Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Введение (обновляемое)

Мы сажаем деревья на сухом склоне Тепе-Оба.
Засуха у нас длится уже года полтора. Сосед пробурил скважину глубиной 33 метра -- но вода оказалась солёной.
С горы видно море и город Феодосию. На другой стороне залива угадывается Керчь. Осенью к нам приходят облака. Мы собираем росу и редкие дожди.
Этот журнал сейчас меняется, как и планировалось. Кстати, иногда мы ночуем в городе -- в той самой квартире, которая не досталасьт  семейке Щербаковых и из-за которой было сфабриковано уголовное дело. Получается, что эта беда отняла у нас восемь лежизни. Впрочем, наша жизнь -- марафон, который ещё неизвестно, когда заканчивается.
Основные темы журнала пока прежние:
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Открытое письмо Караулову в «Момент Истины»

Кажется, полку невинно осуждённых увесисто прибыло. Если верить известному журналисту Андрею Караулову, то обвинение против (теперь, как водится, уже бывшего) замглавы ФСИН Олега Коршунова является полностью сфабрикованным.


В свою очередь, Владимир Осечкин указывает на то, что документальный фильм Караулова в защиту Олега Коршунова носит заказной характер.

Почему в данном случае я верю не Караулову, а Осечкину? Потому что Владимир Осечкин в обоснование своего мнения приводит факты и документы, с которыми не поспоришь, например:
Эксклюзив. Перечень ФГУПов ФСИН, деятельность которых контролировал О.А.Коршунов
Свободные цены: сколько арестованный замдиректора ФСИН Олег Коршунов переплатил за бензин и сахар
Тюремщик за решеткой: Коршунов "наследил" на птицефабрике и в магазинах для зэков
Фильм же Караулова выглядит на удивление беспомощным, беззубым.

Но ещё больше сомнений в чистоте помыслов журналиста Караулова у меня вызывает выбор темы. Почему журналиста вдохновило только дело Коршунова, в то время как оно далеко не первое и не единственное?
Далее – моё открытое письмо. У Караулова, как и у Президента России, есть электронная приёмная. Копирую оттуда:

Уважаемый Андрей Викторович!
Ваш документальный фильм «Удар по спецслужбе» признан выдающейся заказухой во славу и защиту коррупции в тюремном ведомстве. Так ли это, и что в действительности вдохновило Вас столь мужественно броситься на защиту бывшего заместителя директора ФСИН Олега Коршунова?
Что повлияло на выбор сюжета?
При просмотре бросается в глаза отсутствие документов, фактов, конкретных подробностей. На протяжении большей части экранного времени несколько мужчин преуспевающего вида совершают пассы холёными руками, вероятно, пытаясь воздействовать на аудиторию методом гипноза. Видеоряд напоминает картинки из школьных учебников времён СССР. Вместо внятного обоснования своей позиции Вы под замогильную музыку высказываете беспомощные намёки и туманные предположения.
.
Почему при этом, вступаясь за падшего небожителя Олега Коршунова, Вы игнорируете практику массовой фальсификации уголовных дел против рядовых невиновных граждан нашей страны? Ведь в отличие от заказчиков данного сюжета, пострадавшие по каждому из дел готовы предоставить для опубликования богатейшую доказательную базу.

Связано ли это с тем, что Вы разделяете отношение Коршунова, Волошина, Лебедева и иже с ними к гражданам России как к скоту, не стоящему ни документальных фильмов, ни вообще какого-либо внимания?

Или, может быть, Ваша позиция обусловлена неплатежеспособностью семей невинно заключённых, у которых коррумпированные судьи с подачи нечестного людоедского следствия отняли кормильцев, лишили средств к существованию, загнали людей в бездну нищеты и беспросветного отчаяния?

В качестве примера привожу всего два документа только из одного (из сотен!) сфабрикованных уголовных дел. Из них очевидно, до какой беспредельной наглости доходит так называемый суд, искажая персональные данные осуждённого прямо на первой же странице приговора! Как Вы можете легко проверить, данный приговор Химкинского городского суда, составленный с явным нарушением закона, тем не менее считается вступившим в «законную» силу и не отменён до сих пор.



В отличие от приёмной Президента, в электронной приёмной Андрея Караулова никто не обязан по закону отвечать на письма. Если честно, я и не жду, т.к. полагаю, что ответить нечего. Тем более, что опыт обращений к т.н. СМИ уже накоплен.
Из материалов группы Свободу невинно осуждённым в ФБ:
Татьяна Лешукова: теперь понятно почему он простым гражданам не помогает, а работает по заказу, а кому реально нужна помощь, его помощники просят десять раз позвонить, потому что они все заняты, а в итоге ничего.
Наталия Сергеева: Я к нему «взывала» в 2016 году, просила помочь защитить сына от сфабрикованного обвинения - тишина... Как будто в бездну кричишь.
Эмма Тян: Я в 2016 году писала в передачу «пусть говорят» и «человек и закон». В коисомолбскую правду и в другие куда можно обратиться в общественные органы по правозащитный. Глухо как в танке. Только Бабушкин мне ответил что передал в прокуратуру а от туда до сих пор отписки
Елена Смирнова: Мы тоже всем писали и обращались. Было смешно смотреть на них. Они сначала не поняли нас и подумали, что наш потерпевший вроде как умер, но живой. Все налетели как коршуны. Телефоны просто обрывали. Когда узнавали, как на самом деле обстоит дело, исчезали.


Ночь на 22 июня


UPD Вот она, идея фильма Мы из будущего. Но, конечно, в 80-е годы такой фильм был бы невозможен. Тогда ещё песня День Победы не сразу зазвучала, вызывала споры -- не слишком ли вольно трактуется святое, что за танго... Оказалось -- не слишком.

Наверное, Арсений Тарковский был слишком гениален для широкой известности. Его не запрещали. Просто тихо замалчивали. Он был неугоден самой страшной из властей -- власти посредственности. Своего знаменитейшего сына он пережил на три года.

Скажете, идею фильма украли? Вот уж нет! Ценны вообще не идеи, а их воплощение. С идеи взять нечего. Идея свободна по определению и навещает, кого хочет. Здесь не может быть приоритетов, не должно их быть.
Я не вижу в патентовании идей ничего, кроме попыток затормозить прогресс человечества.
Сторонники теории мирового заговора на этом месте согласно кивнут и скажут, что это нарочно делается. Я спрошу: кем делается-то? Но в ответ не последует ничего, кроме многозначительного молчания.

Хроника публичного одиночества. Часть 3

Нет, и все-таки – зачем? Нет, ну а вот правда – зачем? Володя в таких случаях всегда отвечал: чтоб было.

Мы, наверное, были странной парой. Мы никого особо не приглашали, когда поженились. Тайны не делали, но и помпы тоже. Это нужно было нам самим, больше никому. Когда нам предложили поменять или оставить свои фамилии, я сказала: а давай по приколу я теперь стану Мазурова, а ты – Ваксман? Посмеялись и оставили все как есть. И у него, и у меня были ведь уже публикации в разных местах под своими именами.

Мы были слишком взрослыми людьми, наверное. Мы были независимы. Например, я никогда не считала его деньги своими. А он говорил, что за свои удовольствия нельзя переплатить. Я не расспрашивала его о знакомых, не требовала отчетов. Наверное, я была плохой женой. Но с другой стороны, на другом человеке он бы и не женился.

Потом я вычитала, что ничто на свете не сближает людей так, как совместные занятия идиотизмом. Вот это точно уже про нас было сказано.