Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Введение (обновляемое)

Мы сажаем деревья на сухом склоне Тепе-Оба.
Засуха у нас длится уже года полтора. Сосед пробурил скважину глубиной 33 метра -- но вода оказалась солёной.
С горы видно море и город Феодосию. На другой стороне залива угадывается Керчь. Осенью к нам приходят облака. Мы собираем росу и редкие дожди.
Этот журнал сейчас меняется, как и планировалось. Кстати, иногда мы ночуем в городе -- в той самой квартире, которая не досталасьт  семейке Щербаковых и из-за которой было сфабриковано уголовное дело. Получается, что эта беда отняла у нас восемь лежизни. Впрочем, наша жизнь -- марафон, который ещё неизвестно, когда заканчивается.
Основные темы журнала пока прежние:
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Косвенные нападения на собеседника в инете (П.1.2 из правил этого журнала)

С косвенной, замаскированной бранью сложнее бороться, чем с прямой. На первый взгляд ничего недопустимого нет, а тему в целом становится неприятно читать.


Люди проявляют изобретательность в стремлении оскорбить и унизить друг друга. Однако при внимательном разборе приёмы косвенных нарушений этикета тоже можно выделить.

Список запрещённых приёмов из серии «ругань трусливая, хитренькая, псевдоинтеллигентная»
Collapse )

Записные книжки Владимира Ефимова



Я не нарушаю этой публикацией ничьих прав. Я не разглашаю ничьих адресов, кроме своего собственного. Почему это должно пугать? Наоборот, я вижу в огласке надежду на безопасность.

Опубликованное завещание недействительно, поскольку не заверено у нотариуса. Но почему оно не было заверено?
С какой стороны ни посмотреть -- вопрос. Если Владимир Ефимов выразил свою волю этим завещанием, то почему не заверил? Если же он не намеревался сделать завещание действительным, то зачем написал?

Collapse )

Может ли журналистика быть нравственной?

Навеяно этим. Хотя я считаю – не может. Или – может, но только при условии
наличия цензуры и
государственного финансирования.
Остальное такая же утопия, как пытаться одной только молитвой потушить пожар, или вылечить перелом.

Сейчас докажу это. Начнём с терминов. Ключевых понятий здесь два – журналистика и нравственность.
1. Журналистика. Это же не только умение складывать красивые тексты. Высказать в сети своё мнение – полдела. Если вы ведёте журнал о себе и своей жизни, то вы блогер, но ещё не журналист. Вот как я сейчас. Журналистика – это информационная услуга, предоставляемая читателю.

Журналисту платит читатель для того, чтобы что-то узнать. Погодите смеяться и спорить – так задумано. Пока вы делитесь случайно доставшимися вам новостями – вы любитель. Лишь когда вы ищете, анализируете, обрабатываете, проверяете и предлагаете людям информацию – вот тогда начинается профессия. Вы ею живёте и с неё живёте. Лишь тогда уже вы журналист, независимо от образования, статуса и регалий.
Когда мне пытались пенять отсутствием красной корочки, я смотрела в собственный кошелёк и посмеивалась про себя. В нашем мире всё определяется презренным металлом.

2. Нравственность. В этой профессии она сводится к формуле Не солги. Скошенные к носу от постоянного вранья глаза – профессиональная болезнь не только секретарей.

Причём чаще всего журналисты лгут невольно. От чего не легче никому – ни читателям, ни героям, от тех самых публикаций пострадавшим.
Как это получается? Просто! Не менее 80% трудозатрат при честной подготовке материала – это сбор, поиск и проверка информации. Литературный стиль – не более чем вишенка на торте. По большому счёту, журналисту и не обязательно уметь писать. Есть литературные редакторы. Автор же несёт ответственность за содержание материала.

Но если услуга оплачивается читающей публикой, то скажите мне, как эта публика отличит правду от полуправды? Как она проверит качество потребляемой информации?
Вы правильно догадались.
Никак.
Интересный, захватывающий текст – вот что по-настоящему востребовано.
Ещё публике нравятся тексты, отвечающие её собственным настроениям, оправдывающие ожидания.
Но скажите, если я напишу, что в городе Мухине Саратовской области 70-летняя бабушка родила от внука и оба ушли в соседний монастырь – много ли читателей поедут в Мухин, чтобы лично проверить написанное?
Может быть, возмутятся несколько граждан города Мухина. Если такой город вообще есть, конечно. Но кто станет их слушать?

Но мало того… Предположим, я не злостный лгун. Пусть я и хочу, и могу рассказывать правду и только правду. Тогда не менее 60% процентов всех усилий я потрачу на проверку информации – согласования, читки, встречи, обсуждения статьи вместе с её героями. Они обязательно что-то вспомнят, в чём-то меня поправят. И не раз. На выходе получится по-настоящему качественная статья. Но читатель никак не заметит всей этой работы. Соответственно, у него не будет и желания за неё платить.

Я сейчас оставила в стороне вопросы рекламы, заказных статей, всевозможных кампаний и прочего. Я оставила в стороне главное – то, что и заказчики, и сами издания на читателя сейчас плевали. Современная журналистика финансируется вообще не читателем. Но даже представив себе журналистику в изложенном выше классическом, незамутнённом рекламой виде – мы поймём, что нравственный журналист был бы тотчас выдавлен из профессии. Потому что за то время, пока он готовил бы одну статью, его менее нравственный коллега сделал бы двадцать. Нравственная журналистика не способна никого прокормить. Она может быть только увлечением очень богатых людей.

Кто-нибудь поспорит со мной? Я сама очень хотела бы, чтобы мне возразили.

Карагодина Н.А., Лубенский и графолог

Желая знать больше о характере и склонностях адвоката Карагодиной Н.А., мы отправили на анализ графологу следующий документ




и получили совершенно неожиданный ответ. Слово графологу


Карагодина Н.А. -- личность, обуреваемая жаждой внимания, славы, признания, хотя ярких оснований для этого не имеет. В остальном -- человек вполне заурядный и для графолога интереса не представляет А вот сделанная внизу приписка и подпись следователя Лубенского замечательно информативна.


Она раскрывает личность неординарную, сложную. Этому человеку свойственно хорошее самообладание, аккуратность, обстоятельность, склонность к педантизму, внимание к мелочам, способность к концентрации, отличные волевые качества, наблюдательность. У него деловой склад ума, не ведётся на лесть, мышление ясное, чёткое, аналитическое, гибкое, но независимое. Говорит только то, что нужно и сколько нужно. Обо всём составляет своё собственное мнение, и переубедить его можно только очень вескими доводами, фактами. Развита функция защиты. И при всём этом перед нами -- мечтатель. Сидя за письменным столом или полёживая на диване, он может сочинять такие романы, что превзойдёт Жюля Верна, но скромен.


[ Примечание На этот раз графолог и сама задала нам вопрос. Разве в юридическом документе допустимы такие формулировки, как знакомиться не желаю? Не желать можно чашечку кофе. Здесь же можно было бы считать нецелесообразным, неконструктивным, несвоевременным и т.п. и т. д. Человеку, далёкому от юридической практики, данный речевой оборот показался странным.


Нам здесь тоже кое-что странно. Экспертизы -- всё же существенная часть собранных судом доказательств. Более того, это -- единственное доказательство виновности подсудимого в данном деле. Чего стоит адвокат, не желающий с ними знакомиться? Или -- если опытный адвокат с громким именем не желает с ними знакомиться -- то чего стоят такие экспертизы?]



С уважением, графолог для Вас.

... «А потом ди-джею прокусила шею»...

Стало интересно, задумались: чего ради кусалась бухгалтер Люба из этого поста? Что такого она требовала от ди-джея?
Сейчас поисковик даёт ответ на любой вопрос. Я нашла ту песню, которую Люба Иванова так требовала поставить.



Вот и слова этой песни на английском языке:

All God's children need travelling shoes
Drive your problems from here
All good people read good books
Now your conscience is clear,
I hear you talk, girl
Now your conscience is clear

In the morning when I wipe my brow
Wipe the miles away
I like to think I can be so willed
And never do what you say, I'll never hear you
And never do what you say

Look, my eyes are just holograms
Look, your love has drawn red from my hands
From my hands, you know you'll never be
More than twist in my sobriety
More than twist in my sobriety
More than twist in my sobriety

Collapse )

Как я поняла, это – авторская песня. Придумано и спето одним человеком, судя по данным в сети.  Видимо, поэтому песня так впечатляет. Текст весьма сумбурный, особенно в русском переводе. В нём намного больше чувства, чем смысла. Например:

Collapse )

или

Collapse )

В переводах многое сомнительно. Сквозняк в мироздании, роса любви, влага света и тьмы, забытые сны и прочее. Всего этого нет в оригинале. С другой стороны, а чего мы хотели бы? Машинный перевод названия песни вообще звучит как «Крутить в моей трезвости» - неплохо, правда?

Тем не менее, все переводы, даже неточные, передают сущность песни достаточно близко. Это типичная девчачья поэзия – когда ясная простая суть вещей скрыта нагромождением образов и словесными кружевами. Ну а если всё-таки держать свою фантазию в узде? Просто попробовать восстановить смысл – что получится?

На форумах переводчиков целые темы посвящены этой песне. В ней несколько спорных для переводчика мест. Например, я не знаю, что Танита имеет в виду, называя глаза – голограммами. Большинство специалистов сходится на том, что надо сохранять в переводе этот образ. Многие трактуют его также как пустые глаза. Но ведь смысл другой: голограмма – иллюзия, это полное впечатление реальности, за которым ничто не стоит. И как могут быль голограммами лишь глаза, а не весь человек – непонятно. Насколько это было бы технически осуществимо? Впору хоть писать автору в Англию и спрашивать, что она хотела сказать.

Или те же travelling shoes из первой строчки – в переводах сапоги, ботинки и даже кроссовки. Вроде чего проще – слово ясно трактуется всеми словарями. Но и у него есть оттенки. Шлейф ассоциаций за каждым словом, что в английском языке, что в русском – тянется свой. Можно вообще сказать шузы – как бы ближе всех к оригиналу – но восприниматься такое слово в русском языке будет специфически, и весь смысл песни окажется сильно искажён.

В каждом языке своя сетка понятий, и они – не полностью совпадают друг с другом. Говоря, казалось бы, те же слова – город, хлеб, цветы, весна, река, дом – люди разных стран всё-таки немного разное себе представляют. По-хорошему, для перевода следовало бы себе представить, как бы это написал автор, если бы жил в России и говорил на русском языке. Но тогда может получиться, что автор вообще не написал бы этого.

Вот моя попытка пересказать то, что я поняла в песне. Разумеется, это не значит, что мы разучились рифмы подбирать. Просто именно здесь и сейчас делать этого почему-то не хочется.


Всем детям Божьим нужна обувь для странствий.
И не говори тут о своих проблемах.
Хорошие люди читают хорошие книги.
Теперь твоя совесть чиста.
Я слышу, ты говоришь: девочка,
Теперь твоя совесть чиста.

Утром я умоюсь –
И буду далеко-далеко,
Греет меня мысль, что я не стану
Выполнять твои указания,
Слушать тебя не стану,
И слушаться тебя не стану никогда.

Я для тебя - голограмма, я – иллюзия,
Красным шариком твоя любовь выкатилась из моих рук,
Ты для меня – мимолётный каприз,
И ничем иным никогда ты для меня не будешь.

Collapse )

Что же осталось? Банальная история. Кто-то что-то себе позволил, а теперь не хочет и не может за это отвечать. Получилась у них не любовь, не дружба, а так, отношения. Неумение и нежелание понять друг друга, одиночество и амбиции, скука и пустота впереди. Лишённый многозначительных намёков на содержимое выеденного яйца, весь сюжет стал мелким и синюшным, как ощипанная курица.

Так я и не присоединилась к переводчикам. Переводят многие, кто владеет английским и притом хотел бы напевать эту песенку себе под нос. Но тогда, на мой взгляд, лучше уж её на английском и выучить. Есть в ней всё-таки очарование, и мне кажется, что мы с Аськой когда-нибудь придумаем подходящий к случаю танец. Но на русском так, как в оригинале, эта песня всё равно никогда не зазвучит. Это – как пытаться скопировать акварельный этюд тушью и пером. Может быть, выйдет и неплохо, только это будет совершенно новое произведение.


Тем временем… Поэт-черносотенец не знает русского языка

Ну вот… Грустно…



Я не знаю, как это комментировать. Не могу одобрить ни того, как поступал и поступает Владимир Ионов, ни того, что хотели сделать с ним.

Для меня пикет, демонстрация, митинг равносильны истошному воплю. Не могу принять этих способов выражения своего мнения. Вижу в них неуважение ко всем, и в первую очередь – неуважение крикуна к себе самому. Голос повышает тот, кто неправ. Я не знаю, как можно проклинать и поносить государство, находясь на содержании (пенсии) у того же самого государства. И как можно что-то там говорить о несовершенстве мира, собственноручно выбрасывая пищевые отходы в один контейнер с пластиком.

Но я не могу и быть судьёй человеку в два раза старше себя.
С помощью плакатов бороться с государством, конечно, нелепо, как и вообще бороться с государством. Но ещё более нелепо бороться с плакатами с помощью ОМОНа, провокаторов и неправого суда. Получается, что обе стороны стоят друг друга. На мой взгляд, наилучшим образом ситуацию отражал бы плакат с надписью «Вовка – дурак!», выклеенной на белом картоне аршинными чёрными буквами. Афористично и универсально. Обе стороны поймут по-своему и, надеюсь, каждая будет довольна.

Но мне кажется, что этот мир поскучнел бы без маргиналов, оригиналов, чудаков… Пусть Ионов-старший неправ и смешон, когда весь в репьях, мокрый и счастливый, пробирается через границу в больничных тапочках. Пусть сама эта граница носит бутафорский характер. Очень это мне напоминает последнее странствование небезызвестного героя. Лишь бы оно вправду не стало последним – как же надоели грустные сюжеты! 76 лет – не шутка. И лишь бы всё это не послужило поводом к новой вспышке вражды на пустом, вообще говоря, месте.

Нам бы ваши проблемы, господа…

Новость о побеге пенсионера облетела Интернет. Некий Илья Р., «православный поэт», откликнулся стихотворением:

Гадит в души миллионов,
Оскорбляя Путина,
Жид с кликухою "Ионов",
Редкая паскудина.

Взять "Ионова" нельзя:
С Ольгой Браун в бункере
"В" Украине заперся,
Пьёт горилку с бруньками.


Это мне Ионов-младший принёс из своего Фейсбука. Он тогда не выдержал и заметил, что зоологический антисемитизм никого не украшает, даже поэта. Ведь если не так, тогда что имеется в виду под словом «жид», употреблённом явно как ругательство, то есть не по адресу (Ионов не еврей) и наряду с «паскудиной»?
Последовал ответ из стана оппонента (от Галины Г., вероятно, поклонницы поэта):
Откуда взялась обидная кличка «жид», которой обзывали жидов в России и некоторых других славянских странах? Отвечает Рав Реувен Пятигорский: "Взялась она непосредственно от нашего еврейского самоназвания «йеуда», которое, пройдя через ряд языков, обзавелось звуком «ж» на месте первой, йотированной гласной. «Жид» это и есть трансформированный Йеуда. Первоначально «жидами» и «жидовинами» нас звали отнюдь не в насмешку. Русское народное название еврея держалось в официальных документах и российском законодательстве вплоть до конца позапрошлого века.", а "в виду" в вашем случае пишется слитно.

Некоторым людям бывает сладко унизить собеседника, указав ему на грамматическую ошибку. Но увы – поэт сел в лужу сам. На что ему сразу же указали и повторили вопрос.

Ответом православного поэта было:
Как ругательство?? Не верите,
Ионов Александр, и учите великий и могучий, правдивый и свободный русский язык!


Вот он, почерк бюрократа и демагога! Человек отвечает уверенно, даже нагло, с напором, только не на то, о чём его спрашивают. Это всё равно, что контролёру в трамвае, на малоприятный вопрос: Ваш билет? – вдруг ответить: Я не курю! – или: Где Вы тут видите собаку? – или: Водку не продам, уже вечер! – или что угодно другое, неважно, что именно. Главное, что отвечать надо громко, агрессивно, решительно, срываясь на крик.

Эта схема весьма популярна у должностных лиц, вынужденных реагировать на обращения и жалобы граждан. Здесь в журнале есть такие примеры, будут и ещё.

Все лгуны и демагоги похожи - от прокурора до поэта.
 

Машкино чудо (Рождественская сказка от Alena Kocheshkova)

Оригинал взят у a_runa в Машкино чудо


Машке было холодно. Мерзли уши и живот, хвост и лапы. Ледяной ветер противно ерошил шерстку. И еще ужасно хотелось есть, за целый день ей не удалось найти ни крошки.
Машку выбросили на улицу несколько месяцев назад, но до сегодняшнего дня у нее получалось найти укромное теплое место, еду, благополучно избежать встреч с врагами и дикими сородичами – они не жаловали Машку, она же домашняя. Впрочем, свой «домашний» период Машка не любила вспоминать, да и кому понравится жизнь в тесной вонючей клетке, где даже воду иногда забывали налить.

Переминаясь с лапки на лапку, Машка тоскливо смотрела на ярко освещенные окна, за которыми веселые нарядные люди что-то ели.
«Хоть бы корочку хлеба…» - подумала Машка, - «Нет, три корочки! И согреться. И… Ой!»
- Гляди, крыса! Противная какая! Сейчас я ее пристукну!
«Вот и все. Зато не замерзну!» - мелькнуло в голове у Машки. Машка была оптимисткой и во всем старалась найти положительные моменты.
Однако болтаться вниз головой, когда тебя раскачивают за хвост, было унизительно.

Внезапно что-то ее сильно дернуло, перед глазами замелькало, и когда Машка пришла в себя, она обнаружила, что находится в темном, но уютном и (о боже, какое счастье!) теплом месте, а именно – за пазухой у человека. Человечки. Или как там правильно называть человеческого детеныша женского пола?
- Янка, беги, а я их задержу!
Машку затрясло. Через некоторое время тряска прекратилась. Машка завозилась, устраиваясь поудобнее. «Еще бы поесть, вот бы она догадалась про хлебушек».
- Быстро ты, и всего один синяк, - прозвучал голос Янки.
- Там какие-то дядьки вышли, и прогнали парней.
- Только что мы скажем маме?
- Правду. Не выставит же она в такой мороз несчастную зверушку.

Шли долго, Машка успела согреться и подремать. Но есть хотелось все сильнее.
- Горе мое, откуда у тебя свежий синяк? – неожиданно прозвучал новый голос.
- Мама, Дениска у плохих мальчишек крысу отобрал, они ее убить хотели, а он спас! – затарахтела Янка.
- Крысу? И куда же вы ее дели? Дайте догадаюсь.
- Мама, она хорошая, и красивая. И потом, мы же не могли ее оставить там замерзать!
- Все понятно. Давайте сюда свою жертву, а сами раздеваться и мыть руки.

Через некоторое время Машка обживалась хоть и в небольшой, но чистой клетке, ей повесили поилку, мягкий гамачок и наконец-то покормили!!
- Пока поживет в этой, а потом купим клетку побольше, - сказала мама.
- А как мы ее назовем? – спросил Дениска.
- Машка! – закричала Янка.
- Хорошее имя, - согласилась мама.
- Вот еще, я думал назвать как-то необычно, Гермионой или Амидалой.
- Ну посмотри на нее, она же вылитая Машка! – упрямилась Янка.
- Машка так Машка, - сдался Денис.
«Откуда они знают мое имя?» - успела удивиться Машка, погружаясь в сон.
Проснулась она от звяканья посуды и громких голосов.
- Дети, садитесь за стол, проводим старый год.
- Мама, а Машка?! Она же теперь тоже член нашей семьи, пусть она тоже с нами встречает Новый год!

Сытая разомлевшая Машка лежала у Яночки на коленях, лениво жмурилась, подставляла под почесывания то одну, то другую щеку, и была несказанно счастлива.
«Не знаю, кто такой этот их Новый год, не видела я, чтоб кто-то приходил, хотя они сказали, что встретили, но, по-моему, мне наконец-то повезло…»

Пропавшая грамота-2. Почти по Гоголю


Химкинская прокуратура теряет уже третье заявление подряд. Имеются в виду заявления Александра Ионова о пропаже вещей, изъятых у него следователем в 2012 году – джинсов синих, куртки зелёной, свитера, футболки, трусов, а также носков льняных грязных серого цвета. Судьба всех этих предметов гардероба загадочна и туманна. То ли они стали вещественными доказательствами, то ли нет. Их не вернули владельцу, но и среди вещдоков их нет тоже. Что же с ними стало? Очевидно, что дело не в материальном ущербе, а в принципе. Как-то неприятно, когда твои вещи болтаются непонятно где.

Но и Химкинская прокуратура тоже, видимо, идёт на некий принцип и отвечать категорически не хочет. Смысл этого пока неясен. Просто месячный срок, отпущенный законом на рассмотрение заявлений граждан, проходит, и снова оказывается, что заявление таинственным образом куда-то пропало.

Гражданин пишет новое. И так уже третий раз.

Да, понятно, что рано или поздно гражданину надоест ждать ответа. На это вся схема и рассчитана. А вот если не надоест, тогда как? Ждём рекорда?

Захотелось ночью ср@ть.
До чего же лень вставать!
Только всё равно придётся –

Ведь само не рассосётся!

Что-то вспомнились мне ЗнаТоКи

может, потому, что давние сказки вдруг ворвались мне в реальную жизнь?

Да уж, Знатоки. А потом Место встречи. А потом – Брат и ещё Брат, представлявшие собой, вообще-то, очень умный и тонкий стёб. Только этого никто не понял. Брата все за чистую монету приняли.

Место встречи – это такая вершина, а потом, увы - и экраны, и литература детективная снова закишели «волками», «мстителями», «крысобоями» и прочей шушерой, готовой заменить собой закон. Ради справедливости, конечно же, и прочих высочайших понятий.

Заглянула в Вики – и оказалось, что серия «Ваша подлинное имя» вышла в 1971 году, а фильм Место встречи изменить нельзя – в 1979. Надо же, а я-то была уверена, что гораздо позже. Может, дело в том, что Жеглов и Шарапов – современны, а ЗнаТоКи смотрятся, как мохнатая советская старина?

А Шарапова-то слушать надо было. Дело говорил Шарапов. Он гораздо больше реалист, чем вам казалось.

Кирпич
Спор Жеглова и Шарапова