Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь


Правила журнала

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Школа акварели


Это работа с выставки «Акварель-2016» в выставочном зале «Тушино». Можно ли сказать, что кроется за безмятежностью?

Ведь художницу только искусство и держит на плаву. У неё оболгали и осудили сына. Ей 87 лет. Она держится уже 4 года, хотя сил всё меньше и меньше.

Да, это Нина Ивановна Щербакова-Ионова, мама моего мужа.
Да, она тяжело заболела. После операции ей надолго запретили брать в руки кисти. Но теперь она снова рисует, и вновь ведёт студию. Мне кажется, что её работы стали ещё глубже, смелее, увереннее, прекраснее. У неё тоже, как у многих из нас, исчез страх. Есть такая степень отчаяния, за которой все мы, если выживаем, становимся иными. Вот и Нина Ивановна, конечно, давно умерла бы, если бы не её акварель. Но художник за своей работой забывает всё, приподнимаясь над Вечностью.

И невольно думаешь, что, когда «потерпевшая» Щербакова Н.А. из агентства «Миэль» наконец-то оставит этот мир -- что после неё останется на свете? Проданные квартиры?

А Нина Ивановна, смерти которой так рьяно добивалась сторона обвинения -- всю свою жизнь приносила в этот мир красоту. Её творчество будет радостью много лет, и после того, как проклятое уголовное дело станет пылью.

По ссылкам – другие посты «Школы акварели»:
Нина Ивановна и её работы
Акварель и вода
Мы только учимся
Всем влюблённым
Три пейзажа
Калина красная

Депутатский ответ

Вот он, можно даже не комментировать. Наше письмо со всеми иллюстрациями было на 65 листах. Для ответа хватило одного.



Как неукоснительно соблюдается закон, когда нужно лишить граждан защиты! И насколько же он не обязателен, если требует граждан защитить...
А чего вы, граждане, хотели? Это надо быть совсем наивным, чтобы депутатам писать.

Адвокат Карагодина Н.А. и Трусы Потерпевшей

В возражениях прокурора Солохиной О.В. на апелляцию адвоката Горина есть 2 (два) момента, когда подружка потерпевших -- и по совместительству государственный обвинитель -- не была голословна, а попыталась включить хоть какую-то логику.

Первый момент касается протокола забора образцов для сравнительного исследования, а второй -- протокола выемки Трусов Потерпевшей.
Оба документа имеют ключевое значение для обвинения, и оба вызывают сомнения в части дат. Здесь и там защита имеет к обвинению вопросы, на которые так и не был получен ответ.
В качестве ответа на первый вопрос обвинение попыталось использовать показания перепуганного фельдшера химкинской подстанции Скорой помощи Багровой Е.А., которая так и не вспомнила, где и что подмахнула три года назад по просьбе взяточника-следователя. В этом месте Солохина О.В. делает хорошую мину при плохой игре и притворяется, будто бы слова несчастного фельдшера доказывают подлинность протокола, хотя фактически дело обстоит ровно наоборот.

Посмотрим теперь повнимательнее на второй документ. Вопрос, поднятый в апелляции Горина, состоит в следующем.



иными словами, представитель потерпевшей Карагодина Н.А. не могла участвовать в составлении протокола выемки 2-х женских трусов, который был якобы составлен 18.01.2013 г., поскольку, согласно своему ордеру, вступила в дело только 14.02.2013 г.

Напомню, что пишет по этому поводу Солохина О.В.: Довод стороны защиты о том, что представитель потерпевшей -- адвокат Карагодина не могла участвовать при составлении протокола выемки от 18.01.2013, так как она вступила в дело (согласно ордеру) 14.02.2013 г., не основан на законе.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В то же время ст. 45 УПК РФ, регламентирующая процессуальное положение представителя потерпевшего, не предусматривает для представителя потерпевшего наличия ордера, а лишь ходатайство потерпевшего.


Вот эта статья. В ней действительно не говорится ничего об ордере представителя потерпевшего.
Что ничуть не снимает вопросов, продиктованных здравым смыслом.
Ведь если для участия Карагодиной в процессе её ордер был не обязателен, то зачем она его предъявила и 14.02.2013 г. приобщила к делу?
Более того, если вы поверили и решили, что Карагодина участвует в уголовных процессах без ордера, то вы ошибаетесь. Как бы ни было велико желание помочь ребёнку отомстить, адвокат Карагодина Н.А. без ордера всё-таки не работает.
И данный процесс -- не исключение.

Карагодина Н.А.: тоска и месть. Фото из открытых источников.

Да и вообще, много ли вы видели таких адвокатов, которые, не имея ордера, помчались бы участвовать хоть в каком угодно процессуальном действии просто так, из любви к искусству? Думаю, что не больше, чем грязных трусов, которые хранятся в семье риэлтора Щербаковой Н.А. 6 (шесть) месяцев и не начинают, простите, вонять.

И не бросилось ли вам в глаза, наконец, соответствие этих сомнительных дат: 15 января 2013 года -- протокол несостоявшегося забора крови, 18 января 2013 -- протокол якобы выемки несуществующих Трусов?

Мне кажется уже совершенно очевидным, что ни одной, ни другой процедуры в январе 2013 года не проводилось. Точно так же, как и никаких трусов в чемодане никто не находил. Скорее всего все названные документы были состряпаны вместе с экспертизой в апреле-мае 2013 года.

Было бы, конечно, ещё забавнее, если бы протокол выемки Трусов датировался тем же 15-м января. Но следователь Дорошенко, видимо, всё же попытался придать своему творчеству некое внешнее правдоподобие.


 

Волк в цирке не выступает

Вот ещё один перепост со страницы ВКонтакте, которую вела, возможно, Маша Врушкина Катя Щербакова. Это тоже выложено в сентябре 2012 года.


Кто на самом деле вёл страничку - вопрос открытый. Может быть, та девочка Маша, которая мечтала убежать от приёмных родителей во взрослую жизнь, здесь и ни при чём. И её двоюродный старший брат, отказавшийся вступать с нею во взрослые интимные отношения и предложивший вернуться домой, ни при чём тоже. Как и лютая девочкина месть, которую так ловко использовала риэлтор Щербакова Н.А. в своих планах по приобретению прав на чужую квартиру. Мы обратим здесь лишь внимание на фразу Волк в цирке не выступает -- на скриншоте подчёркнуто мной.


Судьба - на редкость ироничная дама. С тех-то самых пор Маша Врушкина выступает именно в цирке. По команде своих кукловодов она снова и снова кривляется на заседаниях суда, изворачивается в ответ на неудобные вопросы, огрызается на защитника и судью - и лжёт, лжёт, лжёт…


Завтра - очередное представление. Трибуны рукоплещут. Ваш выход!


Три пейзажа

После праздников возобновились занятия в студии Нины Ивановны Щербаковой-Ионовой. Мне сегодня удалось заснять три варианта одного и того же сюжета. Это Яуза в районе станции Лось, в марте, рано-рано весной.

Первое – сам этюд, выполненный Ниной Ионовой с натуры.
Это оригинал, всё реалистично. Видно, что вода в Яузе грязная, да и снег не совсем чист. Слоистые подтаявшие сугробы впечатляют. Сорные кусты, типично московский колорит, а вдали в солнечной дымке, вероятно – МКАД.



И вот тот же этюд, только сделанный художником по памяти. Точнее, один из многих сделанных по памяти этюдов. Тот же самый – и совсем другой. Вместо изучения натуры здесь – обобщение, смелый и спокойный рисунок, чистый, прямо-таки сказочный колорит. Ничего лишнего. Небо плавно переходит в горизонт, ветки деревьев тают в солнечном свете, и расплавленное солнце тихо льётся между сугробами, в ледяную купель цвета бутылочного стекла. У деревьев красные стволы. Снег лежит повсюду, но весна уже наступила.



А теперь с вершины снова вниз. Ученическая работа, сделанная с тех же образцов. Очень было большое искушение втянуть её в фотошоп и хорошенько отфотошопить. Хотя, если не видеть первых двух этюдов, то можно сказать, что этот неплох.



Сравнивая, видишь, насколько важно чувство меры, и какие тонкие оттенки отличают посредственную работу от шедевра.
Акварель – вообще техника со строгим характером. Ты пытаешься сказать своё, она – своё.


Акварель и вода

Акварель и вода – две родственные стихии. Вероятно, именно поэтому красота воды так раскрывается в технике акварели… Или - наоборот?



Только мне это пока не даётся. Чтобы управлять акварелью, надо понимать, какой она станет, когда высохнет. Вероятно, это придёт только с опытом. При высыхании акварель сильно светлеет, меняет и тон, и оттенок. Задумываешь одно – получается совершенно другое. А исправить ничего уже нельзя. То есть можно – но уже не полностью. Может быть, работа в итоге выйдет и неплохая, только будет за версту видно, что она – ученическая.

Поскольку акварелью работаешь быстро, с попыткой предвидеть, как она себя поведёт - всю работу приходится обдумывать заранее. Прошлый раз у меня не получилось то, что хотелось. Думала над этим несколько дней. Вроде бы нашла ошибку. Сделала всё заново. Получилось лучше, чем в прошлый раз, только всё равно не то.

Я сегодня решила исправиться и выложить не ученические работы, а оригиналы Н.И.Щербаковой-Ионовой. В студии каждый из этих пейзажей был темой для импровизаций.






Мы только учимся...

Как бы я хотела рисовать только это!

Нина Иванована Щербакова-Ионова всем сюжетам предпочитает цветы и море. На её акварелях вода выглядит живой. Техника эта называется "A la Prima" - работа по сырой бумаге. Такая работа выполняется на одном дыхании, в один слой краски. Она оставляет впечатление импровизации, часто, впрочем, обманчивое.

Я с удивлением узнала, что Нина Ивановна повторяет свои работы. Наработки одного пленэра служат потом основой для множества вариаций одного и того же сюжета, одной композиции. Эти варианты всё равно не бывают одинаковыми. Более того, они могут разительно отличаться. Найденный однажды сюжет продолжает развиваться в мастерской уже как бы независимо от натуры. То же относится к натюрмортам. Например, у Нины Ивановны десятки, если не сотни, вариантов натюрморта с букетом сирени – и каждый из них неповторим. Это не копирование, а развитие, движение вглубь.




То, что здесь показано – всего лишь ученическая работа, сделанная с одного из таких сюжетов. Для меня всегда было загадкой: как можно научиться творчеству? Разве талант приобретается в школе? Но художники тоже учатся – вещам, главным образом, техническим. Акварелисты знают по именам не только краски, но и их основные сочетания. Они знают, как краски будут выглядеть при сильном разбавлении водой, как они смешиваются, какая из них вытеснит другую. Есть излюбленные сочетания, есть – неожиданные. Есть неудачные, которых лучше избегать. Кроме этого, художники учатся основам композиции. Наконец, немаловажное значение имеют такие моменты, как организация рабочего места, выбор и правильное хранение инструментов, материалов.

Но важнее всё-таки другое. Повторяя работы своего руководителя, присоединяясь к ним, включаясь в жизнь мастерской, ученики разделяют с учителем нечто неуловимое – творческий дух, особое зрение, узнаваемый стиль своей художественной школы.

Наверное, у любого большого художника появляются ученики. Вот и у Нины Ивановны Ионовой они есть. Многие из них успешны, выставляются сами.

Кстати, Маша Врушкина в детстве тоже что-то рисовала. Нина Ивановна предлагала ей позаниматься в своей студии. Но таланта Маше не хватило, и она поставила перед собой совсем иные жизненные цели.



Гачек, малыш-скульптор



Как вы думаете, что на фото? Это не коралл, а скульптура из крупной говяжьей кости. Её автор – Гачек, мой крыс. Другого материала под рукой, точнее под зубами, у него не было.

Их было пятеро братьев. Жили вместе. Было им тогда года полтора – крупные, по-своему красивые звери в полном расцвете сил. Гачек выделялся среди них интеллектом. Например, он один научился открывать клетку изнутри. Недоступных для него мест в квартире не было. На груди у него была крошечная белая галочка – гачек, от которой он и получил своё имя.

У нас дома ничего не пропадало. Как-то раз собаки наигрались огромной говяжьей костью. Когда ничего съедобного для собак на кости не осталось, я её забрала, сварила – потому что она уже стала довольно грязной – и отдала крысакам, скорее поиграть, чем всерьёз погрызть. Это было ошибкой, но я тогда этого не понимала.

Несколько дней из клетки почти беспрерывно слышались звуки грызения. Братья издали были похожи друг на друга, и казалось, что они все балуются костью. Как же я ошибалась! Над костью трудился только один крыс – Гачек. И вовсе он не баловался. Он работал.

Он гулял меньше всех и первый бежал с прогулки в клетку. Продолжалось это дня четыре, а потом Гачек с прогулки домой не вернулся. Меня это не слишком удивило – время от времени кто-то из крыс устраивал себе такие долгие прогулки. Я легла спать, и всю ночь в клетке стояла непривычная тишина.

Гачек вернулся утром и лёг. Глаза у него были погасшие. Этот взгляд был знаком – так смотрят животные, считающие, что их жизнь закончена.

Мы помчались в клинику. Не хотелось верить. Полтора года для такой крысы, как Гачек – далеко не старость. У него даже шерсть не успела потускнеть. И всё-таки его не спасли…

Лишь тогда  я взяла из клетки это удивительное произведение. Выглядело всё это так, будто Гачек вложил в скульптуру всю свою жизнь. Крыса – маленькое животное, и запас жизненных сил у него невелик. Он в десятки раз меньше, чем у людей.

Но ведь каждый распоряжается сам теми силами, что ему отпущены!
Мне очень нравится это фото. Справа – Гачек, рядом его брат Ремикс I. Это так они у меня гуляют, лазают по шкафам. И ничто не предвещает выбора, который Гачек очень скоро решит сделать.


Осенние акварели

Нина Ивановна Щербакова-Ионова - Почётный работник культуры города Москвы, член неправительтвенной организации при ООН "Природа и творчество", член Творческого союза Художников России, Международной Федерации Художников ЮНЭСКО, председатель выставкома Международного художественного фонда - федерации "Акваживопись", а также член Творческого объединения женщин-художников "ИРИДА", где ведёт творческую студию "Акваживопись".



Вот спросят меня, как могла пожилая женщина – а Нина Ивановна 1937 года рождения – выдержать всё, что выпало на долю её сына? Но ответ прост. Перед нами не просто мать, которую сфабрикованное против сына дело, безусловно, убило бы. Вероятно, «потерпевшие» очень на это рассчитывали. Но они не учли одного. Творчество даёт художнику силы жить даже тогда, когда это кажется невозможным.

У Нины Ивановны более 80 персональных выставок в России и за рубежом. Её работы находятся в галереях, музеях и частных коллекциях в России, Японии, на Мальте, в Париже, Брюсселе, Вене, Риме, Копенгагине, Копенгагине, Будапеште, Праге, Братиславе, Кельне, Александрии, Сербии, Китае, Японии, Мальте, США, Украине, Белоруссии и др.



У нас в эти дни юбилей за юбилеем. Позавчера, 29 сентября – три года с момента незаконного задержания Александра Ионова в Рязанской области. А сегодня три годика нашему уголовному делу. И еще – три года назад в квартире Нины Ивановны был произведён обыск. Обратите внимание на то, в какое время суток он проводился. Так следователь Томчик С.Ю. и его бригада приобщились к прекрасному.