происшествия -2. Наконец-то мы нашли пруд!

Вернусь к возражениям адвоката Карагодиной Н.А. на наши аргументы.
Мы их очень ждали. Да, они неполны, неточны, изобилуют увёртками и демагогией. Но всё-таки это поинтереснее, чем ничего.

В публикации Место происшествия от 29.05.2015 мы задали вопросы:
1. Каким образом, по каким приметам потерпевшая Щербакова Е.В. опознала место, где стоял автомобиль, с точностью до 0,5 метра (согласно протоколу проверки показаний на месте), в то время как обочина дороги однообразна?
2. Почему потерпевшие и суд твердят про некий Золотарёвский пруд, в то время как никакого пруда там нет?
3. Каковы объективные подтверждения показаний Щербаковой Е.В.?


Вот во что эти вопросы превратились в изложении Карагодиной Н.А. (не забываем про п.1 из Школы лицемерия им. Карагодиной Н.А. – если нечего ответить на вопрос, сделай вид, что не слышал вопроса):

Ионов А.В. подвергает сомнению тот факт, что Щербакова Е.В. смогла указать точно место совершения преступления, так как улица Папанина на протяжении сотен (? – А.Ш.) метров выглядит примерно одинаково
И соответственно ответ:
В отношении места преступления – улица Папанина, Ионов А.В. не учёл того факта, что потерпевшая Щербакова Е.В. выросла в местах совершения преступления и хорошо знала местность, в отличие от Ионова А.В., что позволило ей точно определить, в каком месте они находились.

Всё! Больше по теме о месте происшествия в ответах Карагодиной ничего нет (можно убедиться по документу). Как видим, приметы не названы.
Ответа на вопрос нет.
Вместо этого – капля дешёвой беллетристики: Ионов А.В. не учёл, что… В общем, враг не ведал, дурачина (с). Только вам-то, Карагодина Н.А., откуда вдруг знать, чего именно не учёл Ионов? Он многого не учёл. Например, того, что с Катей Щербаковой не следовало разговаривать, не следовало подпускать её близко к себе, и уж тем более – пускать её в свой автомобиль. И неважно, что она родственница, а именно двоюродная сестра. От таких родственников бегут. Только что теперь-то поделаешь? Все мы задним умом крепки. Мы не знаем своей жизни наперёд. Но это всё лирика, не имеющая отношения к делу, правда?

Это была попытка Карагодиной Н.А. ответить на вопрос 1. Как видим, неудачная. На два остальных вопроса она даже не попыталась ответить.

Что ж, займёмся дальше ответами сами.
2. Мы всё-таки нашли Золотарёвский пруд! На Google-картах. Его просто с дороги не видно, и Ионов никакого понятия о нём не имел. Это Щербаковы, придумывая место происшествия, видимо, хотели сделать пруд приметой. Потому что хорошо знали родную Сходню. Но какая же он примета, если его в принципе не видно с дороги, и если «преступник» Ионов о нём даже не знал? Вот они и замолчали про пруд, вот он в новом приговоре больше и не упоминается.

3. И ещё раз. Всё-таки. Самое главное. Чем проверены показания потерпевшей Щербаковой Е.В. на месте? Что их подтверждает?
Ничто.



Вот на фото она показывает место происшествия ручкой. Рядом – щуплая Щербакова Н.А. и увесистая Карагодина Н.А. Вокруг снег лежит. Место сложно узнать даже аборигену.
С точностью, до полуметра, Карл! До полуметра!
Ни следов автомобиля Ионова, ни потерянных на месте преступления вещей, ни данных с каких-либо камер видеонаблюдения, ни свидетельских показаний. Последнее особенно вызывает вопросы.

29 сентября Ионов А.В. был задержан, а затем помещён в СИЗО-12 по подозрению в опаснейшем преступлении – изнасиловании несовершеннолетней! Была сформирована следственная бригада под руководством Томчика С.Ю. И вот эта, с позволения сказать, бригада сыщиков не побывала на месте происшествия до зимы (!!!) и не предприняла никаких попыток по горячим следам найти доказательства происшествия.

На судах потерпевшие твердят, что место было пустынное, малолюдное, тёмное. Но ведь это и не пустырь. В непосредственной близости находятся дом №19 и дом №21. И вокруг тоже люди живут. Около полуночи, когда якобы совершено было преступление, у нас, как правило, ещё не спят. Вполне ещё могли светиться окна, кто-то мог ещё идти по улице, приехать или уехать по ней. Так почему следствие не предприняло никаких попыток найти свидетелей? Почему оно не отработало, как принято говорить, жилой сектор с целью отыскать, не видел ли кто-либо припаркованный на обочине длинный тёмно-серый автомобиль?

А ведь место и вправду не слишком-то посещаемое. Поздно вечером там ходят и ездят только свои, местные жители. Припаркованный там – да ещё на всю ночь! – незнакомый автомобиль гарантированно привлёк бы внимание, вывал бы вопросы, стоило кому-либо выглянуть хотя бы в окно.

Хорошо, допустим, что звёзды стояли удачным для «преступления» образом и чужой машины ну вот никто-никто не видел. Всякие случайности в жизни бывают, в том числе и такие. Но почему следствие не предприняло никаких попыток найти свидетелей? В уголовном деле нет и следов подобных следственных действий.

Мне ответ представляется так. Доблестные сыщики с самого начала знали, что на обочине ул. Папанина в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года автомобиль Ионова не стоял. Для чего им делать лишнюю работу? Да и хуже того -- а если бы свидетели сказали нет? Не стояло там никакой чужой машины? Более того, а если они так и сказали? Потому-то всякие следы поиска и опроса свидетелей с улицы Папанина и пропали из дела бесследно. Нечистые на руку, химкинские следователи пошли совершенно иным путём – бросили Ионова в камеру на неопределённый срок в расчёте на то, что он не выдержит, потеряет рассудок и оговорит себя сам.

Да, сейчас это мои предположения. Того не более. Но ни суд, ни следствие, ни адвокат Карагодина Н.А. до сих пор так и не смогли объяснить приведённые факты иначе.

Воспоминание. Ночь. Фуры

...Вот и я их не очень любила, пока не пришлось мне стать благодарной им на всю жизнь.
В смысле, дальнобойщикам. То есть фурам этим, которых походом на Москву пугают сейчас весь Интернет.
Потому что вечером из города Скопин Рязанской области в город Москва ничем больше добраться нельзя. Скопин – город самодостаточный. Суточных транспортных потоков по маршруту Москва-обратно не имеет, работа в городе есть, зарплаты ниже столичных - так ведь нет и адских столичных транспортных расходов, которые полностью съедали бы разницу. Здесь после шести-семи часов вечера ездить на автобусах некому, некуда и незачем. Все работающие - дома, проходные закрыты, в магазинах - час-другой до закрытия, прохожие нечасты. Жизнь у города своя собственная. Скопин не Москва и не Московский регион, это уже Россия!

Я стояла одна на обочине этой жизни. Мне, наверное, навсегда запомнятся эти светлые летние вечера. Я в те дни металась, как белка в горящем лесу, ища выход, ломая голову, каждый раз надеясь, что уж новый-то план сработает и что этим вечером я, наконец, всё-таки нормально уеду. Я смотрела карты, сличала маршруты, скачивала расписания автобусов, маршруток, поездов. Но планы мои терпели крах один за другим. Всякий раз дело кончалось трассой и запредельным экстримом. Я лишь усугубляла трудности, теряя время зря.

При этом дорога туда была несложной - утренний рейс Москва-Скопин (640 р.) ходил как часы. Но вот назад

Мой маршрут делился на четыре части. Первая - от ИК-4 до города Скопина. Это где-то километров 20 и ещё сколько-то пешком по самому городу. Здесь в полях, в шестом часу вечера, было ещё можно поймать маршрутку. Водители, видя голосующего путника, останавливались в любом месте. Впрочем, мне часто везло - подвозили родственники других заключённых, а потом даже и работники ФСИН, среди которых немало женщин. Их от родственников с первого взгляда и не отличишь.

В 18 часов с автовокзала г. Скопин шёл последний автобус - только вот уже не в Москву, а в Рязань. Я по Интернету нашла попутчиков из Рязани. Всё должно было получиться. Но на этот раз оказалось, что успела-то я вовремя, да билетов из Скопина до Рязани нет.

Был момент, что я чуть не встала на колени перед тем водителем. Так вот учишься держать удар, а судьба наносит всё новые и новые, и готово - опять обочина, вечер, трасса. Что ж, второй отрезок - это до трассы. Знала бы, не теряла времени на путь до автовокзала. Скопин - город одноэтажный, но большой, и расстояния в нём немалые. Но, на счастье моё, едут вечером с работы водители маршруток на своих Газелях - в Вослебово, Свистуново и прочие окрестные городки. Едут полицейские на заправку, что рядом с трассой. С кем-то мне по пути. Иногда. Иногда приходится и пешком - это, по моим впечатлениям, не меньше часа.

У меня ещё слёзы не высохли. Всё бы ничего, но обидно, что подвела попутчиков. Да уж и таксисты могли бы не глумиться. Понимаю, злятся, что денег нет - но ведь не моя в том вина!

От выхода на трассу - это третий отрезок пути.
Там идёт выездная торговля продукцией Скопинского керамического завода. Вот куда бы устроилась работать, живи мы в Скопине! Может, взяли бы. Хоть вне штата. И как бы ни повернулась судьба, всё равно зайду, всё равно налюбуюсь, всё равно перекинусь словом с продавцами-экскурсоводами, да ещё и что-нибудь куплю. Прошлый раз со мной ехал в Москву глиняный ротвейлер для подруги. Всех друзей снабдила подарками. Так вот и теперь была не была!

Ну и что, что последние деньги? Мне же всё равно теперь не брать билет до Москвы…
А фуры идут.
Я стою на трассе, а солнце ниже и ниже. Фуры важные, огромные, новые, по последнему слову техники всё в них. Эти не возьмут. Им, скорее всего, запрещено. Прошли времена шофёрской вольницы. Сейчас двухсот метров не проехать, чтоб об этом не узнало руководство транспортной компании. Видит спутник, наблюдает регистратор. Остановится же кто-то попроще, поменьше и погрязнее. Эти едут не в Москву, а в Подольск. Но нам долго будет по пути.

- Почему автостопом?
Я горжусь собой. Вот я и стала похожей на нормального автостопщика, а не на мечущуюся тётку, с которой непонятно что произошло.

Вы когда-нибудь ездили на фуре? Это как примерно на слона в первый раз залезать. А внутри - целая комната с занавесками, столиком обеденным, койкой (сзади), иконами в красном углу и с сиденьем на троих, если не на четверых. Впереди - дорога, дорога, дорога

Хороша в дороге беседа ни о чём. Ради этого нас и берут. И это не прихоть, как можно подумать, а вопрос безопасности. Правильно построенный разговор, в меру лёгкий, в меру интересный, не даёт водителю расслабиться за рулём. Держит в тонусе. Вообще это целое искусство. Тот, кто практикует автостоп, этому учится.

Хотя водитель в кабине всё равно не один. Это лишь для нас, сухопутных, просто едет и едет себе по дороге фура. А на самом деле она, как пчела с семьёй своего улья, связана с другими - непрерывной громкой связью. Где едут товарищи, что происходит за километры впереди, сзади - постоянно водителю известно. Они переговариваются, как звено истребителей. Если б дальнобойщики захотели, то, наверное, могли бы синхронно перестроиться из ряда в ряд, например.

Один минус - они, как правило, друг друга не видят. Соответственно не видят попутчиков. Отсюда и обороты речи, которые при дамах, вообще-то, употреблять не принято. Никогда не выносила этого, но сейчас меня только смешит. Удивляюсь сама себе. Может быть, дело в настроении, в эмоциональном подтексте?

В районе Серебряных Прудов спускается тьма. Фуры идут на Москву. Они едут с расчётом прибыть к месту назначения к ночи. Лишь тогда их ждут для разгрузки. А такой город, как Москва, вообще запрещает тяжёлым грузовикам въезжать днём. Слишком они большие, громоздкие, вонючие. На бортах и днище астраханская, волгоградская, ростовская пыль. Нигде им не рады. Не рады на трассе, не рады на улицах, и не дай бог появиться во дворах. Фура во дворе вообще ЧП. Хотя свежие продукты в магазинах мы все одобряем… Водители находят карманы вдоль трассы, ставят там грузовики и спят.
Ждут ночи.

Мне в ту ночь повезло - почти сразу после поворота я поймала вторую фуру. Это был четвёртый отрезок пути - Москва. Ночью негостеприимная столица открывает им двери. Караваны грузовиков выезжают на МКАД.

Эх, счастливые обладатели Лексусов, Бентли, Ягуаров, Лэнд Роверов и прочих Лэнд Круизеров! Это вы во дворах короли. Из кабины же фуры вас всех видно где-то там под ногами. И слышали б вы, в каких выражениях дальнобойщики комментируют ваши телодвижения на трассе! Особенно, когда вы едете поперёк МКАД, перестраиваясь из крайнего правого в крайний левый.

Оказывается, пробки есть и ночью. Без них я оказалась бы дома намного быстрее. Но тут надо быть фаталистом - куда уж мне из подводной лодки! - Москва сегодня сломалась, - комментирует кто-то в эфире. Им-то всё известно - где, почему, на каком километре и насколько протянулся затор. Фура маленькую прижала «Мой» водитель от души костерит правительство и московские порядки.
Ночь для сна и для п-ы,
А день - для езды!


Впереди внизу - бескрайнее море огней.
Ночная Москва - океан. Мы же теперь знаем, что океан не молчит. Тишина лишь видимость. На самом же деле вся толща воды пронизана голосами. Там переговариваются киты на своих, им известных частотах.
Так вот и над МКАДом ночным переговариваются водители фур.

Я навек теперь духовный инвалид. Я ненормальная. У меня теплеет на душе при виде огромного грязного грузовика. А водитель спит. Не будите его!
Он проехал столько за свою жизнь, что хватило б на несколько десятков кругосветных путешествий. И не буду я никуда звонить и громко возмущаться, даже если он как-то не там и не так встал. Хотя это вряд ли. Вы парковаться-то у них поучитесь, да и ездить тоже.

Добрых вам дорог, дальнобойщики, киты полуночной Москвы!

Последний свидетель

До знакомства с данным уголовным делом я была уверена, что всех свидетелей, способных пролить свет на обстоятельства происшедшего, вызывают в суд повесткой. Как-то я и не задумывалась даже о механике этого процесса. Мне казалось, достаточно сказать, что в указанном месте мелькнул в нужное время человек, который мог что-то видеть – и его найдут, расспросят и пригласят в суд (если он действительно что-то знает, конечно). Разве не этого требуют интересы правосудия?
Например, помните женщину, к которой обращался подозреваемый, когда искал владельца машины, заблокировавшей ему выезд? Казалось бы, вот оно, алиби. Можно даже не рассматривать нелепости в байках потерпевшей – всё намного проще. Машина-то в ту ночь никуда не выезжала!
Но, как оказалось, эту женщину, как и ее мужа, который тоже был в курсе событий (их фамилия Трещевы, и живут они в соседнем доме) попросту никто ни о чем не спросил. Суд не стал вызывать этих свидетелей. Девочек из класса вызывал, а вот непосредственных свидетелей – не стал вызывать, не счел нужным.

Теоретически свидетель может прийти в суд сам. Тогда его могут даже допросить по ходатайству одной из сторон. Но скажите мне, что заставит свидетеля это сделать? Гражданский долг? Но у свидетеля своя жизнь, свои дела. Он может быть слишком занят на работе, например. Да и отыскать этого свидетеля и встретиться с ним не всегда просто, когда твоя работа - не это.

Тем не менее, на суде выступил один незапланированный свидетель. Имя его – Кадыков Алексей Николаевич. Это владелец автомобиля, заблокировавшего выезд в ту ночь. Показания А.Н.Кадыкова стоят того, чтобы привести их лишь с небольшими сокращениями, не по тексту приговора, а непосредственно по протоколу заседания Химкинского суда 16-18 декабря 2014 года.

Адвокат обвиняемого Стахиева: расскажите о событиях, связанных с Вашим автомобилем?
Свидетель: 16 сентября 2012 года, примерно в 08 часов 00 минут, я находился у себя дома и спал, мне позвонили в дверь, после чего я открыл и увидел незнакомого мне ранее мужчину, как мне позднее стало известно Ионова А.В., который попросил меня переставить принадлежащий мне автомобиль марки «Субару», так как тот загораживал выезд автомобилю Ионова А.В. – черному «Мерседесу», далее я вышел на улицу и отогнал свой автомобиль.
Стахиева: Ваш дом находится рядом с местом парковки?
- мой дом находится на противоположной стороне от парковки через Банный переулок мкр. Сходня.
Стахиева: Вы часто паркуете свой автомобиль на данном месте?
- Да.
Стахиева: Какой марки Ваш автомобиль?
- Мой автомобиль марки «Субару» зеленого цвета.
Стахиева: Почему Вам запомнилась данная ситуация?
- Данная ситуация мне запомнилась по той причине, что я всегда аккуратно паркуюсь и не было таких случаев, чтобы я перекрывал дорогу другому автомобилю, а также тем, что я незадолго до этого приобрел автомобиль.
Стахиева: Почему Вы запомнили, что это было именно воскресенье?
- Если бы был будний день, то в это время я уже бы вышел на работу, также я уверен, что это была не суббота, потому что накануне я вернулся поздно вечером из загородного дома. Позднее, летом 2013 года меня нашли родственники Александра, я смотрел и вспомнил дату по календарю.
Стахиева: 16 сентября 2012 года, когда к Вам пришли с просьбой отогнать Ваш автомобиль, Вы не познакомились с данным человеком?
- Нет, только принес свои извинения.
Стахиева: В какое время Вы поставили свой автомобиль на парковочное место?
- В субботу в промежутке времени с 22 часов 00 минут до 22 часов 30 минут. Отогнал автомобиль в воскресенье утром примерно между 8 и 9 часов утра.
Государственный обвинитель Солохина: Почему Вы так хорошо запомнили дату происходящих событий?
- Когда ко мне обратились родственники Александра, я посмотрел в календарь и вспомнил, что 9 сентября 2012 года я продавал свой старый автомобиль, долго не мог встретиться с покупателем. С 8 на 9 сентября на парковке стоял мой старый автомобиль – «Субару» серебристого цвета, а 16 сентября я перегородил выезд новым автомобилем – «Субару» зеленого цвета.
Стахиева: Почему Вы не заметили в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года на парковочном месте автомобиль марки «Мерседес»?
- При парковке своего автомобиля я не заметил автомобиль Ионова А.В., поскольку тот был черного цвета, а припарковал я свой автомобиль в темное время суток в дождливую погоду
(Примечание: автомобиль Ионова стоял на участке среди зелени за полуразрушенным забором, а автомобиль Кадыкова – за воротами участка, на обочине. Поэтому Мерседес Ионова действительно можно было не увидеть – А.Ш.).
Государственный обвинитель Солохина: Когда к Вам обратились родственники Ионова А.В.?
- Точную дату в настоящее время не помню, примерно в конце августа-начале сентября 2013 года.
Солохина: родственники Ионова А.В. говорили, что Вас будут допрашивать?
- родственники Ионова А.В. спрашивали меня о том, смогу ли я дать свидетельские показания.

Забавно, что выяснить у свидетеля обстоятельства дела стремится только защитник обвиняемого. Вопросы же другой стороны сводятся к выяснению того, как и почему свидетель явился в суд. Ведь повесткой его не вызывали! Вопросы Карагодиной и Солохиной словно говорят: чё пришёл, мужик, чё в суде забыл? Мы тут - правосудие, а у тебя - дела, детки там, работа, в общем нам налево, тебе направо, понял, да?

Солохина: Сегодня у Вас рабочий день?
- Да, я отпросился с работы.
Представитель потерпевшей Карагодина: кто именно из родственников Ионова А.В. обратился к Вам?
- Пожилая женщина и отец Александра.
Карагодина: Как представились Вам данные люди?
- Мужчина сказал, что он отец того мужчины, выезд которому я перегородил своим автомобилем.
Карагодина: в 2014 году кто именно к Вам обратился, для того, чтобы Вы дали свидетельские показания?
- Александр позвонил мне на мобильный телефон.
Карагодина: Вы обсуждали с Александром обстоятельства происшедшего?
- Нет.
Карагодина: какой марки и цвета автомобиль Ионова А.В.?
- Черный Мерседес.

Низкий Вам поклон за Вашу позицию, гражданин Кадыков А.Н.! Вы потратили рабочий день на то, чтобы предоставить правосудию информацию, которой располагали. А уж суд распорядился информацией так, как счел нужным, а именно:

Суд критически относится к показаниям, допрошенных по ходатайству защитника подсудимого Ионова А.В. - Стахиевой Л.В.: свидетеля Кадыкова А.Н., по той причине, что показания указанного свидетеля полностью опровергаются приведенными выше доказательствами;… Это – из приговора Химкинского городского суда по делу №1-172/14 от 18 декабря 2014 года.

Большую часть приведенных выше доказательств мы уже видели – здесь и здесь. Да, вот еще и здесь, конечно.

Почему было прямо не написать, что показания указанного свидетеля, по нашему мнению, полностью опровергаются показаниями и трусами потерпевшей? Именно такая формулировка соответствовала бы сути дела.
 

Приговор почти полностью (начало)