Category: медицина

Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь


Правила журнала

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Ругаемся... (П.1.1 из правил этого журнала)

Словесное нападение на оппонента в инете -- это не всегда какие-то особые бранные слова. Как раз сами-то слова не так важны. Отличительное свойство брани другое -- то, что она всегда не по существу.

Кто-то разговаривает матом и чувствует себя прекрасно, а кто-то бывает смертельно обижен словом море или картошка. Слова-маркеры есть. Но это отдельная тема.
Бранное слово отличается от обычного лишь контекстом.

Список запрещённых приёмов из серии «ругань обычная площадная (трамвайная, базарная)»

Collapse )

Завещание Владимира Ефимова

Владимир Ефимов, шрифтовой дизайнер.  1949-2012
Документ, который вы видите,  уже публиковался однажды.

В Хронике Публичного Одиночества есть свидетельства этому. Хронику никто не читал, и писалась она не за этим. Мой ЖЖ был всего лишь бутылкой, брошенной в океан.

Теперь всё иначе, и я вижу смысл, скрытый ранее.
Строки этого завещания написаны осенью 2009 года, в больнице на улице Касаткина, после того, как Володя узнал о диагнозе и о прогнозе врачей. Мне о завещании известно не было. Возможно, о нём не было известно вообще никому -- хотя утверждать это с уверенностью невозможно.

Доктора давали два года, а Володя прожил три. Его целью было успеть как можно больше. Вообще-то он был настроен на смерть ещё раньше рокового диагноза, и  с этим ничего было невозможно сделать. Ещё перед поездкой на конференцию ATypI-2004 у него вдруг вырвалось -- Всегда хотел успеть побывать в Праге! Значит, успею -- и это прозвучало неожиданно зловеще.

Наш счастливый брак строился на признании границ. Я не рисовала шрифты и не ходила на его семинары. Запретила это когда-то себе совершенно сознательно. Пусть маэстро останется собой, я -- собой. В ЗАГСе я сказала: а давай ты сейчас станешь Ваксманом, а я -- Мазуровой? Посмеялись и оставили как есть. Мы вообще много смеялись вместе -- и тогда, и до последней минуты.

Завещание Владимира Ефимова отыскалось ровно через шесть месяцев после его смерти -- 23 августа 2012 года.
Где? А на столе. На его рабочем столе, за которым теперь была я.
Почему оно не нашлось раньше? Думаете, его не искали? Дома на тот момент перебывало множество людей, в том числе все родственники.
Стол, конечно, был завален бумагами самого разного свойства. Вы бы видели этот стол. Но и пересмотрены эти бумаги были наверняка не раз.
Но наткнулась я. Секрет просто -- завещание лежало в папке с медицинскими документами Володи. Кто, зачем станет перебирать результаты анализов, направления, выписки, рентгеновские снимки? Тут любого удержит понятная, естественная брезгливость -- особенно если перед ним документы уже умершего больного.
Заглянуть в ту папку мог только один человек. Только самый близкий. Только я.

Так оно и вышло. Володя знал.

Продолжение следует

У тюрьмы длинные руки!

Оказывается, ФСИН может блокировать телефонные номера родственников заключённых. Это даже, вроде бы, законно, если верить отпискам прокуратуры по надзору за исполнением законов в местах заключения -- ну и самой ФСИН.
Документы опубликованы Юлией Шубиной на сайте Гулагу-- нет!

Collapse )
Поводом ко всей этой истории послужило то, что Юлия неоднократно обращалась с просьбой об оказании своему больному мужу, находящемуся в заключении, медицинской помощи.

Ответ из КП-4. Неожиданность

Неожиданное событие! Прислали по почте ответ из ФКУ КП-4 УФСИН России по Рязанской области. (Однако, совсем недавно это было ФКУ ИК-4. Значит, вот и на бумаге перестали называть эти учреждения исправительными).

Я была уверена, что получить оттуда ответ невозможно в принципе. Но это оказалось не так. Ответ ниже.


Справки (по резутатам Google-поиска):
F43.2 … расстройство приспособительных реакций … реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации … состояния субъективного дистресса и эмоционального расстройства, обычно препятствующие социальному функционированию и продуктивности и возникающие в период адаптации к значительному изменению в жизни или стрессовому жизненному событию … стрессовый фактор может поражать интегральность социальной сети больного (потеря близких, переживание разлуки), более широкую систему социальной поддержки и социальных ценностей (миграция, положение беженца). Стрессор (стресс-фактор) может затрагивать индивидуума или также его микросоциальное окружение.

Нейроциркуляторная дистония по гипертоническому типунаблюдается умеренно высокое систолическое АД, в то время как диастолическое остается в норме или может быть слегка повышено … причины расстройства … никак не связана с органическими поражениями эндокринной или нервной систем … обычные причины …  переутомление … недосыпание … гиподинамия … физическое перенапряжение … длительные эмоциональные нагрузки
Да уж, эмоциональные нагрузки, горе и стресс – это логично. Это можно предположить относительно любого заключённого, даже не разговаривая с ним.

Странно тут другое. Вообще-то первым делом медики рекомендуют по возможности устранить факторы, ставшие причиной заболевания. Но в колонии вместо этого «больного» объявляют склонным к побегу, а затем бросают в штрафной изолятор. Для более успешного лечения?

Что ещё осталось без ответов.
1. Личность загадочного «психиатра». Так оно и предпочло почему-то остаться инкогнито. Почему?
2. Личность не менее загадочного «психолога». Почему «психолог» имеет в колонии такие огромные полномочия? По одному его (её) слову здорового человека направляют к психиатру и одновременно – в обход всех инструкций ставят на три профилактических учёта. Что это? Сведение каких-то личных счётов? Самоуправство? Или всё-таки звоночек от дружков из г.о.Химки Московской области?
3. Наличие документальных подтверждений сказанного. Особенно интересно, неужели Ионов А.В. на что-либо жаловался? Лично мне совершенно очевидно, что этого не было...

Продолжение следует