Category: недвижимость

Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь


Правила журнала

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Автора! Автора!

Мне сейчас часто говорят, что квартирный мотив -- не начальная пружина этого дела. Мало ли квартир продаётся, наследуется, делится? Здесь просматривается иное -- давняя, застарелая семейная ненависть.
Может быть! Семейное дело -- на то оно и семейное дело.
Вот оно -- это сочинение, достойное быть написанным где-нибудь на задней части проезжающей фуры:
Затем Ионов стал говорить мне: Ты прекрасна, само очарование. Я никогда не встречал такую девушку, как ты. Далее Ионов рассказывал мне про мои части тела, какие они прекрасные, в том числе моя грудь. Я стала одеваться. Он не мешал мне одеться, но при этом, когда я одевалась, он очень пристально и внимательно смотрел на меня, как бы пожирал меня взглядом.
Катя Щербакова, 14 лет, дочка риэлтора Щербаковой Н.А., пгт. Сходня Московской области
напомню ещё раз, для справки, если вдруг кто-то о данном факте забыл: по сценарию, вся сцена происходит в салоне легкового автомобиля! ну плохо у сочинителей с фантазией... очень плохо... мои соболезнования...



Говорят, автор всегда похож на своё произведение. Посмотрите на это фото. 1994 год. 28-летняя Наташа вне себя от счастья -- она наконец-то выходит замуж! За Щербакова В.И. -- Вову, как его называют в семье. Но кто эта молодая женщина справа? Отблеск её красоты падает на обезьянье личико будущей риэлторши Щербаковой Н.А.
Это не подруги. Они оказались рядом почти случайно. Просто помогли счастливой невесте сделать красивое фото, и только. Слева -- Елена, подруга двоюродного брата Александра Ионова. Справа -- первая жена Александра Ионова, Светлана.

Когда именно, в какой момент Щербакова Н.А. воспылала ненавистью? Ионов не заметил этого момента. Ему не было никакого дела до серенькой незаметной Наташи и её страданий. И теперь никто не сможет точно сказать, когда в тайных замыслах Щербаковой Н.А. зародился план мести -- будущее уголовное дело, полное безудержных сексуальных грёз.
Остальное -- это уже потом. Со всеми подробностями и подтасовками, рассмотренными ранее.
 

Адвокат Карагодина Н.А. и Трусы Потерпевшей

В возражениях прокурора Солохиной О.В. на апелляцию адвоката Горина есть 2 (два) момента, когда подружка потерпевших -- и по совместительству государственный обвинитель -- не была голословна, а попыталась включить хоть какую-то логику.

Первый момент касается протокола забора образцов для сравнительного исследования, а второй -- протокола выемки Трусов Потерпевшей.
Оба документа имеют ключевое значение для обвинения, и оба вызывают сомнения в части дат. Здесь и там защита имеет к обвинению вопросы, на которые так и не был получен ответ.
В качестве ответа на первый вопрос обвинение попыталось использовать показания перепуганного фельдшера химкинской подстанции Скорой помощи Багровой Е.А., которая так и не вспомнила, где и что подмахнула три года назад по просьбе взяточника-следователя. В этом месте Солохина О.В. делает хорошую мину при плохой игре и притворяется, будто бы слова несчастного фельдшера доказывают подлинность протокола, хотя фактически дело обстоит ровно наоборот.

Посмотрим теперь повнимательнее на второй документ. Вопрос, поднятый в апелляции Горина, состоит в следующем.



иными словами, представитель потерпевшей Карагодина Н.А. не могла участвовать в составлении протокола выемки 2-х женских трусов, который был якобы составлен 18.01.2013 г., поскольку, согласно своему ордеру, вступила в дело только 14.02.2013 г.

Напомню, что пишет по этому поводу Солохина О.В.: Довод стороны защиты о том, что представитель потерпевшей -- адвокат Карагодина не могла участвовать при составлении протокола выемки от 18.01.2013, так как она вступила в дело (согласно ордеру) 14.02.2013 г., не основан на законе.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В то же время ст. 45 УПК РФ, регламентирующая процессуальное положение представителя потерпевшего, не предусматривает для представителя потерпевшего наличия ордера, а лишь ходатайство потерпевшего.


Вот эта статья. В ней действительно не говорится ничего об ордере представителя потерпевшего.
Что ничуть не снимает вопросов, продиктованных здравым смыслом.
Ведь если для участия Карагодиной в процессе её ордер был не обязателен, то зачем она его предъявила и 14.02.2013 г. приобщила к делу?
Более того, если вы поверили и решили, что Карагодина участвует в уголовных процессах без ордера, то вы ошибаетесь. Как бы ни было велико желание помочь ребёнку отомстить, адвокат Карагодина Н.А. без ордера всё-таки не работает.
И данный процесс -- не исключение.

Карагодина Н.А.: тоска и месть. Фото из открытых источников.

Да и вообще, много ли вы видели таких адвокатов, которые, не имея ордера, помчались бы участвовать хоть в каком угодно процессуальном действии просто так, из любви к искусству? Думаю, что не больше, чем грязных трусов, которые хранятся в семье риэлтора Щербаковой Н.А. 6 (шесть) месяцев и не начинают, простите, вонять.

И не бросилось ли вам в глаза, наконец, соответствие этих сомнительных дат: 15 января 2013 года -- протокол несостоявшегося забора крови, 18 января 2013 -- протокол якобы выемки несуществующих Трусов?

Мне кажется уже совершенно очевидным, что ни одной, ни другой процедуры в январе 2013 года не проводилось. Точно так же, как и никаких трусов в чемодане никто не находил. Скорее всего все названные документы были состряпаны вместе с экспертизой в апреле-мае 2013 года.

Было бы, конечно, ещё забавнее, если бы протокол выемки Трусов датировался тем же 15-м января. Но следователь Дорошенко, видимо, всё же попытался придать своему творчеству некое внешнее правдоподобие.


 

Дело о Пропавших Трусах. Как это было

У меня здесь несколько версий того, как и для чего всё это случилось. Источники ограничены. Есть сам Ионов – его прямой и честный рассказ. Есть дело и документы в нём – отчасти весьма загадочные. Никаких контактов со Щербаковыми нет. На вопросы они не отвечают. Из их показаний, записанных судьями и следователями, ясно только то, что они почему-то очень много врут.

Сейчас мне понятно примерно следующее:
Ионов А.В., инженер завода по ремонту электроподвижного состава Московского метрополитена (ЗРЭПС), ранее никогда не привлекавшийся к уголовной ответственности, имевший прекрасные отношения с коллегами по работе и знакомыми по месту жительства, в 2012 году не был официально женат, детей не имел, проживал с престарелой матерью и братом-инвалидом в 3-комнатной квартире в Москве. В собственности матери Ионова А.В., художника Нины Щербаковой-Ионовой, находились их квартира в г.Москва, а также перешедшая к ней по завещанию квартира в г.Феодосия. Александр Ионов был единственной опорой своей семьи, а также основным наследником семейного имущества.
Осенью 2012 года Александр был оболган родственниками матери: родным дядей Щербаковым В.И., его бывшей женой, риэлтором Щербаковой Н.А., и их дочерью Щербаковой Е.В. 1998 г.р.
В сентябре 2012 года дочь Щербаковых, которая до этого поддерживала с Ионовым А.В. ровные родственные отношения, обратилась к нему с просьбой о «спасении». 14-летняя Щербакова Е.В. заявила, что у неё дома создалась невыносимая обстановка, мать её избивает, и она намерена сбежать из своей семьи «куда угодно, лишь бы не быть дома». Поскольку о сложных отношениях в семье Щербаковых было давно известно родственникам (родители Щербаковой Е.В. развелись и проживали раздельно), Ионов А.В. поверил девочке. Он попросил своих знакомых в г.Люберцы приютить Щербакову Е.В. на то время, пока семейный конфликт будет улажен. Тем временем родители Щербаковой Е.В. объявили дочь в розыск, несмотря на то, что, как выяснилось впоследствии, поддерживали с ней телефонную связь. Несколько дней Щербакова Е.В. прожила в квартире знакомых Ионова А.В., где несколько взрослых людей уговаривали её вернуться домой. На все уговоры Щербакова Е.В. отвечала слезами и угрозами сбежать так, что её «никто никогда не найдёт». Поздно вечером 29 сентября Ионов А.В. привёз Щербакову Е.В. в больницу для оказания неврологической помощи, где их обоих немедленно задержала полиция. Перед представителем полиции Щербакова Е.В. сделала заявление, что Ионов А.В. изнасиловал её две недели назад.

После этого дело закрутилось, и его до сих пор не могут закрыть. По ссылкам подробности:
-- Статистика.
-- Хроника. Только факты
-- Наша петиция
-- Что было известно Александру Ионову
-- Первая версия «похождений потерпевшей»
-- Остальные версии «похождений потерпевшей»
-- Полная версия «похождений потерпевшей»
-- Дополнительные версии «похождений потерпевшей»
-- Неожиданные подробности «похождений потерпевшей»
-- Ещё более неожиданные подробности «похождений потерпевшей»