Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь


Правила журнала

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Косвенные нападения на собеседника в инете (П.1.2 из правил этого журнала)

С косвенной, замаскированной бранью сложнее бороться, чем с прямой. На первый взгляд ничего недопустимого нет, а тему в целом становится неприятно читать.


Люди проявляют изобретательность в стремлении оскорбить и унизить друг друга. Однако при внимательном разборе приёмы косвенных нарушений этикета тоже можно выделить.

Список запрещённых приёмов из серии «ругань трусливая, хитренькая, псевдоинтеллигентная»
Collapse )

Записные книжки Владимира Ефимова



Я не нарушаю этой публикацией ничьих прав. Я не разглашаю ничьих адресов, кроме своего собственного. Почему это должно пугать? Наоборот, я вижу в огласке надежду на безопасность.

Опубликованное завещание недействительно, поскольку не заверено у нотариуса. Но почему оно не было заверено?
С какой стороны ни посмотреть -- вопрос. Если Владимир Ефимов выразил свою волю этим завещанием, то почему не заверил? Если же он не намеревался сделать завещание действительным, то зачем написал?

Collapse )

Карагодина Н.А., Лубенский и графолог

Желая знать больше о характере и склонностях адвоката Карагодиной Н.А., мы отправили на анализ графологу следующий документ




и получили совершенно неожиданный ответ. Слово графологу


Карагодина Н.А. -- личность, обуреваемая жаждой внимания, славы, признания, хотя ярких оснований для этого не имеет. В остальном -- человек вполне заурядный и для графолога интереса не представляет А вот сделанная внизу приписка и подпись следователя Лубенского замечательно информативна.


Она раскрывает личность неординарную, сложную. Этому человеку свойственно хорошее самообладание, аккуратность, обстоятельность, склонность к педантизму, внимание к мелочам, способность к концентрации, отличные волевые качества, наблюдательность. У него деловой склад ума, не ведётся на лесть, мышление ясное, чёткое, аналитическое, гибкое, но независимое. Говорит только то, что нужно и сколько нужно. Обо всём составляет своё собственное мнение, и переубедить его можно только очень вескими доводами, фактами. Развита функция защиты. И при всём этом перед нами -- мечтатель. Сидя за письменным столом или полёживая на диване, он может сочинять такие романы, что превзойдёт Жюля Верна, но скромен.


[ Примечание На этот раз графолог и сама задала нам вопрос. Разве в юридическом документе допустимы такие формулировки, как знакомиться не желаю? Не желать можно чашечку кофе. Здесь же можно было бы считать нецелесообразным, неконструктивным, несвоевременным и т.п. и т. д. Человеку, далёкому от юридической практики, данный речевой оборот показался странным.


Нам здесь тоже кое-что странно. Экспертизы -- всё же существенная часть собранных судом доказательств. Более того, это -- единственное доказательство виновности подсудимого в данном деле. Чего стоит адвокат, не желающий с ними знакомиться? Или -- если опытный адвокат с громким именем не желает с ними знакомиться -- то чего стоят такие экспертизы?]



С уважением, графолог для Вас.

... «А потом ди-джею прокусила шею»...

Стало интересно, задумались: чего ради кусалась бухгалтер Люба из этого поста? Что такого она требовала от ди-джея?
Сейчас поисковик даёт ответ на любой вопрос. Я нашла ту песню, которую Люба Иванова так требовала поставить.



Вот и слова этой песни на английском языке:

All God's children need travelling shoes
Drive your problems from here
All good people read good books
Now your conscience is clear,
I hear you talk, girl
Now your conscience is clear

In the morning when I wipe my brow
Wipe the miles away
I like to think I can be so willed
And never do what you say, I'll never hear you
And never do what you say

Look, my eyes are just holograms
Look, your love has drawn red from my hands
From my hands, you know you'll never be
More than twist in my sobriety
More than twist in my sobriety
More than twist in my sobriety

Collapse )

Как я поняла, это – авторская песня. Придумано и спето одним человеком, судя по данным в сети.  Видимо, поэтому песня так впечатляет. Текст весьма сумбурный, особенно в русском переводе. В нём намного больше чувства, чем смысла. Например:

Collapse )

или

Collapse )

В переводах многое сомнительно. Сквозняк в мироздании, роса любви, влага света и тьмы, забытые сны и прочее. Всего этого нет в оригинале. С другой стороны, а чего мы хотели бы? Машинный перевод названия песни вообще звучит как «Крутить в моей трезвости» - неплохо, правда?

Тем не менее, все переводы, даже неточные, передают сущность песни достаточно близко. Это типичная девчачья поэзия – когда ясная простая суть вещей скрыта нагромождением образов и словесными кружевами. Ну а если всё-таки держать свою фантазию в узде? Просто попробовать восстановить смысл – что получится?

На форумах переводчиков целые темы посвящены этой песне. В ней несколько спорных для переводчика мест. Например, я не знаю, что Танита имеет в виду, называя глаза – голограммами. Большинство специалистов сходится на том, что надо сохранять в переводе этот образ. Многие трактуют его также как пустые глаза. Но ведь смысл другой: голограмма – иллюзия, это полное впечатление реальности, за которым ничто не стоит. И как могут быль голограммами лишь глаза, а не весь человек – непонятно. Насколько это было бы технически осуществимо? Впору хоть писать автору в Англию и спрашивать, что она хотела сказать.

Или те же travelling shoes из первой строчки – в переводах сапоги, ботинки и даже кроссовки. Вроде чего проще – слово ясно трактуется всеми словарями. Но и у него есть оттенки. Шлейф ассоциаций за каждым словом, что в английском языке, что в русском – тянется свой. Можно вообще сказать шузы – как бы ближе всех к оригиналу – но восприниматься такое слово в русском языке будет специфически, и весь смысл песни окажется сильно искажён.

В каждом языке своя сетка понятий, и они – не полностью совпадают друг с другом. Говоря, казалось бы, те же слова – город, хлеб, цветы, весна, река, дом – люди разных стран всё-таки немного разное себе представляют. По-хорошему, для перевода следовало бы себе представить, как бы это написал автор, если бы жил в России и говорил на русском языке. Но тогда может получиться, что автор вообще не написал бы этого.

Вот моя попытка пересказать то, что я поняла в песне. Разумеется, это не значит, что мы разучились рифмы подбирать. Просто именно здесь и сейчас делать этого почему-то не хочется.


Всем детям Божьим нужна обувь для странствий.
И не говори тут о своих проблемах.
Хорошие люди читают хорошие книги.
Теперь твоя совесть чиста.
Я слышу, ты говоришь: девочка,
Теперь твоя совесть чиста.

Утром я умоюсь –
И буду далеко-далеко,
Греет меня мысль, что я не стану
Выполнять твои указания,
Слушать тебя не стану,
И слушаться тебя не стану никогда.

Я для тебя - голограмма, я – иллюзия,
Красным шариком твоя любовь выкатилась из моих рук,
Ты для меня – мимолётный каприз,
И ничем иным никогда ты для меня не будешь.

Collapse )

Что же осталось? Банальная история. Кто-то что-то себе позволил, а теперь не хочет и не может за это отвечать. Получилась у них не любовь, не дружба, а так, отношения. Неумение и нежелание понять друг друга, одиночество и амбиции, скука и пустота впереди. Лишённый многозначительных намёков на содержимое выеденного яйца, весь сюжет стал мелким и синюшным, как ощипанная курица.

Так я и не присоединилась к переводчикам. Переводят многие, кто владеет английским и притом хотел бы напевать эту песенку себе под нос. Но тогда, на мой взгляд, лучше уж её на английском и выучить. Есть в ней всё-таки очарование, и мне кажется, что мы с Аськой когда-нибудь придумаем подходящий к случаю танец. Но на русском так, как в оригинале, эта песня всё равно никогда не зазвучит. Это – как пытаться скопировать акварельный этюд тушью и пером. Может быть, выйдет и неплохо, только это будет совершенно новое произведение.


Разговор на кухне

-- Чтобы управлять собственной мечтой, нужны сила воли и трезвый ум, а не «Тойота».
-- Чтобы в ваш дом пришел праздник, нужны мир, любовь и понимание, а не «Пепси-Кола».
-- Чтоб достичь успеха в жизни и карьере, нужно много и упорно трудиться.
-- Деньги не выигрывают. Их не делают, не получают и не находят. Их ЗА-РА-БА-ТЫ-ВА-ЮТ. Точка
-- Чтобы похудеть, надо меньше кушать.
-- Иностранные языки учат не во сне, а в лингафонном кабинете.
-- Не пытайтесь подчинить себе окружающих, если не хотите сделать их всех своими врагами.

И пусть никто, кроме вашей доброй старенькой бабушки, не рассказывает вам сказки.

Здесь собраны разные размышления на общие темы.
-- Про правду, ложь и огонь
-- Может ли журналистика быть нравственной
-- О принципах и природе власти
-- Почему я в церковь не хожу и не пойду
-- О том, чему нас учат домашние животные
-- Все дети похожи на ангелов

Хроника публичного одиночества. Часть 21

Девушка медленно идет вверх по улице Касаткина. Сумочка неудобно болтается у нее на плече. Руки заняты большим, нелепым и бесформенным пакетом, в котором просвечивают очертания наспех свернутого халата. Рядом смутно виднеются тапочки, полотенце, зубная щетка, мыльница, расческа и крем. Маленькая лампа на прищепке. Недоперечитанная книга Стругацких. Антипролежневый спрей. Несколько футболок и трусиков, вперемешку - чистых и грязных. Вскрытая упаковка влажных салфеток и две невскрытых… Санитары собирают в пакет абсолютно всё, что было в палате, вплоть до начатого рулона туалетной бумаги.

Лучше уступите ей дорогу. Она все равно ничего перед собой не видит. И не говорите ей ничего, все равно она не услышит вас. Да и что, какие слова тут можно сказать?

Почти год назад, только в феврале, так же шла и я, и куртка сбоку и один рукав были мокрые насквозь, но я так и не поняла и не вспомнила, почему.

Хроника публичного одиночества. Часть 9

О книгах. Если бы мне только Шварц вспоминался…

Нет. Куда там! Целые книжные щкафы. Не было минуты, чтобы не вертелись в голове чьи-нибудь строчки, причем это вовсе не было чувством нереальности происходящего. Уж куда реальней. Я не видела снов, в которых мы были бы живы и счастливы. Я не покидала реальности ни на мгновение. Вообще не видела Володю во сне, ни тогда, ни потом. Может быть, потому, что он и так, наяву, был все время со мной.

Его вещи. Его компьютер. Его флешка. Его черновики. Его книги…

Его директория, в которую никто, кроме меня, ничего никогда не добавит. Его почта, на которую еще иногда приходили письма, от кого-то, кто еще не знал, как угасшую звезду еще видно в дальних закоулках космоса. И в такие минуты, казалось, что он немножко, в каком-то смысле жив – пока некоторые вещи лежат, как он их оставил, пока работает почта.

Все теперь одному…

И тогда мне стало очевидным, что по ту сторону – правда.

Я видела могилу Джея Гэтсби под проливным дождем. Видела курганы к востоку от Эдораса. Мы любили книги, но слишком несерьезно к ним относились. Мы не знали, что однажды сами шагнем по ту сторону.

Почему никто не избегал меня? Ничего ведь не может быть хорошего в чужом горе. Но ведь нет, наш дом и мы сами словно приобрели привлекательность. И я вдруг подумала, что, наверное, и сама стала чьим-то романом, душещипательной мелодрамой, в которой есть все: и любовь, и счастье, и творчество, и смерть. Так что – публика оценила. Публике это нравится.

Апостол Петр, бери свои ключи – Достойный рая в дверь его стучит.

Да, конечно. Как же я не вспомнила сразу. Какой роман обойдется без гибели хотя бы одного из героев? Не обойдется.

Хроника публичного одиночества. Часть 8

Сейчас Володю иногда называют «русским кем-нибудь» - так принято, когда уходит много сделавший человек. Русским Джеймсом Мосли, например. Но прежде всего он, конечно же, был русским самим собой.

О его заслугах говорят много. Но что-то могу сказать только я. Например, что он был из тех мужчин, о которых говорят, что их нет, не существует в природе. Когда говорилось: за ним, как за каменной стеной. Сейчас модно порассуждать, что таких мужчин больше нет, что они вымерли, как мамонты, либо вообще никогда не существовали. Или, может, были, да только в сказках, мягко говоря, не про нас, бабоньки. Ничего подобного, это – правда, и это про нас.

Володя в принципе никогда не самоутверждался за счет близких. В его жизни не было так, что «два мнения – мое и неправильное»; всегда было множество мнений, и какие-то из них верны. Этого, дурацкого: «Я сказал!» - и кулаком по столу – не бывало в нашей жизни никогда. Он был бесконечно далек от образа неудачника в рваных кальсонах, сидящего на кухне и обвиняющего в своих неудачах всех, кроме самого себя.

Но по справедливости – как правило, он бывал прав. У мужчины более глубокий ум. Так уж заведено природой. Потому даже в тех случаях, когда мне казалось, что он неправ, я уступала и никогда потом не жалела об этом.

Помните, у Шварца:
Разве знают в бедном вашем народе, как можно любить друг друга? Страх, усталость, недоверие сгорят в тебе, исчезнут навеки, вот как я буду любить тебя. А ты, засыпая, будешь улыбаться, и, просыпаясь, будешь улыбаться и звать меня - вот как ты будешь любить меня. И себя полюбишь тоже. Ты будешь ходить спокойная и гордая. Ты поймешь, что уж раз я люблю тебя такую, значит ты хороша. И деревья в лесу будут ласково разговаривать с нами, и птицы, и звери, потому что настоящие влюбленные все понимают и заодно со всем миром. И все будут рады нам, потому что настоящие влюбленные приносят счастье…

Это все – не сказка, это правда. Причем очень точно описанная правда. Будто слово в слово это сказано про нас, и все это было со мной. Хотя иногда, просыпаясь утром, я думала о том, что нет, нереально, человек не может быть настолько счастлив, и становилось страшно от мысли, что когда-нибудь все кончится.<

И теперь, когда уже нет ни его, ни меня (правда? Или это я так случайно оговорилась?), я понимаю, что счастье, как вода, по большому счету никуда не девается. Счастье не исчезает, как сама материя. Если оно было, то все равно навсегда остается с тобой, что бы ни произошло впоследствии. Диковато звучит, но это так.