Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь


Правила журнала

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Подброс, он же протокол изъятия

Из всех доказательств, сфабрикованных против Евгении Шестаевой (Дело о Подброшенном Конверте), ключевое значение имеет протокол личного досмотра от 17.07.2015. По этой причине на его недопустимости стоит задержать внимание.

Ниже публикуется фрагмент замечаний на протокол судебного заседания от 09.07.2018 г. Фактически это фрагмент аудиозаписи, не включённый судьёй в протокол (со стороны судьи это явное дисциплинарное нарушение, но Шелеповой Ю.В. в данном случае, видимо, не до славы). Таким образом, вот основания, по которым протокол должен быть призанан недопустимым доказательством, и которые судья Шелепова изо всех сил хотела скрыть:

На странице 21 данного протокола, согласно аудио/видеозаписи, ходатайство адвоката Клейменова о признании недопустимым доказательством протокола личного досмотра Шестаевой от 17 июля 2015 года, звучит в следующем изложении: Прошу исключить из числа доказательств в силу недопустимости этого же протокола личного досмотра Шестаевой Е.Ю. от 17 июля 2015 года теперь по другому, совершенно самостоятельному, основанию. Обратите внимание, время составления данного документа 16:15, 17 июля. К этому моменту, и это следует из показаний, допрошенных в судебном заседании сотрудников, слово «спайс» уже фигурировало и они понимали. Что подсудимая причастна к обороту наркотиков. Это версия обвинения. И обоснование этой версии циркулирует в материалах уголовного дела в показаниях сотрудников, которые в тот момент были с Шестаевой – Пивцов - стажер. Антонов и Башлыков. Сомнений в том, что речь идет о наркотических средствах, а не о бомбе, порнографии, не о фальшивых монетах, а о наркотических средствах и о сбыте. Почему я считаю этот протокол недопустимым? Для того, что бы этот протокол личного досмотра, составленный до возбуждения уголовного дела, был признан допустимым доказательством, как следует из ст. 83 УПК РФ, он должен быть собран или получен до возбуждения дела в соответствии с определенным порядком, что бы результат этого действия, которым были изъяты некоторые вещества, оборот, которых запрещен, был бы допустимым. Но смотрите, что у нас происходит. До возбуждения уголовного дела проводятся неотложные следственные действия, перечень, которых УПК РФ очень ограничил. В частности, фальшивые денежные средства, предмет, которым является взятка и наркотические вещества должны изыматься не протоколом личного досмотра, а. если есть подозрения в этом, надо дожидаться следователя, который приедет и с участием понятых, оформит, единственно правильный документ, протокол осмотра места происшествия, потому, что это документ - единственный, указанный УПК РФ, процессуальный документ, который составляется до возбуждения уголовного дела, но который прямо указан в качестве документа, надлежащее составление и оформление которого создает правильную выдачу предметов впоследствии следствию. И так и делается, и ждут. А. что делать, когда протокол составлен сотрудниками, у них даже полномочий не было. Дело в том, что если они оформили протокол личного досмотра, тогда следователь у них должен был забрать это официальной выемкой, придать легитимность этому процессу. И выемка тоже проводиться до возбуждения уголовного дела. И у нас бы не было никаких вопросов, а здесь? Здесь нет ни выемки, ни цепочки, где эти наркотики гуляли и как их следователь получил. Поэтому, Ваша честь, изъятие наркотических средств по нормам КоАП не применимо вообще, ст. 6 об ОРД? Но здесь не было официального ОРМ, какая-то история про операцию «Мак» в деле не нашла подтверждения, тем более это не оперативное мероприятие, конкретное, с постановлением ссылка на ст.13 «Закона о полиции» здесь не работает, т.к. там длинный перечень условий при задержании лица, а у нас протокол личного досмотра. По этой причине, в протокол личного досмотра, которым были изъяты, так называемые наркотические вещества у Шестаевой, является доказательством недопустимым, далее по тексту протокола.

На странице 22 данного протокола, согласно аудио/видеозаписи, после ходатайства адвоката Клейменова А.Я., пояснение подсудимой Шестаевой Е.Ю. звучит в следующей редакции: Ваша честь. Я хочу добавить, что если бы оперативные сотрудники были бы уверены в том, что я участвовала в обороте наркотических средств, как происходит в других уголовных делах, они бы провели «контрольную закупку», пометили деньги или бы провели «следственный эксперимент». Мы знаем, что есть миллионы уголовных дел, где люди годами выслеживают группу, которая занимается сбытом наркотических средств и долго длятся сами эксперименты для того, что бы установить, кто и что продает незаконно. Более того, мне не ясно, почему сотрудники, которые якобы видели продажу наркотических средств, не задержали меня с поличным. И если сотрудники все это видели, и были уверены, почему у меня не взяли ни смывы, ни срезы, ни отпечатки? Ведь это логично, когда идет задержание по ст. 228 УК РФ. Это первое, что они должны были сделать, но сделано это не было. И когда нами было это заявлено следствию, нам сказали, что это невозможно. Как невозможно взять отпечатки с денег, с пакетиков, с рук? Я понимаю, почему это было невозможно. Ведь я этого ничего не трогала, потому, что ничего из этого никогда не было у меня в руках. И это бы сейчас доказало то, что я говорю правду. Так же с видео из метрополитена. Ничто из того, что мы запросили для доказательства моих слов, не фигурирует в моем деле.

Опомнитесь! Я же приду к вам в страшных снах...

Это речь Светланы Шестаевой перед повторным вынесением обвинительного приговора её дочери.
Позади -- судебный процесс, обвинительный приговор, колония, отмена приговора, возвращение в московское СИЗО и более 30 заседаний второго судебного процесса.
Мне могут сказать, что суд виновной просто так не признает. Но уж отменять обвинительные приговоры тем более не в правилах наших судов. Для всех таких отмен нужны очень веские причины. Речь защитника Шестаевой в судебных прениях 12.07.2018 г. -- одна из лучших, звучавших когда-либо в стенах Бутырского районного суда г.Москвы. Виновные так не выступают. Защитники виновных -- тоже.

Оригинал выступления Шестаевой С.Э.  (из протокола заседания 12.07.2018) находится по ссылке
Ниже -- расшифровка с небольшой редакторской правкой.
Collapse )

Когда за спрос бьют в нос?




На стороне оборотней в погонах неожиданно выступил журналист Никита Сологуб.

Пространный материал с цинично-весёленьким заголовком «Отрадные события» был опубликован в Медиазоне 19.07.2017 – то есть уже после отмены первого приговора по Делу о Подброшенном Конверте. Материал перепечатан другими изданиями и хорошо виден поисковым системам.

Эта поддержка – неявная. Медиазона слывёт изданием храбрым и прогрессивным. Поэтому поддержка полицейских оборотней с его стороны могла быть только такой — аккуратной, подлой, скрытой. Материал написан так, чтобы казаться объективным. Автор словно говорит читателю: что поделаешь, я сделал что мог, честно разобрался в ситуации, и вот, посмотрите, что выясняется. Правда – она вот такая неудобная, ну а что делать.
И при этом лжёт.
Сейчас мы это увидим.
К данному моменту опубликовано достаточно документов из Дела, чтобы разобрать пасквиль Никиты Сологуба в деталях. Но сначала – немного теории.  Каким образом журналисты манипулируют нашим сознанием?

Часть рассмотренных приёмов лежат в основе в статье «Отрадные события».

Collapse )

Ночной допрос

Дети в подвале играли в гестапо.
Зверски замучен сантехник Потапов (c) автор неизвестен


Что происходило с Евгенией Шестаевой в течение двух суток 17-18 июля 2015 года – до сих пор точно не известно. Документы в уголовном деле, датированные этими днями, отражают реальность в причудливо искажённом виде. Рассказы самой Жени отрывочны. Да, с тех пор она неоднократно беседовала с глазу на глаз с адвокатами, а также со своей мамой и защитником Светланой Шестаевой. Евгения Шестаева встречалась с представителями посольства Государства Израиль, с правозащитниками и журналистами. Но всего этого недостаточно. Все встречи проходили в стенах тюрем и колоний. За три с лишним года Евгения Шестаева не пробыла на свободе ни одного дня, ни единого часа!

Из материалов уголовного дела вырисовывается следующее. К концу дня 17 июля  Евгения Шестаева начала осознавать, в какую беду попала. Почувствовав, что находится в лапах организованной группировки «оборотней», она отказалась давать им какие-либо показания. Но было поздно. В первые часы после фактического задержания, на скамейке в коридоре перед комнатой полиции, с ней уже провели подробную задушевную беседу. Оценили  жизненный опыт молодой женщины, её возможности, готовность (а точнее неготовность) к защите -- и решили, что этот человек им подходит.

Из апелляционной жалобы адвоката Кучеренко И.М.,
«С 12.00 2015 г. Шестаева Е.Ю., доставленная работниками полиции для разбирательства на станции метрополитена «Отрадное», незаконно находилась (под стражей) до 16.15, (то есть) до начала проведения её досмотра. Уголовное дело возбуждено 18.07.2015 г. в 00 часов 40 минут. (Евгения Шестаева) задержана в порядке ст.91-92 УПК РФ в 01 час 05 минут, а надзорному прокурору направлено сообщение, датированное 01.15. Таким образом, Шестаева Е.Ю. незаконно удерживалась под стражей 13 часов 05 минут (л.д.106 т.5)»

Из апелляционной жалобы Евгении Шестаевой:
«Меня в наручниках вывели из комнаты полиции. Провели по платформе метро, посадили в машину и увезли. Сколько времени прошло с момента моего задержания, я точно не знаю. Где я находилась, и сколько было времени, мне не сообщалось. Позвонить родителям и пригласить адвоката мне не разрешили. 18 июля мои родственники обратились в отделение полиции «Донское» с заявлением о пропаже человека, но ответ им пришёл только через месяц, что меня так и не нашли (л.д.50 т.5)»
«Всё время с момента задержания при нахождении в УВД я была пристёгнута наручниками к стулу. В СИЗО меня привезли в 5 утра 19 июля (л.д.51 т.5)»


Вот он, тот самый талон-уведомление, выданный в отделении полиции 18 июля 2015 года. Заявление о пропаже девушки подала тётя Евгении Шестаевой – Ольга Эдуардовна С.


А вот протокол ночного допроса – что называется, в лучших традициях. Я не знаю, была ли там лампа, бьющая в глаза. Протокол не проливает света на реальные события 17-18 июля 2015 года, но выразительно свидетельствует о том, какими методами велось следствие.


Дело о Пропавших Трусах. Хроника следственной волокиты

Это хроника следственных действий в отношении Александра Ионова, ложно обвинённого своими родственниками в половом преступлении. Последовательность действий восстановлена по материалам дела.
Если в дело не вошли какие-либо действия следствия, то их нет и здесь. Я не несу за это ответственности.
Но известно, что некоторые документы сфабрикованы, во всяком случае в части дат. Это отмечено цветом.
Качество следствия в целом хорошо иллюстрирует одно из постановлений прокурора, который дважды не пропустил дело в суд. Как чувствовал.


Не в добрый час состряпали это дело следователи Химкинского СО!
Погнались за «палкой» в отчётности.
Зря погнались. Не надо было.

30.09.2012 г, предположительно около 3 часов ночи, Александр Ионов задержан без составления протокола в помещении Шиловской ЦРБ, куда он привёз свою двоюродную сестру Щербакову Е.В. для оказания ей медицинской помощи. В течение дня 30.09.2012 и 01.10.2012 Щербакова Е.В. даёт объяснение и показания, в которых обвиняет Ионова А.В. в нескольких эпизодах изнасилования. Вечером 01.10.2012 года Ионов этапирован из р.п. Шилово Рязанской области в г.о.Химки Московской области, т.е. более чем за 300 км со временем нахождения в пути не менее 5 часов.

01.10.2012. – возбуждено уголовное дело. Поручено Томчику С.Ю., Дорошенко Н.В., Горбашеву Д.И. и Матиеву И.Р. Задержание Ионова (по документам). Допрос Ионова, в ходе которого он называет обвинение бредом и отказывается давать дальнейшие показания на основании ст.51 УПК РФ. Выемка одежды Ионова. Постановление о признании потерпевшим. Допрос потерпевшей. Допрос Щербакова В.И., Щербаковой Н.А.
02.10.2012, с 03.00 до 03.50 – обыск в квартире Нины Ивановны Ионовой.
03.10.2012 – срок задержания продлён на 72 часа, т.е. до 06.10.2012 г.
04-06.10.2012 – судебная акушерско-гинекологическая экспертиза потерпевшей №107, показавшая отсутствие каких-либо признаков изнасилования.
06.10.2012 – срок задержания продлён до 01.12.2012 г.
10.10.2012 – Постановление о привлечении в качестве обвиняемого (за подписью Томчика С.Ю.). Допрос обвиняемого, в ходе которого Ионов отрицает какой-либо половой контакт с Щербаковой Е.В.
29.11.2012 – срок задержания продлён на 1 месяц, т.е. до 01.01.2013 г.
17.12.2012 – в результате кадровых перестановок производство по делу возглавил Дорошенко Н.В.
29.12.2012 – срок задержания продлён на 1 месяц, т.е. до 01.02.2013 г.
15.01.2013(?)—получение образцов крови и слюны Ионова для сравнительного исследования
18.01.2013 – 9.20-9.40 – выемка Трусов Кати Щербаковой,
далее доп.допрос Щербаковой Н.А.
01.02.2013 – срок задержания продлён на 2 месяца, т.е. до 01.04.2013 г.
14-18.02.2013 – судебная урологическая экспертиза подозреваемого №14/13
22.02.2013 – допрос свидетеля Илюхиной
04.03.2013 – допрос свидетелей Треневой, Ражабовой
05.03.2013 – допрос свидетеля Ескиной
12.03.2013 – допрос свидетеля Елдашова
15.03.2013 – допрос свидетеля Шушуновой
20.03.2013 – дополнительный допрос потерпевшей Щербаковой Е.В., где встречается первое упоминание о Трусах
23.03.2013 – получение образцов Щербаковой Е.В. для сравнительного исследования
29.03.2013 – срок задержания продлён на 2 месяца, т.е. до 01.06.2013 г.
Получение характеристик на Ионова А.В. с места жительства и места работы (положительных)
Сбор и получение характеризующего материала на Щербакову Е.В. (в целом положительного, хотя отмечена скрытность и плохая успеваемость)
02.04.2013 – допрос свидетеля Зениной
09.04.2013 – допрос свидетелей Моисеева А.В.. Мелешкиной Л.В.,
10.04.2013 – осмотр одежды Ионова и Трусов
11.04.2013 – выемка медицинской карты Щербаковой Е.В.
16.04.2013 – заключение психолого-психиатрической экспертизы Ионова А.В., №383/a
18.04.2013 – заключение психолого-психиатрической экспертизы Щербаковой Е.В., №387/a
30/04-13/05 2013 – судебно-биологическая экспертиза вещ.доказательств №1379, обнаружившая «сперму» на Трусах.
31.05.2013 – срок задержания продлён на 2 месяца, т.е. до 01.08.2013 г.
03.06.2013 – обыск в автомобиле. Выемка автомобильных чехлов. Осмотр чехлов
05-07.06.2013 – биологическая экспертиза №1740 двух чехлов из автомашины, не обнаружившая ничего похожего на следы преступления.
10-27.06.2013 – молекулярно-генетическая экспертиза №1802, подтвердившая, что «сперма» на Трусах Потерпевшей принадлежит Ионову.
15.07.2013 -- Постановление о привлечении в качестве обвиняемого, подпись Дорошенко Н.В.
16.07.2013 – предъявлено обвинение в окончательной редакции. Допрос обвиняемого. Ионов отрицает половое сношение с Щербаковой Е.В.
17.07.2013 – дополнительный допрос Щербаковой Н.А., где она утверждает, что ей неизвестно ни о каких эпизодах изнасилования её дочери, кроме одного.
19.07.2013 – допрос свидетелей Шевченко, Виноградовой, Щербакова В.И.
19.07.2013 – акушерско-гинекологическая экспертиза свидетельствуемой №09/107-1
23.07.2013 – дополнительный допрос потерпевшей, где она отрицает все эпизоды изнасилования, кроме одного.
Осмотр диска с детализацией телефонных переговоров.
Продолжение сбора характеризующего материала на Щербакову Е.В.
Получение характеристики на Щербакову Н.А. с места работы.
26.07.2003 – Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела:
             -- в отношении Ионова А.В. – в связи с отсутствием события преступления (ст.131);
            -- в отношении Щербаковой Е.В. – в связи с отсутствием в её действиях состава преступления (стст.306-307)
а также допрос свидетеля Шушуновой и рапорт о выезде по адресу свидетеля Малова,
29.07.2013 – допрос свидетеля Данилюк
01.08.2013 – срок задержания продлён на 2 месяца, т.е. до 01.10.2013 г.
20.09.2013 – обвинительное заключение
26.09.2013дело направлено для производства дополнительного следствия
30.09.2013 – установлен срок в 1 месяц для исполнения предписаний прокурора. Постановление о производстве предварительного следствия следственной группой в составе: Андронова А.М., Лубенского А.Ю., Никитина М.В., Дорошенко Н.В. Принято к производству.
01.10.2013 – срок содержания под стражей продлён на 4 месяца, т.е. до 10.02.2014 г.
24.10.2013 – дело передано Лубенскому А.Ю.
14-19.11.2013 – в Шилово по поручению Лубенского дополнительно допрошены врачи Мелешкина, Исаева, Сидорова, Моисеев
19.11.2013 – допрос эксперта Курилиной Э.В.
12.12.2013проверка показаний на месте
28.12.2013 – дополнительный допрос Щербаковой Е.В. (где она тщетно пытается убедить в том, что её насиловали)
09.01.2014 – допрос матери обвиняемого
10.01.2014 – согласно указаниям прокуратуры проведена экспертиза половой зрелости 11-г. По результатам экспертизы «оказалось», что за прошедший год с небольшим у Щербаковой Е.В. значительно уменьшились грудь и наружный половой орган, что позволило сделать заключение о её неполовозрелости.
16.01.2014прекращение уголовного преследования в части
17.01.2014 – допрос Ионова, который отказался от дачи показаний по ст.51
2-е Обвинительное заключение
29.01.2014 -- дело направлено для производства дополнительного следствия. В постановлении прокурора отмечено, что обвиняемый подлежит немедленному освобождению.
Возобновление предварительного следствия. Дело направлено Лубенскому и принято к производству.
06.02.2014 – допрос обвиняемого, который заявил, что даст показания позже, в суде.
Ионов освобождён под подписку о невыезде.
24.02.2014 – 3-е обвинительное заключение. Следственные действия окончены.


Дело Александра Артюха

Александр Артюх — каскадёр, сын многократного чемпиона СССР и России по мотокроссу, мастера спорта Игоря Кирилловича Артюха. С 7 лет Александр сам начал заниматься мотоспортом. В 2007 году совместно со своим отцом и старшим братом организовал спортивный клуб XS-motors и стал его президентом.

Александр неоднократно принимал участие в соревнованиях по мотокроссу; на чемпионатах Москвы и области (2011 год, III место), чемпионате России (2011 год), в гонке на приз Русская Зима в Коломне (2008 год, II место). В заездах всегда входил в десятку сильнейших гонщиков России. Кроме того, имеет чёрный пояс по карате, I дан. Занимался профессионально снегоходным кроссом, участвовал в чемпионатах России за спортивную команду Олимп. Неоднократно принимал участие в съемках кинофильмов, телесериалов и ТВ-шоу в качестве каскадера. Каскадер таких кинопроектов, как Дневной Дозор, Умножающий печаль, Бальзаковский возраст, или Все мужики сво..., и других.

В августе 2011 года Александр женился на своей возлюбленной, Екатерине Бухтияровой

В ночь с 8 на 9 октября 2011 года Александр Артюх стал свидетелем уличной драки, в которой оказался замешан его брат. Конфликт между дерущимися произошёл в состоянии алкогольного опьянения. Александр (сам будучи трезвым) стал разнимать драку, чтобы спасти своего брата. Один из участников драки был заколот ножом. В этом убийстве был обвинён Александр Артюх.
Нагатинский районный суд г. Москвы приговорил его к 11 годам лишения свободы. До приговора были отмечены многочисленные нарушения в ведении следствия и судебного производства, отмечены пытки Артюха, шантаж и угрозы. Однако даже после таких действий, Александр не взял на себя вину. Многочисленные эксперты свидетельствовали в пользу обвиняемого. Главная улика — видеозапись драки, где видно, что убийство совершает другой человек, а не Артюх, в суде не рассматривалась.

Уголовное дело Артюха(всего 18 томов) полностью опубликовано. Сам факт опубликования дела служит убедительным доказательством невиновности осуждённгою
-- источник в Википедии

-- сайт, содержащий полную информацию об уголовном деле Александра Артюха


Тархнишвили vs Борщев: Эксперт против Покойника

Как мы рассказали ранее, бывший предприниматель Виктор Гибадуллин оказался жертвой попытки химкинского следствия «раскрыть» двойное убийство. На свою беду, Виктор приобрёл квартиру, а спустя неделю продавец квартиры был найден в канале с пулей в голове. Ранее при невыясниненных обстоятельствах аналогичным образом погиб напарник убитого Борщева – Олег Минаев. Не найдя возможности «повесить» на Виктора Гибадуллина два убийства, следствие обвинило его по ч.4 ст.159 УК РФ, а именно в покупке квартиры у покойника (ведь сам Гибадуллин уже находился к тому времени в СИЗО, не отпускать же!!!).


Но тогда следовало доказать, что Валерий Борщев был мёртв в день заключения сделки, 20 апреля 2012 года, в то время как труп его был обнаружен спустя неделю, 28 апреля.
Collapse )

«Прессовщики» Леонов и Овчинников

по материалам фб-страницы Елены Бутьяновой

Есть такая профессия, оказывается. Выглядят её представители вот так.



Из статьи журналиста «Медиазоны» Марии Климовой (с сокращениями):

После избиения подследственного Александра Бутьянова в ИВС Ачинска объяснения о случившемся надзиратели взяли с двоих осужденных — Леонова и Овчинникова. Зачем вообще подследственного Бутьянова поместили в камеру к осужденным, пока только предстоит разобраться, говорит адвокат Бригадин.

«Как мы потом выяснили, в том числе и при помощи адвокатских запросов, в ИВС Ачинска на тот момент всего было 12-15 отдельных камер. 27 ноября 2010 года, согласно журналу, там было пять свободных камер. Но Бутьянова потом перевели в камеру к осужденным Овчинникову и Леонову, что противоречит закону о содержании под стражей, который запрещает содержать в одной камере подозреваемых по уголовному делу и осужденных, они не могут содержаться вместе», — объясняет адвокат.

Кроме того, неясно, кто и зачем перевел Леонова и Овчнникова в ИВС. Из сопроводительных документов следует, что осужденные были доставлены в изолятор временного содержания по поручению ачинского следователя Сергея Буева, который, однако, утверждает, что такого поручения никогда не давал. Сейчас он на пенсии, однако в разговоре с Еленой Бутьяновой заверил, что ни Леонов, ни Овчинников никогда не фигурировали ни в одном уголовном деле из тех, что он вел.

Примечательно, что Леонов и Овчинников были переведены в ИВС из СИЗО всего на два дня — субботу и воскресенье. Соответственно, никаких следственных действий, о которых говорится в сопроводительных документах, с ними никто не проводил, отмечает адвокат.



Дело Татьяны Сухаревой


источник -- Деловая Трибуна. Перепечатано с небольшими сокращениями
Уголовное дело, поступившее в Пресненский районный суд города Москвы, изобилует нарушениями УПК при составлении обвинительного заключения. Большая часть из них должна была быть очевидна прокуратуре ЮВАО с самого начала, и непонятно, каким образом теперь уже бывшая заместитель прокурора ЮВАО Оксана Иванцова утвердила обвинительное заключение. И как такое обвинительное заключение согласовал ВРИО начальника следственной части УВД по ЮВАО Рачик Франгян? Впрочем, последнему удивляться не стоит – в ответ на жалобу адвоката Татьяны Сухаревой Михаила Трепашкина на нарушение территориальной подследственности, Франгян заявил, что понятия "территориальная подследственность" в УПК РФ не существует.

Начнем с того, что обвинение по уголовному делу № 96410, по которому впоследствии было составлено обвинительное заключение, Татьяне Сухаревой не предъявлялось.

10 июля 2014 г. в день, когда Татьяна Сухарева должна была получать удостоверение кандидата в депутаты Московской городской думы, у нее в офисе был произведен обыск. Было изъято большое количество бухгалтерских документов, агентских, трудовых договоров, учредительных документов.

Изъятую бухгалтерию вывозили на двух машинах. Однако это не помешало следователю УВД ЮВАО Ольге Усольцевой написать в ходатайстве об избрании Сухаревой Т.В. меры пресечения в виде заключения под стражу заведомую ложь о том, будто Сухарева, на тот момент владелец и генеральный директор нескольких ООО, занимавшихся согласно своей уставной деятельности страхованием, предпринимательской деятельностью не занималась.

Бухгалтерии было так много, что осматривали ее целый месяц. Оперуполномоченный Александр Кудряшов и близкие к нему понятые Татьяна Цыбизова и Олеся Чекашкина работали буквально целыми днями.

16 июля 2014 года, Татьяну Сухареву зарегистрировали кандидатом в депутаты Московской городской думы. Так как уголовные дела в отношении зарегистрированных кандидатов в депутаты Московской городской думы подследственны Следственному комитету РФ, 21.07.2014г. уголовное дело № 96410 было изъято прокуратурой ЮВАО из производства УВД ЮВАО и направлено для организации предварительного расследования руководителю в окружное подразделение Следственного Комитета России, в производстве которого оно находилось до 18.09.2014г.

То есть, уголовное дело находилось в СУ по ЮВАО ГСУ СК России по г.Москве, а следственные действия велись в УВД ЮВАО его оперуполномоченным А.Кудряшовым вместе с понятыми О.Чекашкиной и Т.Цыбизовой. Вообще-то это преступление, предусмотренное ст. 285 УК РФ.

Утверждая обвинительное заключение, заместитель прокурора ЮВАО Иванцова этого "не заметила". Хотя именно она изымала уголовное дело № 96410 из производства УВД ЮВАО, потом передавала в отделение Следственного комитета, потом изымала у Следственного комитета обратно и возвращала в УВД ЮВАО. Почему у зам.прокурора ЮВАО не возникло вопросов, на каком основании оперативник УВД ЮВАО осматривал в присутствии понятых изъятые при обыске предметы и документы по делу, которое не находилось у него в производстве? Ответа нет и, скорее всего, не будет.

Дальше начинается самое интересное. Именно после этого осмотра из дела бесследно исчезают около 5 млн. рублей страховых взносов, которые были изъяты во время обысков вместе с выписанными полисами ОСАГО, которые экспертиза впоследствии признает подлинными. Судьба этих денег не известна до сих пор.

В протоколах осмотра проходит всего 850 тысяч рублей, которые -- опять же во время этого осмотра -- были заменены другими купюрами, а самих купюр стало меньше. Это несоответствие впоследствии обнаружит Татьяна Сухарева при ознакомлении с материалами уголовного дела и напишет жалобу все в ту же прокуратуру ЮВАО. И Усольцева с Кудряшовым получат выговор за ненадлежащее хранение вещественных доказательств.

Но вернемся к понятым. Удивительно, что в 24 следственных действиях принимала участие одна и та же пара понятых. Особенно интересна личность одной из них – Олеси Чекашкиной, на тот момент студентки МИИТ, причём не просто студентки, а члена студенческого совета и активистки движения "Молодая Гвардия Единой России". Олеся Чекашкина умудрилась одновременно находиться на следственных действиях и присутствовать на занятиях в МИИТ, который находится не менее чем в двух часах езды от УВД ЮВАО. Во время участия в следственных действиях, совпавших по времени с учебными занятиями, Чекашкина активно постила в социальных сетях свои впечатления от просмотренных фильмов, любовные переживания и фотографии.

По неофициальной информации, Чекашкина подписывала пустые протоколы задним числом, о чем она в кулуарах призналась своему преподавателю.

Обвинение вменяет Сухаревой и другим подсудимым ущерб в размере более 4 млн. рублей. Этот ущерб складывается исходя из того, что подсудимые якобы передали потерпевшим 2 435 полисов ОСАГО.  При этом, согласно постановлениям следователя Усольцевой следствие располагает лишь частью этих полисов (125). Остальными 2 311 полисов следствие не располагает, не известны даже их номера, а сами полисы никто не исследовал.

На экспертизу были переданы 125 полисов, передача которых от обвиняемых к потерпевшим не подтверждена. Акты выемки и изъятия данных полисов отсутствуют,  то есть по закону эти полисы не изымались, и непонятно как оказались в следствии. Есть только протоколы осмотра, которые подписали указанные выше понятые.

Сами полисы тоже исчезли из материалов уголовного дела. Результаты же экспертизы этих 125 полисов следствие почему-то распространило на все 2 435 полисов, которые были предъявлены в обвинении, и из которых был рассчитан ущерб.

Из 125 полисов 120 согласно материалам уголовного дела получено от агента Хорунжиной из Ростова-на-Дону. Согласно ее показаниям, данные полисы ей привезла Инна Зотова, которая представилась сотрудницей страхового брокера "Инселия" из города Москвы. Никто из подсудимых не имеет к страховому брокеру "Инселия" никакого отношения. Расписавшись в актах фамилией Зотова, женщина уехала, а Хорунжина, продав часть полисов, позвонила своей знакомой из фирмы "Инселия", которая сказала, что гражданка Зотова у них не работает.

Удивительное дело, но потерпевшей по делу была признана не Хорунжина, а Тяпаева. Тяпаева -- это настоящая фамилия Зотовой.  Доказательств того, что именно эти полисы Тяпаева получила у подсудимых – таких, как акты приёма-передачи -- в деле нет.

«Потерпевший» Почтеннов показал, что ущерба по вменяемым Сухаревой эпизодам он не понес, поскольку полностью реализовал все полученные полисы и получил за них прибыль в виде агентского вознаграждения в размере более 300 000 рублей. Почтеннов показал также, что полисы он не проверял, их экспертизу не проводил, а про то, что они «поддельные», узнал от оперативных работников.  По вменяемым Сухаревой эпизодам, ни один из полисов Почтеннова не проходил экспертизу. На каком же тогда основании следствие решило, что они поддельные? Ведь Сухаревой была вменена 159-я статья УК.

«Потерпевшая» Ильина в ходе судебного заседания также отрицала причинение ей ущерба. Судья Кудряшова, которая всеми силами пытается спасти обвинение, даже спросила: "Но ведь данное уголовное дело возбуждено, в том числе на основании вашего заявления, а теперь вы отрицаете причинение ущерба, как так?". Ильина также показала, что не проверяла полисы, на экспертизу их не передавала и большую часть продала. В показаниях, данных в ходе следствия, Ильина также отрицала причинение ей ущерба, кроме морального.

При этом, по эпизоду с Ильиной следствие вменяет Сухаревой и ее "подельникам" максимальный ущерб в размере около 2 млн. рублей. Этот ущерб посчитан исходя из того, что по версии обвинения, Ильина получила 991 полис. Из них 985 не осматривалось, на экспертизу не направлялось, следствие ими не располагает.

И еще. Ильина дала показания, что отправила в конверте службы доставки ООО "Мейджор Экспресс" выписанные полисы и наличные деньги. Всего, согласно ее показаниям, было 10 отправок. Адвокат Татьяны Сухаревой Михаил Трепашкин обратился в ООО "Мейджор Экспресс" с адвокатским запросом: допускается ли данной службой доставки пересылка наличных денежных средств? Последовал ответ со ссылкой на правила перевозки грузов, что пересылка наличных денежных средств всегда была запрещена правилами перевозки, и что отправитель об этом предупреждается под роспись. Таким образом, Ильина не могла отправить наличные денежные средства через ООО "Мейджор Экспресс". Стало быть, она присвоила их, а потом написала заявление, чтобы уйти от уголовной ответственности.

«Потерпевшая» Скрипка в ходе допроса показала, что реализовала 205 полисов из 300 полученных, а 95 сожгла. Она, как и все другие «потерпевшие», показала, что полисы не проверяла, а о том, что они «поддельные», узнала со слов оперативников. Актов приема-передачи нет, полисы не установлены, на экспертизу не направлялись. И только по одному-единственному полису, выписанному Скрипкой, следствие сделало вывод, что являются поддельными все 300 полисов.

Сторона защиты обратилась в независимую экспертную организацию с целью проведения независимого бухгалтерского исследования, поставив перед специалистом вопрос – был ли причинен ущерб потерпевшим. Согласно заключению эксперта ни одному из потерпевших ущерб не причинен, все получили прибыль.

Процесс продолжается.