Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Введение (обновляемое)

Здравствуйте, наши гости и друзья!
Мы -- из параллельного мира. Мы долго мечтали о дне, когда кончится война. Скоро это будет очень добрый журнал. Будут котики, дети, собаки, цветы, любовь и простор. Но пока здесь бегает живность другого рода: судьи, следователи, прокуроры, ФСИН и прочие оборотни в погонах и без. Мы давно утратили надежду, а с ней и страх. Мы в цирке не смеёмся -- у нас цирк собственный, жутковатый, зато свой. Мы давно не смотрим детективы по телеку. Может быть, нам с вами по пути? Мы бываем злыми, зато у нас весело ;)
04.09.2018 г. Александр Ионов приехал из лагеря домой.




Основные темы этого журнала:
-- Сфабрикованные уголовные дела
-- Защита от недобросовестных журналистов
-- Мастерская
-- Школа акварели
-- Собачья площадка
-- Крысиная нора
-- За жизнь
-- Как нам помочь


Правила журнала

promo msannelissa december 3, 2014 02:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо-блок свободен. Добро пожаловать!

Дело о Пропавших Трусах. S против XXL. 18+

Среди девяти экспертиз, имеющихся в деле, есть одна, которую следствие очень не хотело проводить. Это экспертиза половой зрелости потерпевшей №11-г.

На протяжении всего процесса обвиняемый Ионов утверждал, что результаты двух гинекологических экспертиз потерпевшей противоречат друг другу. Защита неоднократно ходатайствовала о вызове в суд всех экспертов и о том, чтобы их одновременно допросили. Такие ходатайства выдвигались во время первого процесса под председательством судьи Морозовой, затем на первом апелляционном суде перед судьёй Лавровой. Суд ходатайства удовлетворял, но всегда частично -- так, чтобы замысел защиты не был воплощён в жизнь.
Суд под председательством судьи Жарких В.А. исключением не стал. На заседание вновь были вызваны только два эксперта. Почему?
Причина в том, что противоречия принципиальны и неустранимы. Они следуют из логики обвинения и получились следующим образом.

В 2012 году формулировка статьи 134 УК РФ отличалась от современной. Преступность деяния определялась не только возрастом потерпевшей, но фактическим не-достижением ею половой зрелости. В жизни, как известно, всякое случается – и ранние браки, и опережающее физическое развитие. Очень важно, насколько фактически несовершеннолетняя готова к интимным отношениям и материнству. Ведь именно здесь и проходит черта, отделяющая мужчину, испытывающего естественное влечение, от извращенца.

Тем не менее, сейчас слова ...с лицом, не достигшим … половой зрелости… -- из статьи 134 УК РФ убраны. Критерием состава преступления оставлен лишь возраст -- младше шестнадцати лет. Это выхолостило смысл статьи закона, зато отправлять людей за решётку стало проще.

Тем не менее, закон в данном случае не имеет обратной силы. Следовательно, экспертиза половой зрелости потерпевшей была необходима. Причём в случае провала судить Ионова А.В. было бы в принципе не за что, независимо от того, что он совершал и чего не совершал.
Возглавлявший на тот момент следствие Лубенский А.Ю. прекрасно понимал, каков будет результат экспертизы половой зрелости Щербаковой Е.В., поэтому проводить её не собирался. Но 29 января 2014 г. и.о.Химкинского городского прокурора «завернул» обвинительное заключение, указав при этом на отсутствие квалифицирующего признака состава преступления, обвинение в котором предъявлено Ионову.
Получалось, что не обойтись-таки без экспертизы половой зрелости.
Сфабрикованное обвинение в очередной раз повисло на волоске.

И свершилось чудо! Экспертизу №11-г Лубенский А.Ю. организовал в последний момент. На документе стоит дата  -- 10 января 2014 года. Как это могло быть, если дело было возвращено для производства дополнительного следствия 29 января (следим за руками)? А вот так вот. Это не последнее чудо и не главное.

Экспертизу половой зрелости потерпевшей Щербаковой Е.В. провела эксперт отделения экспертизы половых состояний ГБУЗ г. Москвы «Бюро СМЭ» А.И.Цуканова. Таким образом, с момента первой судебной гинекологической экспертизы, проведённой в начале октября 2012 г. Эллой Курилиной, по документам, прошёл год и три месяца.

Здесь ссылка на первую экспертизу, а вторая перед нами



Результаты сравнения двух экспертиз фантастичны. То, что в октябре 2012 г. было полушаровидным, дряблым и размерами аж 16 на 17 см, через год с небольшим оказалось конусовидным, упругим и всего-то 10 на 16. В другом месте за прошедший год у потерпевшей кое-что заросло, и уменьшилось с 4,5 см до 3,5 см. Таким образом, организм Кати Щербаковой продемонстрировал чудо возвращения в детство, повернув время вспять в буквальном смысле слова. На славу постаралась эксперт отделения экспертизы половых состояний ГБУЗ г. Москвы «Бюро СМЭ» Цуканова Анна Игоревна!
Только вот на суд потом не пришла. Очень застеснялась чего-то.

Напоследок, вишенка на торте – комментарий заказчицы данного сфабрикованного дела, законного представителя потерпевшей риэлтора Щербаковой Натальи Александровны: Имеющиеся различия в антропометрических данных потерпевшей, отраженных в данных экспертиз 107 и 11-г связаны с тем, что измерения проводились в разное время, физическое состояние потерпевшей изменилось.

Ссылка на источник. Хотите – верьте, хотите – нет.


Дело о Пропавших Трусах. Показания потерпевшей в динамике. 18+

В Деле о Пропавших Трусах выводы суда основаны полностью на показаниях потерпевшей. Очевидцев происшествия нет, а единственное вещественное доказательство не проливает света на время, место и обстоятельства происшествия.
Здесь уже отмечено, что на суде и следствии только правда говорится без подтекста. Показания же «потерпевшей стороны» в нашем деле всегда преследуют цель, а также имеют свои, скрытые причины.
Вот схема изменения основных показаний Щербаковой Н.А., Щербакова В.И. и приёмной дочки Маши Врушкиной в зависимости от менявшихся обстоятельств.

1. 15 сентября 2012 года – 30 сентября 2012 года
Фактическая основа 25 сентября 2012 года Катя Щербакова сбегает из дома. Родители объявляют её в розыск. Катя обнаруживается ночью с 29 на 30 сентября в Шиловском районе Рязанской области, где её задерживают вместе с Александром Ионовым. бстоятельства этого задержания, проведённого без составления протокола, не выяснены до сих пор. Прихватив бывшего мужа Щербакова В.И., приёмная мать девочки Щербакова Н.А. выезжает в Шилово, где немедленно участвует в получении от Кати подробного объяснения.
Объяснение Кати Щербаковой, данное в Шилово:



Особенности и противоречия. Предложил Кате поездку на машине, где она сидела на заднем сиденье. Произвёл семяизвержение в рулон бумажного полотенца.

Возможные причины. Поскольку весь эпизод полностью вымышлен, требовалось объяснить полное отсутствие каких-либо вещественных доказательств - в частности, грязного белья. Отсюда и «рулон бумажного полотенца», каковой рулон впоследствии, разумеется, исчез неизвестно куда.

2. 30 сентября - 1 октября 2012 года
Фактическая основа. Изловив наконец любимую дочку Катю, Щербакова Н.А. узнала от неё важный факт: кроме ночи с 15 на 16 сентября, Ионов мог быть наедине с потерпевшей также 17 и 18 сентября 2012 года, когда Катя Щербакова отсутствовала дома.

Показания



Особенности и противоречия. Прошло немного времени, и большинство деталей «изнасилования в машине» совпадают с предыдущим объяснением. Но на этот раз Ионов ещё и раздевается в машине донага.

Возможные причины. Щербакова Н.А. считает, что любые новые подробности, отягощающие вину Ионова, не будут лишними. Но в этот момент она ещё заботится о правдоподобии всей истории – отсюда, например, слова о том, что Ионов не угрожал девочке. Обвинение ещё не предъявлено, теоретически Ионова могли выпустить – и тогда Щербаковой пришлось бы отвечать за все свои слова. Порядочность и доброта Ионова были слишком хорошо всем известны. По этой причине показания Врушкиной так и не содержат дополнительных обвинений, которые в иной ситуации могли бы в них появиться.

Примечания. Формально все три «эпизода преступления» (в машине, на даче и ещё раз на даче) изложены одним человеком в одно время. Но они разительно отличаются подачей фактов. История об «изнасиловании в машине», скорее всего, придумана заранее, а два «эпизода на даче» - явный экспромт.

Несмотря на отдельные подробности, придающие видимость правдоподобия (цвет постельного белья, туалет на улице, церковь и прочее), эпизоды на даче построены и изложены так, что их невозможно проверить. Ни свидетелей, ни конкретных, проверяемых деталей – ничего. Вероятно, этот рассказ поспешно добавлен уже в Шилово. Его цель – максимально отягчить вину Ионова. Щербакова знает, что главное – придать следствию общий обвинительный уклон. Для этого годятся любые средства. Доказать, что данные эпизоды были – так же невозможно, как и доказать то, что их не было.

Эпизод в машине построен совершенно иначе. В нём продумана каждая мелочь, причём именно в таком подробном виде он записан с самого начала. Вероятно, он сочинялся Щербаковой Н.А. задолго до того, как Машу Врушкину задержали в Шилово. Все дальнейшие попытки следствия уточнить в нём какие-либо детали не проясняют этот эпизод, а напротив, запутывают его и приводят к противоречиям.
Collapse )

Придуманное «преступление» Александра Ионова. 18+

В приговорах, вынесенных Химкинским городским судом в отношении инженера Ионова, совершённое им преступление описано одинаково, следующим образом.


Показания потерпевшей в первом приговоре (18.12.2014):

Её же показания во втором приговоре (18.03.2016)



Тяжёлый стиль изложения приговора и естественное отвращение к теме мешает читать это внимательно. Но если преодолеть отвращение, то видно, как неестественна вся история.

Целью родственников было уничтожить Ионова. Обвинение было решено организовать по ч.3 ст.131 УК РФ (Изнасилование несовершеннолетней Кати). Согласно УК РФ, деяние считается изнасилованием, если:
-- половой акт совершён с применением насилия;
-- половой акт совершён с применением угрозы;
-- половой акт совершён с использованием беспомощного состояния женщины;
-- (в т.ч. в частности) половой акт совершён в отношении ребёнка моложе 12 лет

(считается, что до этого возраста ребёнок по определению беспомощен, стало быть, любой половой акт с его участием есть изнасилование).

То, что никакого насилия к Кате Ионов никогда не стал бы применять, было слишком очевидно всем с самого начала. Да и экспертиза не дала бы соврать. Угрожать Кате, со своей стороны, Ионову тоже было нечем – так что и тут отпадало. И 12 лет ей к тому времени давно исполнилось. Оставалось представить дело так, будто Катя перед Ионовым была беспомощна.

Отсюда и мантра в её показаниях: крепко уснула, сильно болела нога, была в шоке, ослабела, обомлела, испугалась, потеряла дар речи и так далее.
Этой версии Катя Щербакова упорно придерживается на протяжении пяти лет – и в этом смысле её показания действительно «постоянные и последовательные». Сколько б раз её ни ловили на противоречиях, несуразицах и явном вранье, Катя с феноменальным бесстыдством стояла и стоит на своём. Ведь руководят ею две волевые, целеустремлённые гражданки – приёмная мать, риэлтор Щербакова Н.А., и опытная адвокат Карагодина Н.А.

Однако с точки зрения здравого смысла вопросов по данному эпизоду возникает много.
По первому приговору:
-- Длина сиденья-141 см, рост потерпевшей - 153 см, рост обвиняемого - 187 см. Как же эти два человека могли лежать на заднем сиденье в полный рост, да ещё чтобы Ионов куда-то «отодвинулся» после секса?
-- Как технически можно стянуть джинсы с сидящего на заднем сиденье человека, да ещё так, чтобы он при этом не проснулся?


Именно поэтому во втором приговоре, в отличие от первого, сиденья автомобиля оказались разложенными.
Но прочие вопросы остались: По первому и второму приговору:
-- Как можно было, не будучи больной, пьяной или под действием наркотика, уснуть в автомобиле настолько крепко? Машина у Ионова старая. Там даже на разложенном сиденье жёстко, холодно, пахнет ГСМ, т.е. весьма некомфортно?
-- Как девушка могла не проснуться, когда мужчина полез ей в трусы? И не закричать, простите, на всю Сходню?


Притом показания Кати Щербаковой, записанные за нею на суде 14 апреля 2014 года, выглядят прямо-таки дико:


То же на суде 12 декабря 2015 г. (потерпевшей уже 17 лет, но она говорит то же самое):

От холода – проснулась, а от того, что снимали джинсы и трусы – нет!
-- Если болела нога, то, тем более, при снимании джинсов девушка должна была почувствовать боль и проснуться от этого;
-- Как мог Ионов, совершив тяжелейшее уголовное преступление, после этого спокойно уснуть, да ещё прямо на месте преступления рядом с жертвой? Такое случается только тогда, когда преступление совершается в состоянии сильного алкогольного опьянения. Но Ионов А.В. не пьёт ни за рулём, ни вообще, что всем известно. При этом автомобиль, якобы, всю ночь стоял на улице, а стёкла у него не тонированные.

В целом эпизод выглядит так, будто бы его перенесли из одной декорации в другую. Всё это могло бы происходить на широкой кровати, дома. Тогда всё сошлось бы: и крепко уснувшая девушка, и пьяный родственник, давший волю много лет скрываемой страсти, и даже молчание и шок потрепевшей, никак не ожидавшей подобного от близкого и любимого человека. И бежать ей из родного дома, собственно, некуда. И никаких джинсов, которые пришлось бы незаметно (!!!) снимать... Но Ионов никогда не жил в одном доме с Катей, даже временно. Катя Щербакова проживала на Сходне, а Ионов Александр – в Москве. Периодически Ионов приезжал на Сходню к Щербакову В.И., Катиному приёмному отцу, с которым дружил. Но на тот момент Щербаков В.И. был разведён и давно жил отдельно от своей бывшей жены и Кати. Никогда Ионов не пребывал наедине с Катей ни в гостинице, ни в палатке, ни в гостях у родственников. Вот и получается, что никуда, кроме автомобиля, поместить вымышленный сексуальный эпизод было невозможно.

Было бы логичным со стороны следствия провести проверку показаний Кати Щербаковой на месте. Это значит -- воспроизвести происшедшее в том же, или аналогичном, автомобиле. Тогда всё встало бы на свои места. И «проверка» была проведена, даже дважды -- но формально. Её и провели, и не провели. Вместо выяснения заданных выше вопросов (а их задаст любой – и прокурор не глупее журналистов!), потерпевшую просто привезли на улицу Папанина. Вся «проверка» свелась к тому, что Катя показала ручкой то место, где якобы стоял «Мерседес». По ссылке подробности
-- Место происшествия

Никаких иных доказательств данного конкретного эпизода преступления -- кроме слов и жеста Кати Щербаковой -- нет.

Зато есть показания свидетеля, согласно которым, автомобиль Ионова в ночь с 15 на 16 сентября на улице Папанина стоять не мог.
-- Последний свидетель
Несмотря на то, что эти показания согласуются с показаниями других свидетелей, суд не принял их во внимание.
-- Свидетели, не угодные суду

Фактически суд, признавая Александра Ионова виновным и имея в качестве доказательства данные экспертизы Трусов Кати Щербаковой, исходил из предположения, что половой акт между Катей и Ионовым где-то, когда-то состоялся. При этом суд не установил ни истинного места, ни истинного времени, ни истинных обстоятельств деяния, что и скрыл, выдав вымышленный «потерпевшими» эпизод за реально установленный.

Про сиськи, Андрея Бильжо и татуированных собак

UPD Через довольно продолжительное время после публикации данного материала редакция Коммерсанта дополнила статью по ссылке припиской: Акция вызвала возмущение пользователей рунета. Зоосалону пришлось удалить свой аккаунт в Instagram. На самом же деле никакого широкого возмущения никогда не проводившейся "акцией" вымышленного зоосалона, конечно же, не было.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2723416


Говорят, писать в Интернете и не врать – это как себя не уважать. Но вот материал, превзошедший бесстыдством все остальные, за что и замечен:
http://www.kommersant.ru/doc/2723416

Только полюбуйтесь. Прелесть. Это же надо изучать во всех школах журналистики. И на курсах гражданской самообороны читателей – тоже.

1. В первом абзаце (анонсе) непроверяемая информация. Где адрес зоосалона? Где хотя бы его название? Где имя-фамилия директора, его фото и интервью с ним? Где интервью с клиентами? Где фотографии хоть одной-двух татуированных собак?

И еще: автор этой, прости господи, новости, он (она) вообще-то в курсе того, что у собак есть шерсть?
Не, я понимаю, непропечен пирожок, конечно. Времени-то не было. Ко Дню Победы спешили.
И тут же вопрос: они что, дураки – так откровенно врать? Нет. Они вовсе не дураки. Наоборот, они – профессионалы.

2. Первый абзац (анонс) не соответствует содержанию всего материала.

Вообще-то это стандартный журналистский прием: к материалу дается анонс, который выносится на обложку, в оглавление, в меню для удобства читателя. Бегло проглядываем анонсы, если что-то заинтересовало – открываем сам материал и читаем подробности. Если не заинтересовало – не читаем.
Здесь же все немного не так. Ждешь подробностей про зоосалон – тех самых: как называется, где расположен, что говорит директор и т.п. Но вместо этого видишь совершенно другой материал – рассуждения Андрея Бильжо о георгиевской ленточке.
Помните объявление на столбе крупными буквами: СИСЬКИ! – а пониже, обычным шрифтом: теперь, когда Вы обратили внимание на наше объявление, сообщаем Вам, что продается гараж. Иными словами, на заголовок «Андрей Бильжо рассуждает о георгиевской ленточке» вряд ли кликнет столько же пользователей (извините, Андрей Георгиевич!), сколько на жареную новость про татуированных собак. Интересно, каким клеем они тем собакам шерсть обратно приклеивают, после татуировки-то?

3. Материал не рассчитан на дураков. Можете не обижаться. Он рассчитан на занятых, спешащих, усталых и невнимательных людей, читающих новости за полночь. Он рассчитан на тех, кто просматривает только анонсы.

Извините еще раз, Андрей Георгиевич. Но читателю втирали не Вас. Читателю втирали именно выдумку про зоосалон и георгиевскую ленточку. И подсознательную идею о том, что все, кто эту ленточку носит – идиоты, неряхи, бездари, пьянь, совки и т.п. До того дошли, что аж собак татуируют. Это ж надо же! Дикари. Кретины. С ума посходили совсем. В этом взгляды редакции, конечно же, близки к Вашим, иначе Вы им интервью не дали бы.

Та информация, которую мы читаем внимательно, вдумчиво, сосредоточенно и спокойно, нам не опасна. Даже если там изощренная ложь, у нас есть все шансы в ней разобраться. Но по-настоящему опасна та информация, которая мелькает стороной, которую мы пролистываем, не думая, толком даже не обращая на нее внимания. Большинство пользователей инета, у большинства материалов, читает лишь анонсы и заголовки. Да еще ладно бы – читало. Просматривает! И самое страшное то, что, не обращая на информацию должного внимания, мы ее все равно фиксируем, часто –  подсознательно и без критической оценки. Мы не сможем вспомнить потом, откуда это у нас в голове. Слышали? Читали? Рассказал кто-то? Словно голоса в голове у сумасшедшего. Журналистам этот эффект хорошо известен, он просчитан, его преподают. Вот поэтому в Интернете так много беззастенчивой лжи.

При этом, конечно же, часть читателей окажется достаточно вдумчивыми и, скажем так, умственно стойкими, чтобы эти приемы понять. Более того, отвращение, вызванное такими приемами, станет аргументом не против георгиевской ленточки, Победы, России, Путина В.В. и иже с ними, а за них. Думаю, что все это журналисты (точнее, заказчики материалов) понимают прекрасно. Но они точно так же понимают, что вдумчивых (обладающих, так сказать, информационным иммунитетом) людей меньшинство, а меньшинство не делает погоды. Наличие несогласного меньшинства – это неизбежные издержки процесса. И процент несогласных – просчитан. До какой-то степени на меньшинство можно не обращать внимания (вот как, например, соловьевы и морозовы сейчас не обращают внимания на этот журнал). Ну а на совсем худой конец, меньшинство всегда можно физически устранить.

Вот и Химкинский суд в приговоре использовал, может быть, и случайно, те же приемы: в заголовках доказательства, свидетели, а начнешь читать – нет доказательств-то, так, рассуждения случайно притянутых людей ни о чем.

Все вранье похоже. На то оно и враньё.