Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Введение (обновляемое)

Мы сажаем деревья на сухом склоне Тепе-Оба.
Засуха у нас длится уже года полтора. Сосед пробурил скважину глубиной 33 метра -- но вода оказалась солёной.
С горы видно море и город Феодосию. На другой стороне залива угадывается Керчь. Осенью к нам приходят облака. Мы собираем росу и редкие дожди.
Этот журнал сейчас меняется, как и планировалось. Кстати, иногда мы ночуем в городе -- в той самой квартире, которая не досталасьт  семейке Щербаковых и из-за которой было сфабриковано уголовное дело. Получается, что эта беда отняла у нас восемь лежизни. Впрочем, наша жизнь -- марафон, который ещё неизвестно, когда заканчивается.
Основные темы журнала пока прежние:
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Праздник к нам приходит…

12 января - День работников прокуратуры. Сегодня исполняется 294 года со дня создания надзорного органа Петром I в 1722 году.
В профессиональный праздник мы желаем всем работникам прокуратуры профессиональных успехов!

Между тем, словно по заказу, именно в этот день Прокуратура Московской области порадовала нас ответом. Это ответ на наши многочисленные заявления в Прокуратуру г.о.Химки - и, соответственно, на одно заявление в Прокуратуру МО. Приводим полученный документ ниже.


Разговор на кухне

-- Чтобы управлять собственной мечтой, нужны сила воли и трезвый ум, а не «Тойота».
-- Чтобы в ваш дом пришел праздник, нужны мир, любовь и понимание, а не «Пепси-Кола».
-- Чтоб достичь успеха в жизни и карьере, нужно много и упорно трудиться.
-- Деньги не выигрывают. Их не делают, не получают и не находят. Их ЗА-РА-БА-ТЫ-ВА-ЮТ. Точка
-- Чтобы похудеть, надо меньше кушать.
-- Иностранные языки учат не во сне, а в лингафонном кабинете.
-- Не пытайтесь подчинить себе окружающих, если не хотите сделать их всех своими врагами.

И пусть никто, кроме вашей доброй старенькой бабушки, не рассказывает вам сказки.

Здесь собраны разные размышления на общие темы.
-- Про правду, ложь и огонь
-- Может ли журналистика быть нравственной
-- О принципах и природе власти
-- Почему я в церковь не хожу и не пойду
-- О том, чему нас учат домашние животные
-- Все дети похожи на ангелов

Завтра - в тюрьму

Размещаю пост с небольшим опозданием. Не могла выкладывать его в минуты, пока мы еще были вместе, тем более – в последние минуты. Сейчас можно. Это еще раз о празднике Дня Победы.

Есть какое-то изысканное иезуитство в том, чтобы принести людям горе именно в момент всеобщего праздника. Хотя, может быть, это и случайно так получилось. Да, мы ждали этого каждый день. Его приговорили к самостоятельному следованию в колонию-поселение за счет государства. Мы не знали: что это будет? Как это будет выглядеть? Письмо? Направление? За нами придут? С того дня в конце февраля мы ждали этого каждый день. Мы проживали каждый день, как последний.

Так вот, их в итоге набралось на два полных месяца, этих последних дней.
Было дело – люди и смертной казни месяцами ждали.
И сколько ни жди – все равно поневоле начинаешь жить, пусть и не планируя ничего далее чем на день вперед, пусть и обещания всегда сопровождая словами: если доживем, если сможем. Никто из друзей, знакомых не верил, что это случится. Отпустили же. Значит, сами знают, что он – не преступник. Это же слишком  понятно, слишком очевидно. Быть не может. Не верим!

Или, может быть, они ждали, что он сорвется, ударится в бега, свихнется, напьется, разобьет лицо потерпевшей? Подтвердит хоть чем-то свой статус преступника, дабы лживый приговор перестал, наконец, так нелепо висеть в воздухе? Нет, конечно. Им безразлично, что и где там нелепо висит. ФСИН - это вообще другое ведомство. Оставьте, друзья, эту вечную теорию заговора. Тут не умысел, тут равнодушие тупой исполнительной машины, и ничего больше, ничего.

Это был телефонный звонок. Перед самым праздником. Времени собраться – не дали.

Вся Москва одевается флагами. Я смотрю на них сквозь стекло. Я уже начинаю бояться всенародных праздников. Володя умер 23 февраля 2012 года. Александр Ионов должен ехать на поселение 9 мая… Даже мою Алму отравили в ночь с 12 на 13 июня. Какая-то адская свистопляска… Исправление осужденного невозможно без изоляции от общества…

Какое исправление, людоеды? Мы только начали исправлять свою жизнь. После вашего СИЗО, после моей больницы, после того, как смерть похозяйничала у меня в гостях. Вопреки вам всем, в течение двух последних месяцев мы строили свое счастье. Потому что счастливыми – рождаются, а вы не знали?

Из каждой машины звучат гимны Победы. Всем раздают флаги и георгиевские ленточки. Праздник. Только он не для нас. Не для нас!

Георгиевская ленточка чиркнула по лобовому стеклу. Она, видимо, оторвалась от какой-то машины. Подхваченная ветром, она перелетела поток, упала и затрепетала на обочине, словно пережившая зиму бабочка-крапивница.

Я крикнула: Тормози! Александр – водитель от Бога. Это видно по каждому движению, по тому, как он выводит Мерседес на обочину, как твердо и плавно гасит скорость, как сдает назад. Я приладила ленточку и мы поехали дальше.

VI.

Взывают к мести давние облавы,
И страшен лес, встречающий грозу,
Под белым небом - чёрный. На весу
Дрожат и ноют комаров оравы.

Кто говорит, что травы ждут косу,
Что зелень беззащитна - те неправы,
Те не дышали огненным расплавом
В притихшем перед бурею лесу!

Идёшь - и в ямке каждого следа
Встаёт немедля чёрная вода,
И воздух наполняется отравой,

И лес не слышит слов моих о том,
Что я лишь гость на празднике лесном,
И что не нужен мне трофей кровавый.

Хроника публичного одиночества. Ночь.на 1 января

Вот и год заканчивается. Вот и мы с тобой провожаем этот страшный год. Знаешь... а я начинаю все забывать. Причем очень быстро, так, будто кто-то проводит мокрой тряпкой прямо по моей памяти.

Где-то - праздник. В окно доносятся звуки салютов. И елки у кого-то в окнах мерцают... Хотя нет, это милиция проехала, они сейчас усиленно патрулируют улицы.

А здесь нет совершенно никого. Мир видится так, будто я смотрю на него через толстое, мутное стекло. Пойду пол в коридоре помою, что ли.

Как-то летом, когда я ехала мимо твоей больницы, со мной первой поздоровалась солидная дама постарше меня. Я ее тогда не узнала и только потом вспомнила, кто это. Еще бы - мы же с ней видели друг друга один раз в жизни. Это была заведующая патологоанатомическим отделением. Тогда, 22 февраля, она без церемоний и намеков прямо сказала мне: что ты умираешь. А я ей ответила точно тем же тоном, что да, знаю, но все-таки, может быть, мы еще поцарапаемся. А потом я ждала в коридоре, пока мне дадут образцы, и мимо меня сновали женщины, обсуждая. что они подарят своим коллегам мужского пола. Работники морга тоже готовились к празднику.

А что Новый Год? Условность это. Кто-то празднует его весной, когда все обновляется. Кто-то - осенью, когда урожай. Для кого-то это - обычная ночь, только шумная. В детстве на вокзалах я любила смотреть на электронные часы и ловить момент. когда цифры округлятся. Меня прямо-таки сводила с ума эта синхронность, то, как они менялись все сразу,. Только что была девятка, а стал ноль, и вместо цифры рядом - тоже ноль, и я все старалась поймать взглядом все эти изменения сразу, но у меня не получалось. Это было безумно давно, когда все были живы.