Category: криминал

Подброс, он же протокол изъятия

Из всех доказательств, сфабрикованных против Евгении Шестаевой (Дело о Подброшенном Конверте), ключевое значение имеет протокол личного досмотра от 17.07.2015. По этой причине на его недопустимости стоит задержать внимание.

Ниже публикуется фрагмент замечаний на протокол судебного заседания от 09.07.2018 г. Фактически это фрагмент аудиозаписи, не включённый судьёй в протокол (со стороны судьи это явное дисциплинарное нарушение, но Шелеповой Ю.В. в данном случае, видимо, не до славы). Таким образом, вот основания, по которым протокол должен быть призанан недопустимым доказательством, и которые судья Шелепова изо всех сил хотела скрыть:

На странице 21 данного протокола, согласно аудио/видеозаписи, ходатайство адвоката Клейменова о признании недопустимым доказательством протокола личного досмотра Шестаевой от 17 июля 2015 года, звучит в следующем изложении: Прошу исключить из числа доказательств в силу недопустимости этого же протокола личного досмотра Шестаевой Е.Ю. от 17 июля 2015 года теперь по другому, совершенно самостоятельному, основанию. Обратите внимание, время составления данного документа 16:15, 17 июля. К этому моменту, и это следует из показаний, допрошенных в судебном заседании сотрудников, слово «спайс» уже фигурировало и они понимали. Что подсудимая причастна к обороту наркотиков. Это версия обвинения. И обоснование этой версии циркулирует в материалах уголовного дела в показаниях сотрудников, которые в тот момент были с Шестаевой – Пивцов - стажер. Антонов и Башлыков. Сомнений в том, что речь идет о наркотических средствах, а не о бомбе, порнографии, не о фальшивых монетах, а о наркотических средствах и о сбыте. Почему я считаю этот протокол недопустимым? Для того, что бы этот протокол личного досмотра, составленный до возбуждения уголовного дела, был признан допустимым доказательством, как следует из ст. 83 УПК РФ, он должен быть собран или получен до возбуждения дела в соответствии с определенным порядком, что бы результат этого действия, которым были изъяты некоторые вещества, оборот, которых запрещен, был бы допустимым. Но смотрите, что у нас происходит. До возбуждения уголовного дела проводятся неотложные следственные действия, перечень, которых УПК РФ очень ограничил. В частности, фальшивые денежные средства, предмет, которым является взятка и наркотические вещества должны изыматься не протоколом личного досмотра, а. если есть подозрения в этом, надо дожидаться следователя, который приедет и с участием понятых, оформит, единственно правильный документ, протокол осмотра места происшествия, потому, что это документ - единственный, указанный УПК РФ, процессуальный документ, который составляется до возбуждения уголовного дела, но который прямо указан в качестве документа, надлежащее составление и оформление которого создает правильную выдачу предметов впоследствии следствию. И так и делается, и ждут. А. что делать, когда протокол составлен сотрудниками, у них даже полномочий не было. Дело в том, что если они оформили протокол личного досмотра, тогда следователь у них должен был забрать это официальной выемкой, придать легитимность этому процессу. И выемка тоже проводиться до возбуждения уголовного дела. И у нас бы не было никаких вопросов, а здесь? Здесь нет ни выемки, ни цепочки, где эти наркотики гуляли и как их следователь получил. Поэтому, Ваша честь, изъятие наркотических средств по нормам КоАП не применимо вообще, ст. 6 об ОРД? Но здесь не было официального ОРМ, какая-то история про операцию «Мак» в деле не нашла подтверждения, тем более это не оперативное мероприятие, конкретное, с постановлением ссылка на ст.13 «Закона о полиции» здесь не работает, т.к. там длинный перечень условий при задержании лица, а у нас протокол личного досмотра. По этой причине, в протокол личного досмотра, которым были изъяты, так называемые наркотические вещества у Шестаевой, является доказательством недопустимым, далее по тексту протокола.

На странице 22 данного протокола, согласно аудио/видеозаписи, после ходатайства адвоката Клейменова А.Я., пояснение подсудимой Шестаевой Е.Ю. звучит в следующей редакции: Ваша честь. Я хочу добавить, что если бы оперативные сотрудники были бы уверены в том, что я участвовала в обороте наркотических средств, как происходит в других уголовных делах, они бы провели «контрольную закупку», пометили деньги или бы провели «следственный эксперимент». Мы знаем, что есть миллионы уголовных дел, где люди годами выслеживают группу, которая занимается сбытом наркотических средств и долго длятся сами эксперименты для того, что бы установить, кто и что продает незаконно. Более того, мне не ясно, почему сотрудники, которые якобы видели продажу наркотических средств, не задержали меня с поличным. И если сотрудники все это видели, и были уверены, почему у меня не взяли ни смывы, ни срезы, ни отпечатки? Ведь это логично, когда идет задержание по ст. 228 УК РФ. Это первое, что они должны были сделать, но сделано это не было. И когда нами было это заявлено следствию, нам сказали, что это невозможно. Как невозможно взять отпечатки с денег, с пакетиков, с рук? Я понимаю, почему это было невозможно. Ведь я этого ничего не трогала, потому, что ничего из этого никогда не было у меня в руках. И это бы сейчас доказало то, что я говорю правду. Так же с видео из метрополитена. Ничто из того, что мы запросили для доказательства моих слов, не фигурирует в моем деле.

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Повороты в деле Евгении Шестаевой

У нас есть возможность показать Постановление Бутырского районного суда г.Москвы о возвращении уголовного дела прокурору, от 13 июля 2017 года. В настоящий момент оно обжаловано. Документ примечателен тем, что, признав сфабрикованность дела в отношении Евгении Шестаевой, суд первой инстанции не только не выносит оправдательного приговора, но даже не меняет меру пресечения, оставляя жертву под арестом в СИЗО на ближайшие три месяца.



Тем не менее, этот документ многие считают победой. Все судебные решения в отношении Евгении Шестаевой сейчас отменены, а обвинительное заключение признано неудовлетворительно обоснованным. Статус Евгении снова сменился с «осуждённой» на «подозреваемую»

Коротко напомним, что случилось. Провокация против Евгении была осуществлена в 2015 году. Девушку задержали в метро во время деловой встречи, и – на несколько суток лишили всякой связи с внешним миром (близкие, родные её разыскивали). Впоследствии то, что с ней происходило, восстанавливали по крупицам информации. Евгения Шестаева была найдена родственниками в СИЗО-6 уже в качестве обвиняемой в сбыте наркотического вещества в особо крупном размере.

Несмотря на грубейшие нарушения в уголовном деле, 12.04.2016 Евгения Шестаева была приговорена к 13 годам колонии. Апелляционный суд снизил этот срок до 8 лет – с одной непомерной цифры на другую. Евгения была этапирована в одну из колоний Нижегородской области. Как видно из приведённых выше ссылок, всё это время мама девушки, Светлана Шестаева, ни на минуту не прекращала борьбу за оправдание дочери. Она действовала всеми предусмотренными законом способами.

К весне 2017 года обращения Светланы в ряд государственных органов, а также публикации в прессе получили отклик. Обратив, наконец, внимание на аргументы защиты, кассационные жалобы на приговор Евгении Шестаевой подали, помимо адвокатов, еще и Уполномоченный по правам человека в РФ и Прокуратура Москвы.

23 мая 2017 года Московский городской суд третьей инстанции одним постановлением отменил приговор Евгении Шестаевой и его вступление в законную силу. Дело было возвращено в суд первой инстанции для повторного рассмотрения в ином составе суда. Статус Евгении изменился с «осуждённой» на «обвиняемую». Для неё самой это, впрочем, означало всего лишь перевод из нижегородской колонии в московский СИЗО

13 июля 2017 года состоялось новое заседание Бутырского городского суда по рассмотрению дела Евгении Шестаевой. Результат публикуется ниже. В документе достаточно подробно изложены основания, по которым суд не может вынести обвинительный приговор. В нём указано, что: «данные обстоятельства свидетельствуют о том, что по делу допущено существенное нарушение норм УПК РФ – права на защиту обвиняемой Шестаевой Е.Ю., — и ставят под сомнение допустимость доказательств, положенных в основу доказательств обвинения».


Тем удивительнее, что даже ходатайства защиты и самой Евгении об изменении меры пресечения были отклонены. На какой-то миг заседание сделалось похожим на классический судебный спектакль по продлению срока содержания под стражей – «продлёнку», как это называется на тюремно-полицейском жаргоне.

Женя Шестаева снова приговорена к трём месяцам тюрьмы – на весьма туманных основаниях.

Что дальше?
Мы ведь тоже прошли через подобное. В 2015 году приговор по делу Алексндра Ионова был аналогичным образом отменён. Мы тогда считали это победой. Но потом оказалось, что это – не более чем шаг назад, как у людоеда, которому ткнули в морду горящим факелом. Получив назад уголовное дело в отношении Александра Ионова для нового рассмотрения, Химкинский городской суд в ответ на указания свыше сделал вид, что никакой фальсификации не было – а вышестоящий суд на этот раз сделал вид, что ничего не замечает. Если закон требует оправдания обвиняемого, и его уже никак не обойти -- тем хуже для закона. Его отодвигают в сторону, как ненужную пыль.

Так вот и теперь людоед не убит и, возможно, даже не ранен. Он всё так же силён, беспощаден, ненасытен. И взбешён таким неожиданным для него сопротивлением.

До сих пор ни одно пересмотренное сфабрикованное дело, даже при самых очевидных доказательствах фальсификаций, не завершилось оправданием пострадавшего.

По этим причинам я боюсь называть отмену неправосудных решений победой. Это может быть шагом к победе. Может и не быть. Мы не знаем!

Мы не знаем, что будет сделано теперь с возращённым в прокуратуру уголовным делом. Что с ним вообще можно сделать?

Куда денутся протоколы, якобы, допросов Евгении Шестаевой, скреплённые её поддельными подписями – протоколы, которые она не только не подписывала, но, по-видимому, даже не читала? Документы, изучать которые следовало бы в рамках совсем другого уголовного дела – а именно, дела в отношении фальсификаторов, отправивших невиновного человека за решётку?

Куда денутся экспертизы «вещества», которое не оказалось наркотиком?
Чем и как можно теперь обосновать обвинение, если всё в нём строится на недопустимых «доказательствах»?
Наконец, из каких соображений выбран срок ареста – три месяца? Кому именно предоставлен этот срок, и для чего?

Я была в заседании Бутырского суда 13 июля. Оно прошло грустно и напряжённо. В присутствии прессы и множества зрителей судья Ненашева С.А. была грамотна, внимательна и корректна. Она зачитывала документы чётко, ясно, громко, ничего не бубнила под нос, в чём нередко упрекают судей. Она выслушала пространные и содержательные выступления защиты и самой Евгении, почти не перебивая. Не признать несостоятельность обвинения был невозможно. Только государственный обвинитель Березовский М.Е., представляющий ту самую прокуратуру Московского метрополитена, в безнадёжном меньшинстве повторял, как попка, что виновность Евгении Шестаевой доказана.

У присутствующих осталось стойкое впечатление несамостоятельности принятого судьёй решения.

Методичка для оборотня, или Как фабрикуются уголовные дела. Обновляемый пост

Пост обновляемый. Посвящается Химкинскому следственному отделу. Пока он основан на примерах, взятых из сфабрикованного дела против Александра Ионова (Химки, 2012-2016), но будет дополняться примерами из других сфабрикованных уголовных дел. Наша цель – выявить общую методику фальсификации уголовных дел против граждан. Каждый случай не обязательно использует все изложенные приёмы, но всегда – какую-то часть из них, в произвольном сочетании.




1. Первая атака. Пытки. Выбивают «явку с повинной» или первые показания.
Картинки по запросу фашистские пыткиОчень важный этап, на котором максимально используется шок и фактор внезапности.
Из видеоинтервью Василия Андреевского «В другой мир куда-то попадаешь. Видишь, у людей реально просто рога торчат… Били меня трое суток, при этом не давали еды, главное – воды, при этом ещё заливали в меня водяру в огромных количествах. Я был в абсолютно неадекватном состоянии тогда. В перерывах, пока они отдыхали, из обрывков фраз я понял, что кого-то убили и я – подозреваемый. Под конец этих трёх суток они, видимо, устали просто, и говорят: Ну что, сейчас твою девчонку с матерью сюда привезём, ты будешь у батареи сидеть прикованный, пока мы их во все дыры всем отделом… Тут у меня забрало упало окончательно, и я говорю: давайте, что надо подписать…»




Ссылки
-- В городе Пыть-Яха (ХМАО) зверски пытали задержанных прямо в полицейском участке
-- В Забайкалье после допроса в полиции 19-летний парень госпитализирован с переломом позвоночника и травмой головы
-- Подросток умер в полиции Улан-Удэ от пытки «слоник»
-- Полицейские г.Анапа пытали задержанных электротоком и насиловали палкой
-- История Александра Бутьянова

2. Долгие месяцы в СИЗО.
В отличие от первой массированной атаки при задержании, эта пытка растянута во времени. Для невиновного, не судимого Картинки по запросу тюрьмаранее, мирного и законопослушного гражданина пребывание в СИЗО – само по себе достаточный шок. Следователь легко организует полную изоляцию от родных и друзей, отсутствие самых необходимых вещей (особенно в первые дни и недели), отсутствие лекарств, информационную блокаду. У многих задержанных дают о себе знать и обостряются хронические болезни, в то время как адекватная медицинская помощь не оказывается. Не имея юридической подготовки и конфликтного опыта, подозреваемый делает в это время большинство ошибок, которые будут
истолкованы против него и лягут в основу обвинительного приговора.

При этом формально статья 109 УПК РФ ограничивает срок содержания подозреваемого под стражей двумя (!!! Да-да, именно! Только двумя) месяцами. Но далее следуют оговорки, согласно которым суд по ходатайству следователя может продлить срок. На практике он продлевается почти всегда. Два месяца превращаются в шесть, 12 и более. Заседания суда по продлению содержания под стражей носят бутафорский характер. Их решения и протоколы похожи, как близнецы. Единственным аргументом суда служит тяжесть предъявленного обвинения. Следователи при этом умышленно затягивают процесс, отказываясь встречаться с подследственным и прямо заявляя: Нет признания – нет показаний (так было в Химках).
Ссылки:
-- Московские СИЗО переполнены
-- Почём Химкинский суд?
-- Стандартное продление срока содержания под стражей
-- Никита Белых в СИЗО стал похож на инвалида

3. Замена первоначального обвинения на менее тяжкое. Торг.

Похожее изображениеЭто происходит перед окончанием срока содержания под стражей, когда продлевать его становится уже затруднительно (согласно ст.109 УПК РФ продление на срок более года допустимо лишь в исключительных случаях).
Следователь пытается выжать из ситуации максимум, сообщая гражданину, что для этого он должен совершить признание. Самооговор представляется как самый разумный выход из положения. В этот ключевой момент следователь может разыграть даже некоторое сочувствие: лично я на Вашей стороне, я всё понимаю, но что поделаешь, все обстоятельства и улики против Вас.

На самом деле переквалификация дела с обвинения в особо тяжком преступлении на обвинение в преступлении средней тяжести на этом этапе неизбежна. Во-первых, обвинение всё-таки, пока ещё, должно выглядеть реалистично. Во-вторых, переквалификация дела позволяет избежать суда присяжных. В-третьих -- это сложившаяся практика. Обвинение в особо тяжком преступлении носило исключительно вспомогательный характер. Но сам обвиняемый об этом не догадывается. Год мучений не проходит даром -- человек внутренне смирился с мыслью, что будет осуждён. Либо он оговаривает себя -- признаётся, что и бывает лучшим исходом для следователя -- либо этого не происходит, но внутренне, к этому моменту, обвиняемый всё равно надломлен
Ссылки:
-- Богатое слово, Маша и следователь
-- Прошу судить меня как насильника

4. Фальсификации вещественных доказательств
Во время содержания обвиняемого под стражей следствие имеет широкие возможности для различных манипуляций с его вещами и биологическими образцами.
Похожее изображение
Так, в деле против Александра Ионова появились Трусы Потерпевшей, причём точные даты как их появления, так и их исчезновения неизвестны. Подобные примеры есть во многих сфабрикованных делах.
Ссылки:
-- Эти весёлые экспертизы

Камеры хранения вещественных доказательств регулярно затапливает. Это – излюбленный способ избавиться от предметов, доказывающих не то, что нужно следствию.
Из рассказа Василия Андреевского:
Мы требуем изъять это из камеры хранения, доставить в суд. Судье деваться некуда, она выносит постановление: изъять. У нас начинают откладываться заседания одно за другим и гособвинитель постоянно отвечает: ключи только у старшего прокурора, а она уехала на дачу и т.п…. Или там: у нас потух свет и в камеру хранения невозможно пройти, там темно… Недели две нам такое втирали. В итоге через какое-то время она приносит бумажку – акт об уничтожении вещественных доказательств, задним числом (от 2002 года, а на дворе конец 2004) – что в 2002 году было уничтожено, потому что прорвало канализацию и вся камера хранения пришла в негодность. Мы потом выцепили уборщицу из прокуратуры, которая сказала, что там здание лохматого года постройки и там нет канализации. Её подвели только на первый этаж, а на весь дом нереально – он развалится, и даже прокурор со второго, или где она сидит, бегает вниз. Камера хранения на четвёрном. То есть получается, что здание должно было заполниться дерьмом полностью, как аквариум.
Ссылки:
-- В деле против Александра Ионова фальсификаторы даже не удосужились написать акт
-- Главное – вовремя подгрызть трубу
Картинка отсюда

5. Уловки судей в судебных заседаниях
Если, несмотря на давление следствия, обвиняемый так и не совершил самооговора, то к моменту начала суда он собрал последнюю волю в кулак и полон надежд. В то, что обвинительный приговор фактически уже вынесен, гражданин скорее не верит, чем не знает этого. Но это так.
Картинки по запросу судья
В суде для того, чтобы навредить обвиняемому и защите, судьи идут на самые грубые и смешные уловки.
Ссылки
-- Читать документы тихой скороговоркой стало традицией
-- Фарс, разыгранный судьёй Морозовой Е.Е. в Химкинском суде
-- Жалоба на Морозову Е.Е. в Квалификационную коллегию судей
-- Суд не предоставляет вовремя протоколы судебных заседаний

6. Уловки судей при составлении приговора.
Картинки по запросу судьяВнимательное чтение приговоров позволяет выделить целый ряд шулерских приёмов, которыми судьи буквально выдают чёрное за белое
Ссылки:
-- Нечитаемый приговор
-- Любой растеряется от такого количества нарушений
-- Явно нелепые показания в основе приговора
«Избирательный слух» -- игнорирование нарушений УПК, допущенных следствием:
Ссылки:
-- Не заметил вырванный из дела лист
-- Не заметил поддельную подпись на документе
-- Не заметил подменённые показания свидетеля
-- Не заметил явно сфабрикованный документ
-- Игнорирование части показаний свидетеля
-- Безосновательное игнорирование показаний неугодных свидетелей
-- Игнорирование алиби обвиняемого
-- Ложная «совокупность доказательств»
-- Ложная совокупность показаний свидетелей
-- Извращённая логика в приговоре (Дело о Красном Диване).
-- Явные нарушения УПК объявляются «техническими ошибками» и признаются несущественными
-- Предположения вместо доказательств
-- Явное пренебрежение принципом презумпции невиновности
-- Бывает, что судьи попросту врут
-- Причём врут многократно
-- Суд вносит заведомо ложные сведения в приговор, а вышестоящий суд сознательно их утверждает
-- Приговор как месть за невиновность
Слово Василию Андреевскому:
Мне давали 15 – это максимально возможная санкция по 105-й части 1. Дать больше! И вот, кстати… Даже спрашивать не надо. Ну возьмём условно -- «нехорошая» 132-я, до десяти. __ Сколько дали? – 10. – Всё понятно, невиновен. Невиновным дают либо потолок, либо чуть-чуть поменьше.
(Руслан Валитов «Судья»)

7. Отписки
Картинки по запросу бумага все стерпитПосле вынесения приговора суда первой инстанции все ответы пострадавшему (кроме исключений, рассмотренных в п.8) являются отписками (бессодержательный, формальный документ, не затрагивающий существа дела). Фактически к отпискам относятся и постановления судов вышестоящих инстанций.
Андрей Бабушкин выделяет следующие способы нарушения прав  человека при рассмотрении  обращений в порядке надзора, что можно отнести ко всем отпискам:
- выборочное рассмотрение доводов жалобы с игнорированием наиболее существенных и важных доводов;
- искажение  и подмена приведенных доводов;
- безосновательная ссылка на то, что доводов (или доводы) уже были рассмотрены ранее и им была дана надлежащая оценка;
- перечисление доводов без какой-либо правовой и логической оценки, как  самих доводов, так и их соответствия выводам суда;
- подмена установления юридической истины ссылкой на соблюдение процессуальных норм,  количество и статус инстанций, которые ранее уже рассматривали;
- злоупотребление  правовой нормой о том, что в одну и ту же инстанцию жалобу  по делу можно направлять только один раз.


Коллекция отписок огромна в любом из сфабрикованных дел. Ссылки
-- Из прокуратуры
-- Из Квалификационной коллегии судей
-- Из суда апелляционной инстанции (разбор)
-- Ещё одно постановление-отписка (разбор)
-- Кассационный суд даже не рассматривает жалоб
-- От депутата Крашенинникова
-- От Уполномоченного по правам человека
-- Наконец, жемчужина всех коллекций – отписка ребёнку, написавшему Президенту РФ. Рождественская сказка не получилась, увы!
рисунок "Бумага всё стерпит" из http://www.bandura.ru/

8. Возврат дела на повторное рассмотрение
Похожее изображение
Иногда в случае особо одиозных сфабрикованных дел (при условии активности семьи обвиняемого) практикуется отмена приговора первой инстанции и возврат дела на повторное рассмотрение. Это делается с целью морального, физического и материального истощения обвиняемого и его семьи, затягивания процесса и создания иллюзии легитимности неправосудного приговора.
Практически результатом повторного рассмотрения дела никогда не бывает признание ошибок суда, следствия и оправдание обвиняемого.
Ссылки:
-- Пример кассационного постановления
-- Пример апелляционного постановления
-- Химкинский суд демонстративно выносит приговор, совпадающий с тем, который был отменён
После вынесения повторного приговора ход дела возвращается к п.7 – все инстанции отвечают отписками на любые обращения пострадавших. Одновременно следует месть невиновному человеку и его семье за сопротивление -- в виде исполнения неправосудного приговора.

9. Дальнейшая месть -- по месту заключения
Похожее изображение
Ссылки
-- Асимметричный ответ
-- Приказано выжить. И дожить до суда
-- Евгению Чудновец посадили в карцер за то, что она прикрыла одеялом ноги
-- Голгофа Виталия Бунтова

P.S. Прощай, независимость суда!
Вопреки Конституции РФ, суд в нашей стране полностью утратил свою независимость, превратившись в средство самоутверждения зарвавшихся альфа-самцов во властных структурах.
Этот факт не признан официально (формально Конституция РФ действует на всей территории РФ), но фактически общество молчаливо признаёт, что вопрос о виновности гражданина решается до суда:
-- Либералы любят потыкать
-- Оправдение невозможно в принципе?
Проведённая над осуждённым расправа также не имеет ничего общего с вынесенным судом приговором. Право казнить (но не миловать!) присваивает себе ФСИН
-- Защитите суд, или Отступление для Антона Ли

Кроме этого, невиновный заключённый может быть быстро отправлен на «перережим» уже новым, карманным судом, заседания которого носят такой же бутафорский характер, как и суды по продлению срока заключения под стражей
-- Пример такого суда в блоге Ольги Киюциной

О полном отсутствии у суда независимости говорит также факт торгов следователей с обвиняемыми, практикуемых постоянно и повсеместно. В обмен на «признание» и хорошее поведение следователь обещает обвиняемому более мягкое наказание (которое, на минуточку, по закону может назначить только суд – если он вообще признает виновным!) Более того, обещания «следака» всегда исполняются. Официального подтверждения сей позорной практики также нет, но его легко получить, проведя опрос среди заключённых и бывших заключённых. О том, что «следак» распоряжается решениями суда как своими собственными, смогут рассказать 100% опрошенных.

Автор -- Константин Сикорский. Отсюда

Для чего фабрикуются уголовные дела

Нашим маленьким личным открытием стало то, что фальсификация уголовных дел – не ЧП, а повседневная практика.

Картины Васи Ложкина
(с) Вася Ложкин, "Твою мать!"

Мы не знали этого. Ведь такой бедой никто не делится с друзьями и соседями. Именно поскольку мы верили в закон – верили и в то, что с нами происходит нечто совершенно невероятное. Мне всегда казалось, что фальсификация уголовного дела в нашей стране в принципе возможна, но в исключительном случае, например, против особо злостного идейного противника. Непонятно было, чем мог «заслужить» такую «честь» простой инженер Александр Ионов. В то, что мы столкнулись с системой, мне пришлось поверить намного позже, в долгой и безнадёжной борьбе за пересмотр неправосудного приговора (см. Хронику).

Именно позиция вышестоящих судов, прокуратур и прочих депутатов меня убедила. Будь наш приговор случайной ошибкой – никто не защищал бы его с таким рвением. Исправить судебную ошибку несложно. Закон предусматривает все возможности для этого. Но другое дело, когда фальсификации – часть системы. Мы тогда не знали, что наш приговор – лишь один из многих, зачастую ещё более чудовищных.

-- 14 минут правды. Вот так их и стряпают

Официальной статистики по масштабам бедствия не существует. Оценки правозащитников осторожны. Работники правоохранительных структур в частных беседах оценивают количество неправосудных приговоров в 60% и выше. Относительно справедливо могут разрешаться дела по обвинениям в преступлениях небольшой и средней тяжести. Например, произошло ДТП с нанесением ущерба человеку, и водитель сам тяжело переживает то, что натворил. Вот такое дело ещё может обойтись без подлогов и неправого суда.

В основном дела фабрикуются по обвинениям в тяжких и особо тяжких преступлениях. Это могут быть убийства, грабежи, экономические преступления, преступления, связанные с оборотом наркотиков, преступления против половой неприкосновенности (в т.ч. несовершеннолетних), мошенничество, ну и хит сезона – получение взятки.

Для чего?
Как это ни жутко, причина – банальная отчётность.
Показатели раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений, видимость работы, карьерный рост. Интересы работников следствия, прокуратур и судов в этом сходятся. Им нужны преступники, причём те, кого они осудят, а не оправдают.
Даже если преступления не было.
Ну а что, представьте себе, что с работников пожарной охраны вдруг начали требовать отчётов по числу и силе потушенных пожаров. Да ещё «роста показателей» добивались бы в каждом году. Сразу подскочило бы число возгораний раз этак в 4, а то и в 5

Но и если преступление было, путь фальсификаций проще и удобнее, чем расследование.
Следственный Комитет РФ обладает, по всей вероятности, уже целым рядом ноу-хау, позволяющих состряпать дело на любого гражданина страны.
Непосредственно из этого следует, что факты фальсификации дела не являются доказательством невиновности незаконно осуждённого. Как и доказательством виновности. Иногда осуждают невиновного, иногда нет. Просто смысла в приговоре нет вообще никакого. Приговоры невиновным людям и ухмыляющимся преступникам равно незаконны. Можно было бы кидать монетку. Это – полный коллапс правосудия.

Но то общие рассуждения, а нам всем о своей бы безопасности подумать сейчас.
Кто в группе риска?
 К сожалению, все.
С большей вероятностью жертвами сфабрикованных дел могут оказаться
-- молодёжь
-- ранее судимые
-- наркозависимые
-- предприниматели
-- политическая оппозиция
-- одинокие, проживающие не по месту прописки, социально неблагополучные люди.


«Спусковым крючком» к фальсификации уголовного дела может стать бытовой конфликт и ложный донос (как в деле Александра Ионова – см. по ссылке Как это было).
-- Сфабрикованное дело Романа Урываева – месть за ссору с председателем местного Липецкого суда
-- Дело против Евгении Шестаевой – сфабриковано явно не без цели попутно завладеть её бизнесом.
-- Фабрикуемое сейчас дело против председателя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева – имеет очевидный мотив расправы с политически неугодным активистом. Он слишком много знал…
-- Наконец, неужели кто-то верит, что министр экономического развития мог бегать в ночи с долларами в портфеле?

Сейчас повод обвинить гражданина в преступлении может отыскаться и в прошлом, порой далёком. Овладев новой волшебной методикой, Следственный Комитет не останавливается на 100% раскрываемости преступлений. Даёшь 110! 120! 150!
 -- Двух тверских водителей осудили на 18 и 20 лет за преступление, совершённое кем-то 14 лет назад
-- Предприниматель обвиняется в организации давно раскрытого убийства, совершённого в 2003 году

Не застрахован никто. Среди незаконно осуждённых есть и (бывшие) полицейские, и (бывшие) работники прокуратуры, и даже судьи.

Правда ли, что дела фабрикуются против тех, кто не может откупиться?
Не совсем. Упырям нужны не деньги, а человеческие жертвы. Деньги для них служат лишь приятным дополнением к процессу. Опера и следователи, действительно, не против поживиться даже личным имуществом задержанных (в чём мы убедились на примере Химкинского СО). Но обычно денег и всего имущества будущих осуждённых слишком мало, чтобы как-то повлиять на ход следствия.

Получив взятку от родственников подследственного, следователь гарантирует помощь, и его тут же отстраняют от ведения дела. Назначается другой сыщик, новый и несговорчивый. Разумеется, это согласовано с вышестоящим руководством, а деньги поделены.

Если взятка и может повлиять на ход событий, то только на самом начальном этапе, чтобы уголовное дело вообще не было открыто. Впрочем, невиновные граждане и их родственники в этом направлении даже не думают. У них в принципе иной образ мыслей, что и делает их лёгкой добычей для людоедов в погонах.

Ответственность за фальсификацию уголовных дел предусмотрена законодательством РФ. Это, в частности,
Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела
Статья 302. Принуждение к даче показаний
Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности
Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта
Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
Тем не менее, на практике эти статьи закона применяются исключительно редко. Вероятно, их применение не даёт оборотням желаемой «палки» в отчётах.

Случаи, когда за сфабрикованные уголовные дела наступала ответственность, редки, но известны:
-- В Москве вынесли приговор полицейским-провокаторам, псадившим 11 человек (МК, декабрь 2016)
-- В Ульяновске возбуждено уголовное дело по признакам служебного подлога в деле осуждённого (декабрь 2016 г.)
-- Прокурор Подольска уволен за 400 фальшивых дел (декабрь 2011)

Тем не менее,
До сих пор нет сообщений ни об одном случае, когда сфабрикованное уголовное дело было пересмотрено, а незаконно осуждённый по нему гражданин освобождён и реабилитирован.

Дело о Пропавших Трусах. Хроника. Только факты

Просто всё, что было, по возможности точно. Только факты. С 2012 года до настоящего времени

29.09.2012 на основании нескольких заявлений Щербаковой Н.А. племянник бывшего мужа Щербаковой Н.А. и двоюродный брат её приёмной дочери, Александр Ионов взят под стражу, а затем обвинён в изнасиловании последней.
30.09.2012 г., 01.10.2012 г. -- мать и дочь Щербаковы дают объяснения и показания против Александра Ионова.
01.10.2012 -- возбуждено уголовное дело, Катя Щербакова признана потерпевшей, а её двоюродный брат -- обвиняемым.
06.10.2012 судебно-медицинская экспертиза не находит у Щербаковой Е.В. никаких повреждений половых или иных органов, в т.ч. свидетельствующих об изнасиловании.
Октябрь-ноябрь 2013 г. -- Ионов узнаёт, в чём его обвиняет семья Щербаковых. Подробно вспоминая события сентября 2012 года, он понимает, что дело против него фабрикуется. Он видит, что у него есть алиби, и предполагает, что его алиби может быть подтверждено, однако боится рассказывать об этом следователю. В сложившейся ситуации он не может никому доверять.
Апрель 2013 -- следователь Дорошенко Н.В. впервые разрешает Нине Щербаковой-Ионовой увидеть своего сына с тем условием, что она уговорит его сознаться.
Июнь-июль 3013 г. -- следователь Дорошенко Н.В. говорит Ионову, что надо сознаться, иначе будет поздно.
16.07.2013 -- обвиняемого знакомят с результатами экспертизы, согласно которым на трусах Кати Щербаковой якобы обнаружена его сперма. С момента инкриминируемого преступления прошло уже 10 месяцев!
01.08.2013 г -- следователь Дорошенко Н.В. рапортует об окончании следственных действий.
26.08.2013 г. -- прокуратура возвращает дело для производства дополнительного следствия.
Начало сентября 2013 г. -- Ионов пишет подробное объяснение на имя следователя, где впервые рассказывает о своём алиби. Со следователем Дорошенко Н.В. истерика.
05.10.2013 г. -- следователь Дорошенко Н.В. арестован и взят под стражу по обвинению  по ст. 290 ч.2 (взятка). Ионов с удивлением видит его под конвоем в тюремном коридоре.
Октябрь 2013 г.- январь 2014 г. -- Ионова по-прежнему держат в СИЗО, не предпринимая никаких следственных действий.
16.01.2014 г. -- уголовное преследование Ионова по обвинению в изнасиловании прекращено, однако ему предъявлено обвинение по ч.1 ст.134.
16.01.2014 г. -- следователь Лубенский А.Ю. рапортует об окончании следственных действий.
29.01.2014 г. -- прокуратура возвращает дело для производства дополнительного следствия.
06.02.2014 г. -- согласно закону, следователи вынуждены отпустить Ионова под подписку о невыезде.
Апрель-декабрь 2014 г. -- 23 заседания Химкинского городского суда. Суд имеет явный обвинительный уклон. Подсудимый испытывает чудовищное моральное давление. Потерпевшие, государственный обвинитель и судья лгут, передёргивают факты. Искажаются показания свидетелей защиты. Начиная с лета 2014 г. все протоколы судебных заседаний фальсифицируются.
Октябрь 2014 г. -- Ионов А.В. и Шмелёва А.А. случайно встречаются в Лосиноостровском районе г.Москвы. До этого они ничего не знали друг о друге более 15 лет.
05.12.2014 г. -- в заседании суда над Ионовым впервые участвует адвокат Михаил Горин.
16.12.2014 г. -- в заседании суда выясняется, что единственное вещественное доказательство -- Трусы Потерпевшей -- уничтожено. В ответ на требования защиты судья Морозова Е.Е. с беспредельным цинизмом предъявляет чехлы с сидений автомобиля Ионова, на которых экспертиза не нашла никаких следов преступления.
18.12.2014 г. -- судьёй Морозовой Е.Е. вынесен обвинительный приговор.
01.01.2015 г. -- момент, начиная с которого Александр Ионов и Анна Шмелёва практически не расстаются.
январь-март 2015 г. -- Александр Ионов рассказывает Анне историю уголовного дела во всех подробностях, отвечая на множество вопросов. Анна знакомится с делом. Она убеждается в полной невиновности Александра.
24-26.02.2015 г. -- постановлением апелляционного суда приговор оставлен без изменения.
13.03.2015 г. -- Александр Ионов и Анна Шмелёва оформляют свои отношения.
08.05.2015 г. -- Ионов получает предписание прибыть для отбывания наказания по месту лишения свободы -- ФКУ ИК-4 Скопинского района Рязанской области.
12.05.2015 г. -- Александр Ионов добровольно и самостоятельно прибывает в ФКУ ИК-4. Анна с двумя собаками провожает его до ворот. Ночью они пешком возвращаются за 20 км в город Скопин и утренним рейсом уезжают в Москву.
Июнь 2015 г. -- Анна регулярно навещает Александра и держит его в курсе последних новостей. Каждый раз ей приходится возвращаться в Москву автостопом. Расстояние составляет более 300 км.
11.06.2015 г. -- кассационная жалоба Ионова принята к рассмотрению, возбуждено надзорное производство.
14.06. 2015 г. -- Ионов А.В. под надуманным предлогом поставлен на учёт как склонный к совершению побега, покушениям на половую неприкосновенность несовершеннолетних сотрудников ФКУ ИК-4, и к суициду.
26.06.2015 г. -- Ионов брошен в камеру штрафного изолятора. Сопоставив факты, Анна приходит к мысли о возможной подготовке покушения на его жизнь, и немедленно обращается в отделение полиции с заявлением о готовящемся преступлении.
08.07.2015 г. -- руководству ФКУ ИК-4 удаётся сорвать заседание кассационного суда, не обеспечив конференц-связь. Ионов обращается с просьбой провести заседание суда в его отсутствие. Его по-прежнему держат в штрафном изоляторе.
15.07.2015 г. -- решением кассационного суда отменено постановление апелляционного суда, оставлявшее приговор в силе.
23.07.2015 г. -- Ионов освобождён под подписку о невыезде. Он возвращается домой.
08.09.2015 г. -- апелляционным судом отменён приговор. Дело возвращено в Химкинский городской суд для нового рассмотрения в ином составе суда.
28.10.2015 - 18.03.2016 гг. -- 10 заседаний Химкинского городского суда. Вызываются не допрашивавшиеся ранее судом свидетели обвинения, в том числе из Рязанской области. Протоколы ведутся тщательно и без искажений. Делаются очевидными мотив потерпевших, их ненависть к обвиняемому, сговор, ложь и давление на свидетелей. Суд ясно показывает невиновность обвиняемого и сфабрикованность дела.
18.03.2016 г. -- вынесен обвинительный приговор, точно повторяющий приговор от 18.12.2014 г. В описательно-мотивировочной части приговора содержится несколько десятков искажений, что хорош видно при сличении приговора с протоколами судебных заседаний. Становится ясно, что целью судьи Жарких В.А. было -- создать видимость объективного рассмотрения дела и вынести заранее известный приговор. Указания вышестоящего суда не выполнены.
Март-апрель 2015 г. -- Нина Ивановна Щербакова Ионова проходит медицинское обследование.
Апрель 2016 г. -- поданы апелляционные жалобы в Московский областной суд.
20.04.2016 г. -- Н.И.Щербакова-Ионова переносит хирургическую операцию. Страшный диагноз подтверждается.
28.06.2016 г. судья Московского областного суда апелляционной инстанции Матошкин С.В. оставляет приговор без изменения.
Июль 2016 г. Состояние здоровье Н.И.Щербаковой-Ионовой значительно ухудшается. Риэлтор Щербакова Н.А. как никогда близка к своей цели.
Осень-зима 2016 г. Суды всех инстанций отказывают в пересмотре дела. Отправлена жалоба в Европейский суд по правам человека.
Зима 2017 г. Мы узнаём, что не одиноки. Фальсификация уголовных дел по тяжким статьям, имеющая целью имитацию эффективнй работы госорганов, действительно, является распространённой практикой. Присоединяемся в группам "Свободу невинно осуждённым", "Комитет за гражданские права", "Антибюрократ" и другим. Размещаем на change.org петицию, посвящённую сфабрикованному против нас уголовному делу.
04.04.2017 г. -- Александр Ионов снова взят под стражу.

Раз маньяк, два маньяк…

Проведу пока экскурс в историю химкинских маньяков. Сейчас городской округ Химки включает в себя микрорайоны Подрезково, Сходню, Фирсановку и несколько других. Не так давно это были тихие подмосковные посёлки. Жители их до сих пор протестуют против застройки многоэтажками.

Очевидно, что такой утопающий в зелени посёлок, как Сходня, был просто обязан служить местообитанием маньяков. В 2012 году, с которого начинается история в данном журнале, Сходня ими кишмя кишела. Во всяком случае, если верить рупору местных новостей – ИнфоПорталу Зеленограда. Ведь посёлок Фирсановка, а стало быть, и современные Химки, тесно граничат с Зеленоградом – прежним центром советской микроэлектроники и колыбелью демократии  90-х, а стало быть, и центром передовой журналистики тех же времён. И пусть от былой политической славы Зеленограда мало что осталось – его прессу ещё можно использовать как информационный источник. В отличие от прессы Химок, где в принципе читать нечего.

В 2010-2012 годах кампания по отлову маньяков шла полным ходом. Несколько уголовных дел широко освещались местной прессой.

Так, в мае 2010 года было открыто уголовное дело в отношении малоизвестного артиста Игоря Кондратьева (Крестова). По данным следствия, Кондратьев совершил два изнасилования девушек, возраст которых составлял 16 и 19 лет. Обвиняемый сознался в содеянном и сотрудничал со следствием. На суде Кондратьев признал свою вину, каялся и публично просил у пострадавших прощения. Судья Химкинского городского суда Людмила Федорченко приговорила его к двум годам и четырём месяцам колонии общего режима. Приговор был обжалован потерпевшей стороной как слишком мягкий и отменён решением апелляционного суда. Поскольку одной из жертв на момент преступления было 16 лет, журналисты называли Кондратьева не только певцом-насильником, но и педофилом. Дело было возвращено в Химкинский городской суд для повторного рассмотрения. В ноябре 2012 года судьёй Морозовой Е.Е. Игорь Кондратьев был осуждён на 5,5 лет лишения свободы. Несмотря на то, что процесс по закону должен был быть закрытым, его широко освещали журналисты Александр Рогоза, Иван Трушкин,. Антон Фролов и другие.

В конце 2013 года Зеленоградским районным судом был осуждён некто Ревякин, прозванный «лифтовым маньяком» и даже «зеленоградским маньяком». Несмотря на 23 эпизода приставания к женщинам в лифтах, общественность сомневалась в его опасности для окружающих. Мнения жертв разделялись: ведь большинству из них Ревякин не угрожал и не пытался насиловать, а только приставал, опускался на колени, прижимался и т.п. Да, всё это было неприятно, но… Суд квалифицировал это как насильственные действия сексуального характера (ст.132 УК РФ). Срок лишения свободы составил 6 лет.
Один из разумных комментариев, сохранившихся на сайте ИнфопорталаCollapse )

В ноябре 2012 года  была изнасилована и задушена 17-летняя зеленоградская школьница Маша Белевитина. После кратких поисков её тело нашли в перелеске возле платформы Фирсановская. В этом преступлении обвинялись двое: ученик параллельного класса Воробьёв и 30-летний дважды судимый уроженец Курской области Серых. Несмотря на подробные статьи на сайте ИнфоПортала Зеленограда, дело так и оставило множество неразрешённых вопросов.
Что могло быть общего у школьника Воробьёва с заезжим рецидивистом Серых? Что заставило скромную, порядочную и домашнюю Машу Белевитину пойти в перелесок с двумя молодыми людьми, явно не вызывавшими доверия?
Это дело также пересматривалось Московским областным судом и возвращалось в Химки для повторного рассмотрения. Освещение его на сайте Инфопортала выглядит следующим образом: 7 (семь!) статей в 2012 году, одна небольшая заметка в 2013-м и две – в январе и в августе 2015 года.
Причём дело на тот момент было далеко не закончено. В августе 2015 года в камере следственного изолятора повесился подследственный Серых. Мать убитой девушки жаловалась на имевшие, по её мнению, место попытки развалить дело. Кто же, всё-таки, погубил Машу, почему погиб подозреваемый Серых, и какое наказание суд определил Воробьёву – читающая публика так и не узнала. Захватывающая история оборвалась в неожиданный момент. Больше пресса об этом деле не сообщила ничего.

Свет зажёгся, экран погас, извиняйте, граждане, кина не будет!

Да и никаких других резонансных процессов с тех пор не последовало. Так, мелькнёт пара строчек в хронике происшествий время от времени. Но так чтобы громко, с призывами к суду Линча, с криками Мразь! и Педофил!, с предложениями кастрировать, вырвать анус и переломать ноги – что-то ничего. Тишина. Эх, а времена-то были!

Хотя это только для нас момент оказался неожиданным.
Местным журналистикам всё более чем понятно. Ветер по-другому подул. Вот и побежали они, болезные, обличать и разоблачать в другую сторону.
А и что такого? Заказ закончился. Шумная общественная кампания «Убей маньяка!» завершилась.

Это даже не карманная пресса. Тёплое местечко в кармане ещё надо завоевать. Это пресса, готовая мчаться, теряя тапки, по первому свистку при малейшей надежде, что заплатят. Ну да ладно… журналистики – о своём, а я о своём.

Александр Ионов провёл в следственном изоляторе г. Зеленограда осень 2012 года, весь 2013 год и начало 2014 года. По обвинению, между прочим, в изнасиловании несовершеннолетней Щербаковой. Вы догадываетесь, о чём я? Да, он мог в какой-то момент оказаться с Игорем Кондратьевым буквально в соседних камерах. Или – с Воробьёвым и Серых. Почему же «дело Кати Щербаковой», в отличие от этих остальных, вообще никак не освещалось прессой, даже местной? Ведь заведено оно было явно в рамках той же кампании. И судья Морозова Е.Е, после осуждения ею Кондратьева за изнасилование, наверняка потирала руки, готовясь осудить «ещё одного».

Тем не менее, журналистов не позвали. Мне здесь видится одно объяснение – следствие и суд прекрасно понимали, что топят не того. И что любая огласка, какой бы предвзятой она ни была, всё равно ударит по их недобросовестной стряпне, показав, что вместо маньяка в камере сидит совершенно невиновный человек. Ведь в итоге именно так всё и получилось.

Почему молчит помощник химкинского прокурора Солохина О.В.? Было время, она пописывала статейки в местную прессу. Даже, по непроверенным слухам, числилась при прокуратуре кем-то вроде ответственного за связи с общественностью. Может быть, Солохина О.В. ничего не знала об осуждении инженера Ионова по ст.134 УК РФ? Нет. Она на этом процессе государственным обвинителем выступала. А теперь вот набрала в рот воды – не иначе, в зобу дыханье спёрло прокомментировать даже собственные косяки

Где же вы теперь, доблестные журналисты ИнфоПортала? А где бесстрашный Александр Рогоза, любитель топтать упавших? Где Иван Трушкин, Антон Фролов и прочие акулы пера? «Кровожадный маньяк» готов честно и сколь угодно подробно ответить на любые ваши вопросы. Так что же вы прячетесь, напялив маски и панамки – точно так же, как в 2012 г. это делал несчастный певец Константин Крестов?

Адвокат Карагодина Н.А. и Трусы Потерпевшей

В возражениях прокурора Солохиной О.В. на апелляцию адвоката Горина есть 2 (два) момента, когда подружка потерпевших -- и по совместительству государственный обвинитель -- не была голословна, а попыталась включить хоть какую-то логику.

Первый момент касается протокола забора образцов для сравнительного исследования, а второй -- протокола выемки Трусов Потерпевшей.
Оба документа имеют ключевое значение для обвинения, и оба вызывают сомнения в части дат. Здесь и там защита имеет к обвинению вопросы, на которые так и не был получен ответ.
В качестве ответа на первый вопрос обвинение попыталось использовать показания перепуганного фельдшера химкинской подстанции Скорой помощи Багровой Е.А., которая так и не вспомнила, где и что подмахнула три года назад по просьбе взяточника-следователя. В этом месте Солохина О.В. делает хорошую мину при плохой игре и притворяется, будто бы слова несчастного фельдшера доказывают подлинность протокола, хотя фактически дело обстоит ровно наоборот.

Посмотрим теперь повнимательнее на второй документ. Вопрос, поднятый в апелляции Горина, состоит в следующем.



иными словами, представитель потерпевшей Карагодина Н.А. не могла участвовать в составлении протокола выемки 2-х женских трусов, который был якобы составлен 18.01.2013 г., поскольку, согласно своему ордеру, вступила в дело только 14.02.2013 г.

Напомню, что пишет по этому поводу Солохина О.В.: Довод стороны защиты о том, что представитель потерпевшей -- адвокат Карагодина не могла участвовать при составлении протокола выемки от 18.01.2013, так как она вступила в дело (согласно ордеру) 14.02.2013 г., не основан на законе.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В то же время ст. 45 УПК РФ, регламентирующая процессуальное положение представителя потерпевшего, не предусматривает для представителя потерпевшего наличия ордера, а лишь ходатайство потерпевшего.


Вот эта статья. В ней действительно не говорится ничего об ордере представителя потерпевшего.
Что ничуть не снимает вопросов, продиктованных здравым смыслом.
Ведь если для участия Карагодиной в процессе её ордер был не обязателен, то зачем она его предъявила и 14.02.2013 г. приобщила к делу?
Более того, если вы поверили и решили, что Карагодина участвует в уголовных процессах без ордера, то вы ошибаетесь. Как бы ни было велико желание помочь ребёнку отомстить, адвокат Карагодина Н.А. без ордера всё-таки не работает.
И данный процесс -- не исключение.

Карагодина Н.А.: тоска и месть. Фото из открытых источников.

Да и вообще, много ли вы видели таких адвокатов, которые, не имея ордера, помчались бы участвовать хоть в каком угодно процессуальном действии просто так, из любви к искусству? Думаю, что не больше, чем грязных трусов, которые хранятся в семье риэлтора Щербаковой Н.А. 6 (шесть) месяцев и не начинают, простите, вонять.

И не бросилось ли вам в глаза, наконец, соответствие этих сомнительных дат: 15 января 2013 года -- протокол несостоявшегося забора крови, 18 января 2013 -- протокол якобы выемки несуществующих Трусов?

Мне кажется уже совершенно очевидным, что ни одной, ни другой процедуры в январе 2013 года не проводилось. Точно так же, как и никаких трусов в чемодане никто не находил. Скорее всего все названные документы были состряпаны вместе с экспертизой в апреле-мае 2013 года.

Было бы, конечно, ещё забавнее, если бы протокол выемки Трусов датировался тем же 15-м января. Но следователь Дорошенко, видимо, всё же попытался придать своему творчеству некое внешнее правдоподобие.


 

Прощай, изнасилование!

Александр Ионов обвинялся в изнасиловании с 30.09.2012 г. по 16.01.2014 г. Всё это время он находился под стражей на основании тяжести предъявленного обвинения. Объективных доказательств обвинения не было совершенно никаких, но об изнасиловании твердила потрепевшая. Следствие и Химкинский городской суд сочли это достаточным основанием для того, чтобы больше года держать обвиняемого в СИЗО-12 г. Зеленограда.

Многократные продления стражи (так это называли в СИЗО), которым подвергался обвиняемый, выглядят особенно эффектно, если сразу после этой главы внимательно прочесть статью 109 УПК РФ. Получается, что химкинские следователи и Химкинский суд, а затем и судья Московского областного суда усмотрели не только подозрение в совершении особо тяжкого преступления, но также особую сложность уголовного дела и исключительный случай. Что ж, и впрямь осудить невиновного за особо тяжкое преступление, да ещё при отсутствии доказательств – случай исключительный и особо сложный!

В поисках доказательств никто с ног не сбивался. Наоборот, обвиняемого держали в камере месяцами, не производя никаких следственных действий.
Зачем напрягаться, доказывая то, чего не было?
В Химкинском СО прекрасно знали, что делали. Шёл торг. От Ионова требовали признания, то есть самооговора. Взамен обещали переквалифицировать статью на менее тяжкую. Вот для этого «изнасилование» и было нужно следователям.

Давление оказывалось не только на самого Ионова, но и на его мать. Ей позволили увидеть Александра лишь в апреле 2013 года, т.е. через полгода после внезапного ареста сына. В обмен на это у неё потребовали уговорить сына «сознаться». Попытки подследственного дать показания пресекались с формулировкой «нет признания – нет показаний». Тем не менее, к январю 2014 года обвинение в изнасиловании пришло к логическому концу. Никаких законных оснований держать Александра Ионова в тюрьме не оставалось. В отсутствие как признания обвиняемого, так и всяких доказательств «изнасилования» ситуация становилась просто фарсовой.

Почему Ионова не пытали, ведь сообщения о пытках периодически мелькают в прессе?
Вижу две причины. Первая -- возраст. Истязать людей страше 40 лет -- опасно, можно не рассчитать воздействия и вместо раскрытого преступления получить труп. С другой стороны, пребывание в СИЗО само по себе уже пытка для того. кто всю жизнь был бесконечно далёк от уголовного мира. У людей старшего возраста обостряются хронические заболевания, даже те, о которых они раньше не знали. Чувствовать, как с каждым днём уходит твоё здоровье -- пытка получше прочих. И второе -- палачей не так много. Может быть, Александру Ионову просто повезло. что в СИЗО-12 не нашлось специалистов такого профиля.

Всё это закончилось Постановлением о прекращении уголовного преследования в части, которое подписал следователь по особо важным делам следственного отдела по городу Химки А.Ю.Лубенский..




Осталось немного успокоить потерпевших. Посмотрите, как легко и элегантно это сделано. Несколько вопросов – и обвинение в изнасиловании рассыпается.. В истории, которую сочинили мама и дочка Щербаковы, нет ничего, что позволило бы обвинить Катиного брата по ст. 131 УК РФ. Потерпевшая не располагала ни ссадинами, ни синяками, ни доказательствами своей беспомощности. И 12 лет ей давным-давно исполнилось. Всё очевидно. После каждого абзаца стоит собственноручная подпись Кати Щербаковой, маленькая и грязная, как раздавленная муха.




У меня нет никаких сомнений, что покончить с «изнасилованием» любой следователь мог в любой момент, хоть бы и задолго до января 2014 года. Но тогда следствию это было не нужно.

Проделки химкинских следователей



Поделюсь некоторыми ссылками.

С 1 октября 2012 года до 5 марта 2014 года следствие по уголовному делу, получившему потом в Химкинском городском суде номер 1-172/2014 вели  две следственные группы поочерёдно. Первоначально производство по делу было поручено группе старших следователей под руководством следователя по особо важным делам с.о. по г.о. Химки ГСУ СК России по Московской области старшего лейтенанта юстиции Томчика С.Ю. С декабря 2012 года расследованием занимался старший следователь с.о. по г.о. Химки ГСУ СК России по Московской области, старший лейтенант юстиции Дорошенко Н.В. 1 октября 2013 года – своего рода юбилей открытия дела - следственный отдел отметил формированием новой следственной группы в составе: зам. руководителя СО г. Химки капитана юстиции Андронова А.М., следователя по особо важным делам Лубенского А.Ю., ст. следователя л-та юстиции Сергеева Р.А., следователя по особо важным делам  ст. л-та юстиции Никитина М.В., ст. следователя  ст. л-та юстиции Дорошенко Н.В. После ареста Дорошенко Н.В. следствием фактически руководил Лубенский А.Ю.

Почему же этакими силами да за такой немалый срок следствие не установило истину во всех подробностях? Вероятно, причина кроется в предвзятости следствия. Его целью было не установить истину, а изобличить обвиняемого. Но последний  оказался невиновным, что и завело следствие в тупик.
Кто и почему поставил перед следствием невыполнимую в правовом государстве задачу – мне неведомо.
А ведь могли бы ловить преступников, между прочим.

Между тем основных героев данного расследования трое – это следователи Томчик С.Ю., Дорошенко Н.В. и Лубенский А.Ю. Именно они выполнили массу мартышкиных трудов по данному делу. Поиск в Интернете показывает, что все трое – весьма известные личности.

Так, следователь Томчик С.Ю. знаменит ночными визитами в квартиры граждан.
Здесь, к примеру, впечатлениями делится правозащитник Григорий Мельконьянц.

Еще немного о том же

Звезда инета – следователь Дорошенко Н.В. Вот только одно из сообщений о его аресте (откуда и рисунок в начале поста) - под заголовком Старший следователь ГСУ СК РФ брал взятки миллионами.
И ведь не подкопаешься – таки брал. Таки миллионами, да. Лучший следователь Химкинского СО остро нуждался в деньгах. Он приехал в Москву из Омска, снимал жильё в районе м. Петровско-Разумовская и, будучи страстным игроком в покер, регулярно посещал игорные притоны.

Согласно материалам открытых источников, следователь Дорошенко причастен также к крупным экологическим преступлениям. Здесь он прямо назван членом банды Тюргановых-Валова и К. Вообще, это стоит процитировать:
Городской округ Химки давно превратился в самый коррумпированный город России, и разграбление полезных ископаемых на сумму свыше 10 млрд рублей - самый яркий пример этому...

Что по сравнению с этим какие-то «трусы со спермой»? Так, мелочь и детские шутки. То, что ни одно дело с участием Дорошенко не обходилось без коррупционной составляющей, не было секретом ни от заключённых крюковского СИЗО, ни от коллег-следователей. В оперативной разработке сотрудников ФСБ «оборотень» из СК РФ находился с 2008 года (источник см выше).

Наконец, третий из числа озорных химкинских следователей – Лубенский А.Ю. Рядом с выдающейся фигурой Николая Дорошенко его образ выглядит скромно. Я не волшебник, я ещё только учусь… (фото взято со страницы В Контакте) Но кто знает, может быть, звёздный час Лубенского А.Ю. ещё впереди?


Завтра - в тюрьму

Размещаю пост с небольшим опозданием. Не могла выкладывать его в минуты, пока мы еще были вместе, тем более – в последние минуты. Сейчас можно. Это еще раз о празднике Дня Победы.

Есть какое-то изысканное иезуитство в том, чтобы принести людям горе именно в момент всеобщего праздника. Хотя, может быть, это и случайно так получилось. Да, мы ждали этого каждый день. Его приговорили к самостоятельному следованию в колонию-поселение за счет государства. Мы не знали: что это будет? Как это будет выглядеть? Письмо? Направление? За нами придут? С того дня в конце февраля мы ждали этого каждый день. Мы проживали каждый день, как последний.

Так вот, их в итоге набралось на два полных месяца, этих последних дней.
Было дело – люди и смертной казни месяцами ждали.
И сколько ни жди – все равно поневоле начинаешь жить, пусть и не планируя ничего далее чем на день вперед, пусть и обещания всегда сопровождая словами: если доживем, если сможем. Никто из друзей, знакомых не верил, что это случится. Отпустили же. Значит, сами знают, что он – не преступник. Это же слишком  понятно, слишком очевидно. Быть не может. Не верим!

Или, может быть, они ждали, что он сорвется, ударится в бега, свихнется, напьется, разобьет лицо потерпевшей? Подтвердит хоть чем-то свой статус преступника, дабы лживый приговор перестал, наконец, так нелепо висеть в воздухе? Нет, конечно. Им безразлично, что и где там нелепо висит. ФСИН - это вообще другое ведомство. Оставьте, друзья, эту вечную теорию заговора. Тут не умысел, тут равнодушие тупой исполнительной машины, и ничего больше, ничего.

Это был телефонный звонок. Перед самым праздником. Времени собраться – не дали.

Вся Москва одевается флагами. Я смотрю на них сквозь стекло. Я уже начинаю бояться всенародных праздников. Володя умер 23 февраля 2012 года. Александр Ионов должен ехать на поселение 9 мая… Даже мою Алму отравили в ночь с 12 на 13 июня. Какая-то адская свистопляска… Исправление осужденного невозможно без изоляции от общества…

Какое исправление, людоеды? Мы только начали исправлять свою жизнь. После вашего СИЗО, после моей больницы, после того, как смерть похозяйничала у меня в гостях. Вопреки вам всем, в течение двух последних месяцев мы строили свое счастье. Потому что счастливыми – рождаются, а вы не знали?

Из каждой машины звучат гимны Победы. Всем раздают флаги и георгиевские ленточки. Праздник. Только он не для нас. Не для нас!

Георгиевская ленточка чиркнула по лобовому стеклу. Она, видимо, оторвалась от какой-то машины. Подхваченная ветром, она перелетела поток, упала и затрепетала на обочине, словно пережившая зиму бабочка-крапивница.

Я крикнула: Тормози! Александр – водитель от Бога. Это видно по каждому движению, по тому, как он выводит Мерседес на обочину, как твердо и плавно гасит скорость, как сдает назад. Я приладила ленточку и мы поехали дальше.