Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Введение (обновляемое)

Мы сажаем деревья на сухом склоне Тепе-Оба.
Засуха у нас длится уже года полтора. Сосед пробурил скважину глубиной 33 метра -- но вода оказалась солёной.
С горы видно море и город Феодосию. На другой стороне залива угадывается Керчь. Осенью к нам приходят облака. Мы собираем росу и редкие дожди.
Этот журнал сейчас меняется, как и планировалось. Кстати, иногда мы ночуем в городе -- в той самой квартире, которая не досталасьт  семейке Щербаковых и из-за которой было сфабриковано уголовное дело. Получается, что эта беда отняла у нас восемь лежизни. Впрочем, наша жизнь -- марафон, который ещё неизвестно, когда заканчивается.
Основные темы журнала пока прежние:
promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Дело Александра Бутьянова

Александр Бутьянов оказался в ненужном месте в ненужное время. Будучи знакомым с жертвой преступления, он стал подходящей кандидатурой для "разработки". Остальное же, по мнению следствия, было делом техники. Техники пыток.

Ссылки на подробности по делу:
-- История, рассказанная Алексеем Федяровым
-- Программа "Народный контроль" о деле Бутьянова
-- Медиазона, 17 ноября 2016: Папа в командировке ...
-- Петиция в защиту Александр Бутьянова
-- Помогите наказать оборотней в погонах! (видео)
-- Доска Почёта: прессовщики

Рак последней стадии излечим. Только всем ли это нужно?

Не могу удержаться от ещё одного отступления. Статья не новая, и много где есть. Ссыль http://www.liveinternet.ru/users/light2811/post309076941/

Эта статья попалась мне года два назад. Но было поздно. В жизни всё обратимо и более-менее поправимо, кроме смерти.
Люди же по-разному реагируют на приговор врачей. Нам тогда сказали, что сделать нельзя ничего. Вообще. Можно химию, но она не поможет. Можно операцию, но она не поможет тоже. И тогда я сделала, наверное, единственное, что мне оставалось. Я просто не поверила им.
Мы прожили последние два года в полную силу, почти как здоровые люди.
Хотя да… Два года вообще-то превратились в три. Но ведь всё равно это так ничтожно мало!
Я в то время вся состояла из одного внутреннего вопля: НЕЕЕЕТ!!!! Как это бывает в голливудских фильмах – видели? Когда в самой жуткой ситуации герой с отчаянным криком - NO!!! – прорывается сквозь полчища монстров, взрывы и огонь.
Только вот жизнь не кино. Ничего в ней криками не решается.

С тех пор я не могу слышать избитой фразы Главное – верить. Ложь! Вы это сами-то пробовали или так, книжек почитали?
Да, я верила. Моя вера кончилась февральским вьюжным вечером на автобусной остановке возле Северного рынка, где меня застиг телефонный звонок.

С тех пор умерли от рака ещё несколько знакомых мне прекрасных людей. А уж призывы о помощи от людей незнакомых попадаются почти ежедневно.

Но я никому не отправила эту статью и не запостила в комментариях. Очень не хотела нарываться на грубость в ответ. Только тем, кто был лично знаком, я её давала с извинениями в распечатанном виде. И спасибо, что не обматерили, что сдержали раздражённое слово – ладно, что уж с дурочки взять? Нет бы лучше денег догадалась перевести больному!

Люди очень не любят, когда их ставят в неудобное положение. Ещё меньше они любят, когда это положение выявляет их истинные чувства и мысли. Вместо самоотверженной любви так неловко видеть банальную усталость, раздражение из-за  разладившегося быта, досаду на потерянное время, деньги, силы; постыдное нетерпение, затянувшееся ожидание и малоприличные мысли о том, как все будут устраиваться после. Людям очень бывает неприятно, когда на свет выходит то, в чём они стыдятся признаться даже сами себе.

Ведь методика адски трудоёмка. Есть прекрасное выражение – поделиться жизнью. К стыду своему я не помню, кто пустил его в обиход. Каждый ли готов посвятить своё время, свою жизнь другому человеку полностью, на долгие месяцы? Так, что вместо всего, что вы любили – только бдения рядом с кроватью, грязь, кал, клизмы по расписанию, руки, оттянутые авоськами с овощами, тщательный, ежечасный мониторинг состояния близкого человека. Лучшее, что будет – это разговоры, общение. Вы готовы подписаться на это?

Мало кто готов. Например, родственники одного прекрасного художника, около года назад покинувшего этот мир, очень смущаясь и очень неловко помявшись, всё-таки сказали, что этим никто заниматься не будет.

У него было полгорода друзей. Его именем хотят назвать улицу. На его поминках собралось несколько десятков человек, и это лишь те, кто был удостоен. Но в последние дни своей жизни он был чудовищно одинок.
А быть может, и всю жизнь одинок, хоть и в толпе друзей.
Как и почти все мы.
Как-то так.

 

Хроника публичного одиночества. Часть 15

Жизнь – очень ироничная дама. Больше всего она любит посмеиваться над теми, кто слишком в чем-то уверен. Если что-то кажется вам ясным и совершенно очевидным, будьте осторожны! Особенно если какой-то человек выглядит полным дураком или чудаком. Может запросто оказаться, что именно он-то как раз видит дальше и глубже вас, понимает больше, а в дураках… ну, вы поняли…

Есть такие люди, у которых дом блестит и сверкает. Все у них лежит на своих местах. Ни пылинки на красивой модной мебели, в окнах – кондиционеры, на водопроводных трубах – фильтры последней модели.  Вовремя оплачены квартирные счета, а хозяева одеты в новые, красивые и модные вещи. Всё, что устарело, потрепалось или просто не нужно, без раздумий летит на свалку. И неважно, что мусором завалено всё Подмосковье и что в Тихом океане намыло целый остров из пластиковых отходов. Почему это должно их заботить? По их мнению, такие проблемы интересны только малым детям или закоренелым бездельникам – ну и разумеется, тем, кого это профессионально касается.

Наша же квартира была полна самыми невероятными вещами: какими-то рекламными сувенирами, конвертами, листовками, пригласительными билетами, гипсовыми костями, морской галькой, высохшими корнями растений, монетами разных стран, табличками и указателями, в общем, чем угодно, вплоть до фантиков от конфет. На Володином столе можно было производить раскопки: вот прошлый год, вот позапрошлый, а вот это… о! – еще с того времени, как… Когда мы собирались пожениться, Володя предупреждал меня – очень осторожно, конечно же, чтобы я не испугалась. Он предупреждал меня, что он человек со странностями. Проще говоря, придурок. Ну или еще точнее – идиот.

Он-то мне сказал, да только о том, что это неправда, я должна была догадаться сама. Володя просто видел в вещах больше, чем в них видят обычные люди. Более того, это было связано с его профессией. 

Хроника публичного одиночества. Часть 3

Нет, и все-таки – зачем? Нет, ну а вот правда – зачем? Володя в таких случаях всегда отвечал: чтоб было.

Мы, наверное, были странной парой. Мы никого особо не приглашали, когда поженились. Тайны не делали, но и помпы тоже. Это нужно было нам самим, больше никому. Когда нам предложили поменять или оставить свои фамилии, я сказала: а давай по приколу я теперь стану Мазурова, а ты – Ваксман? Посмеялись и оставили все как есть. И у него, и у меня были ведь уже публикации в разных местах под своими именами.

Мы были слишком взрослыми людьми, наверное. Мы были независимы. Например, я никогда не считала его деньги своими. А он говорил, что за свои удовольствия нельзя переплатить. Я не расспрашивала его о знакомых, не требовала отчетов. Наверное, я была плохой женой. Но с другой стороны, на другом человеке он бы и не женился.

Потом я вычитала, что ничто на свете не сближает людей так, как совместные занятия идиотизмом. Вот это точно уже про нас было сказано.

V.

Как полон снов обманчивый покой!
Быть может, здесь - под выворотнем, в иле
Он лёг, согнувшись. Силы изменили,
И уходили медленной струёй.

Он слышал всё на грани забытья.
Кольцо сжималось. Он не мог подняться.
Как блики солнца на листву ложатся,
Как пахнет кровь, когда она - твоя!

Вот почему торжественным венком
Свисают лапы елей! Вот о ком
Заходятся в безмолвном крике травы!

Не называйте мирной сень ветвей!
На языке, невнятном для людей,
Взывают к мести давние облавы.